09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕТИ БЛОКАДЫ

Преподавателю истории Санкт-Петербургского нахимовского училища Валерию Николаевичу Селиванову в 1944-м было четыре года. Сиротой-мальчишкой встретил он день освобождения Ленинграда от 900-дневной блокады.

Валерий был одним из тысячи с небольшим детдомовцев, остававшихся до последнего дня в осажденном городе. Его отец ушел добровольцем на фронт и погиб еще осенью 1941-го. Мать, работавшая на Ждановском хлебозаводе, умерла от голода.
Валерий Николаевич - известный в Санкт-Петербурге общественный деятель. В качестве депутата Ленсовета, а потом городского Законодательного собрания он занимался закреплением статуса блокадников в законах не только Питера, но и всей страны, организацией всесоюзного, а потом международного сообщества земляков, разбросанных от Бреста до Магадана, от Мурманска до Душанбе.
И вполне понятно, почему Селиванов решил издать документальную книгу о судьбе своего поколения. "Стояли как солдаты" - называется она и имеет лаконичный подзаголовок: "Блокада. Дети. Ленинград".
В осажденном Ленинграде детей оказалось более 400 тысяч. Правда, многих, несмотря на все сложности, удалось впоследствии под огнем вывезти на Большую землю, но сколько погибло, а еще больше стало жертвами голода... Ведь и эвакуированные продолжали умирать от дистрофии, что же говорить об оставшихся?
На город уже в самом начале войны обрушились бомбежки и обстрелы. Били немцы без разбору. На их картах в качестве военных объектов были даны школы, независимо от того, размещались ли там госпитали или шли учебные занятия.
И так продолжалось всю осень, зиму, весну. 18 мая 1942 года под обстрел попала школа N 218. Был убит 12-летний Леня Изаров, тяжело ранена Дора Бинамова - она все причитала: "Мама, как же я буду без ножки?.." Истек кровью Лева Генделев, успевший перед смертью сказать: "Проклятый Гитлер!"
Всего в войну в Ленинграде были уничтожены 22 школы, 393 - повреждены.
Число мальчиков и девочек, оставшихся без родительской опеки, росло с каждым днем. 17 имеющихся детских домов уже не могли приютить всех сирот и безнадзорных, хотя к началу 1942 года число мест в них и было увеличено на 2725. С 25 февраля появились приемники-распределители, куда направляли ребят, подобранных в опустевших квартирах и на улицах.
Как свидетельствуют документы, сохранившиеся в детдоме N 51 на Выборгской стороне, его открыли 17 декабря, помещали туда главным образом детей фронтовиков, но были и такие, в записях о которых в графе "родители" значилось - "неизвестны". Некоторым даже имена и фамилии пришлось заново давать. Сберечь их всех было трудно. Правда, начала действовать ледовая Дорога жизни через Ладогу, но продовольствие по ней шло с перебоями, под постоянными налетами вражеской авиации. В мешках с мукой, поступивших тогда в детдом, часто находили пули. К апрелю 1942 года умерли 105 из 434 воспитанников. Умирали воспитатели... А вот с мая стало полегче - остальные выжили, дождались конца войны.
Всего за блокаду в детские дома определили 15 тысяч сирот. Но в не меньшей заботе нуждались и школьники, у которых были родители. И хотя после летней и осенней эвакуации, смертельных месяцев первой, самой страшной зимы классы поредели до нескольких человек, занятия продолжались. На уроках учителя и ученики сидели, не снимая пальто и шапок. Часто приходилось по сигналу воздушной тревоги спускаться в бомбоубежища. Учебу в таких условиях можно тоже считать подвигом ленинградской детворы.
Город как мог заботился о них. 19 января, в самые смертные дни, были открыты 30 столовых для детей 8 - 12 лет. В них давали тарелку супа без вырезки талонов из продуктовых карточек, и это было сделано на три месяца раньше, чем для взрослых. 64 тысячи учащихся получали с той поры усиленное добавочное питание - УДП. Самым ослабевшим детям от 3 до 13 лет начали давать и диетическую пищу. Понятно, усилили паек и для подростков, заменивших отцов у станков, ребят в фабрично-заводских и ремесленных училищах.
С первых дней блокады старшеклассники занимались военной подготовкой, дежурили во время налетов на крышах домов и во дворах - тушили бомбы-зажигалки, следили за соблюдением светомаскировки. А весной даже самые маленькие вышли на расчистку улиц, посадку огородов - грядки вскапывали на любом открытом клочке земли...
- Но вот какое недоумение испытывают сегодня блокадники, которые в те голодные и морозные дни старались учиться на "отлично", выживали в детских домах, потом избавлялись от дистрофии в эвакуации: почему их, приравненных к ветеранам войны, в Законе о ветеранах все же отделили от земляков, награжденных медалями за оборону Ленинграда, что ограничило размер их пенсии? Ведь денежная надбавка для них - не награда. Они просто нуждаются в материальной поддержке подорванного блокадой здоровья...
- Действительно, как показали исследования медиков, начатые сразу после освобождения города от осады и продолжающиеся по сей день, дети и подростки, пережившие блокаду, развивались потом заметно хуже, чем их сверстники из других мест страны. Сказались пережитые тяготы и на их сыновьях и дочерях. Только в третьем поколении природа словно взяла реванш - внуки блокадников росли быстрее своих сверстников. Но надо знать: многие выжившие девочки и девушки вообще не смогли потом рожать, у них сегодня нет не то что внуков, но и детей, способных поддержать их в старости. А им самим на две тысячи вряд ли по карману покупать парное мясо и печенку, свежие фрукты, рекомендуемые врачами...
Конечно, хорошо, что в 2000 году, внося поправку в Закон о ветеранах, Госдума и Совет Федерации РФ предусмотрели дополнительные льготы тем, кто посильно участвовал в оборонных работах, был награжден медалью "За оборону Ленинграда". Но далеко не все, получившие во время войны медаль, сумели собрать требуемые сегодня справки, многие так и не удостоились военной пенсии.
Об этом ветераны-блокадники говорили приехавшему на 60-летие снятия блокады в Санкт-Петербург президенту России Владимиру Путину. Он согласился, что проблема в моральном плане носит общегосударственный характер, существующее положение явно несправедливо. И обещал сформулировать соответствующее поручение правительству. А ведь решать этот вопрос должен не президент, а парламент. Через несколько дней председатель Пенсионного фонда М. Зурабов сообщил в телеинтервью, что найдено "изящное решение" проблемы. Но в чем оно выражается, внятно не объяснил. Ясно, надо считать, сколько денег понадобится, чтобы "не разбалансировать госбюджет" - в Питере с разочарованием услышали эту фразу. Ведь из 268 тысяч оставшихся в Ленинграде блокадников только 65 тысяч были награждены. И вспомним о еще нескольких десятках тысяч ветеранов, которые были вывезены в детстве во все концы страны...
- Считать, конечно, надо. Но вспомним и о другом: после войны питерцы не только восстановили родной город, но и внесли свой вклад в развитие восточных регионов страны, особенно на Севере, начиная с Ухты и Норильска. Там и нынче живут десятки тысяч эвакуированных и сосланных по "ленинградскому делу", их потомки. Так почему бы из золотовалютного фонда, накопленного сегодня благодаря кладовым, раскрытым при активном участии детей блокады, не выделить средства на поддержку их ветеранов-сверстников?
- Видимо, это было бы справедливо. И будем помнить еще о главном: надо, чтобы будущие поколения не только знали всю правду о героической и трагической обороне и блокаде Ленинграда, но и наследовали те качества, которые были у его защитников, даже детей...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников