Депутаты предлагают ввести квоту на зарубежное кино

Законопроект устанавливает минимальную долю отечественных фильмов на 2013-й год в 20%. Фото: www.depositphotos.com

Предлагая чужие рецепты для спасения отечественного кино, наши парламентарии его топят


Прошлый год трудно назвать удачным для российского