10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕМЬЯ ОСОБОГО РЕЖИМА

Георгиев Рудольф
Опубликовано 01:01 12 Февраля 2004г.
И мужа, и дочку Оле судьба послала вначале как испытание, потом как награду. И того, и другого она отбила у смерти: девочка умирала в больнице, отвергнутый обществом мужчина с клеймом особо опасного рецидивиста влачил длительный срок в тюрьме.

А Оля жила светлой праведной жизнью, работала няней в детском саду, много читала, помогала друзьям и знакомым и писала возвышенные стихи. Стихи были мелодичны, легко ложились на музыку и нравились настоятелю местной церкви, который издал ее сборник за свой счет. Отправляясь на Рождество Христово нести службу в одну из мужских колоний, отец прихватил в подарок книги Олиных стихов. Так небесного цвета томик попал в руки рецидивиста Сергея Шафрана, на счету которого были десятки дерзких ограблений.
- В душе что-то щелкнуло, - рассказывает Сергей, - я сидел, как обычно, на нарах и резался в домино. И вдруг услышал по динамику стихи, которые после проповеди читал святой отец. Во мне будто свет зажегся, я бросил играть и весь превратился в слух... В тот же день я впервые взял в руки Библию...
Сергей Шафран изменился так резко, что контролеры насторожились - не подвох ли очередной готовит. Его побег, совершенный во время предыдущей отсидки, был в подробностях описан в личном деле. И вдруг циничный, дерзкий рецидивист стал ходить на проповеди, молиться, с неожиданным энтузиазмом работать. В его беспутной жизни было немало женщин, но теперь - незнакомка, которую никогда не видел. Что это? Мечта? Фантазия? Проявив завидное упорство, Сергей раздобыл-таки Олин адрес и написал ей письмо. Она ответила: добрую, отзывчивую девушку не могли оставить равнодушной слова кающегося грешника. Они переписывались полгода, прежде чем Сергей сообщил, что принял крещение и теперь мечтает увидеть сестру по вере на краткосрочном свидании.
Родители Оли, потомственные христиане (дед, священник, был репрессирован), вырастили дочь "не от мира сего". За свои тридцать лет она любила лишь одного человека, да и то издалека, платонически, спиртного в рот не брала и всегда, когда было свободное время, кого-то опекала, спасала, поддерживала. Отказать заблудшему в просьбе она не могла и, прихватив в подарок Библию и сумку домашней выпечки, отправилась в дальний путь.
Колония особого режима показалась ей вратами ада: грязь, крик, мрачные пустые лица, грубость персонала, насмешки - "мужа ловить приехала?" Когда добралась до комнатки, где сидел за стеклом Сергей, перед глазами стоял туман.
- Мы беседовали о вечном - о смысле жизни, доброте и грехе, - говорит застенчиво Оля. - И вдруг он спросил, смогла ли бы я полюбить такого человека? У меня пелена упала с глаз - за стеклом сидел зрелый мужчина - волевое, упрямое лицо, жесткий взгляд, сильные руки, полосатая роба. У меня чуть не вырвалось "нет", но я вовремя сообразила, какой это будет удар по неокрепшей душе, и сказала - "не знаю".
- Никогда в жизни я не видел глаз такой чистоты, - вспоминает Сергей. - Оля буквально источала любовь и милосердие, сострадание и жертвенность. Я понял, что быть с такой девушкой рядом - счастье, и я добьюсь его, во что бы то ни стало.
В прошлом ловкий мошенник, он давно разработал "стратегию" завоевания женских сердец, но теперь ощущал себя неопытным мальчишкой. Три года они писали друг другу длинные искренние письма, Сергей ненавязчиво, но постоянно предлагал Оле руку и сердце.
- Что делать?- спрашивала она родителей. - Он умный, чуткий, с ним интересно общаться, но как решиться на большее?
Схема "вышла замуж - развелась" была для Оли неприемлема, в ее роду венчались раз и навсегда, смиренно терпя невзгоды. "Брак не обязательно дается для твоего счастья", - учила Олю мама, прожившая с мужем в любви и согласии.
- Молись и спрашивай Бога, - посоветовала она дочери, хотя обоим родителям очень не хотелось этого союза: по приглашению старшей дочки семья собиралась на постоянное место жительства в Америку, где сестричка присмотрела Оле и жениха - благонравного верующего мужчину. Но однажды Оля проснулась с ясным пониманием: Сергей послан ей Богом, ее долг - помочь прозревшему грешнику встать на праведный путь. Окончательно развеяла сомнения и дата регистрации брака, назначенная руководством колонии, - 7 января, Рождество Христово.
Такой свадьбы колония для матерых преступников еще не видела: Оля зашла за колючку в кипенно-белом платье и воздушной фате, в отличие от других (сразу видно, бывалых невест), ей было что терять - свободу, невинность, иллюзии на личное счастье. Шафрану оставалось сидеть четыре года, за это время Оля не пропустила ни одного свидания.
... Первое свое преступление Сергей совершил в восемь лет. Учительница пришла к Шафранам и сообщила, что один из двойняшек - хулиганистый Сережа - залез к ней в карман. Позднее он отомстил, пробил ей голову - сбросил с высоты школьной лестницы на голову учительницы тяжелый замок. В 12 лет пытался застрелить брата, с которым появился на свет в один день. Брал кассу, угонял вертолет и новый школьный автобус, дрался с милиционерами... Родители Шафрана относились к обеспеченным людям, так что все свои преступления неуправляемый Сережа совершал исключительно "из любви к искусству".
В зрелом возрасте его "воровской специализацией" стало мошенничество. Приезжал он, скажем, в Винницу, располагался в лучшей гостинице и начинал "вербовать" людей на хорошо оплачиваемую работу на Север. "Жертвами чаще становились небогатые, но порядочные, интеллигентные люди, которым было у кого занять необходимую сумму", - вспоминает Сергей.
А теперь он хочет еще раз побывать в местах своих похождений и попросить прощения у бывших жертв.
О крошечной Ане молодые супруги услышали в церкви. Одна из прихожанок шепнула Оле:
- Давай помолимся за малышку, которую мать, скрывавшаяся от милиции, родила дома и выбросила в туалет. Роженица умерла от потери крови, а девочка 12 часов пробарахталась в жиже, но не захлебнулась, не поранилась, когда работники милиции пытались зацепить ее тяпкой!
Потрясенная Ольга предложила мужу взять младенца себе, и тот, не раздумывая, согласился.
- Я так спешила в больницу, словно несчастная малышка была моей дочкой, - вспоминает Ольга. - Больше всего боялась опоздать, думала, что там стоит очередь из желающих ее удочерить. Но очереди не оказалось. Зато пришлось долго убеждать врачей и опекунские органы, чтобы те разрешили удочерение. Этому мешали судимость Сергея и болезненное состояние ребенка.
- В нашей больнице 20 брошенных детей - возьмите любого здорового, эта все равно умрет! - говорили врачи. Но Шафранов не испугало, что новорожденная перенесла четыре переливания крови, три клинические смерти. После антибиотиков Анин организм разучился переваривать пищу, включая молоко. Они вообще не знали, чем, кроме риса на воде, кормить малышку, которая в семь месяцев не весила и пяти килограммов. Чудо случилось через три месяца после удочерения: малышка поправилась, посвежела и уже ничем не отличалась от своих ровесников.
Но судьба не перестает преподносить молодым все новые и новые испытания. Прошлым летом отец Ольги специально приехал в Украину из США, чтобы помочь молодым построить свой дом. Сосед Сергея по нарам Паша, вслед за ним тоже обратившийся к Богу, после освобождения попросился в семью на постой. Парня взяли жить и работать в строящемся доме, платили по 20 гривен в день, одевали и кормили. Все относились к нему как к родному, и только отец Ольги говорил, что Паша по-прежнему одержим бесом, хотя перестал пить и колоться. В тот вечер Олин отец и Павел беседовали за чаем.
- Давай помолимся, - предложил старик и начал читать молитву. Внезапно парень изменился в лице, схватил первое, что подвернулось под руку - скалку, и остервенело начал бить благодетеля по голове.
Через два месяца, когда Пашу изловили, он ничего не помнил и не мог объяснить случившееся. Вины своей на суде обвиняемый не отрицал и просил приговорить себя к высшей мере наказания, но судебный приговор оказался достаточно мягок, с учетом его раскаяния... А вот определить мотив этого мистического преступления ни следствию, ни суду так и не удалось.
- Мы не держим на него зла, - вздыхает Ольга, - это не он убил отца, а бес, который не захотел его отпускать.
Недавно Оля и Сергей отметили первый юбилей своей семейной жизни. На десятилетие их свадьбы съехались друзья со всей области, а в подарок супругам преподнесли новый сборник Олиных стихов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников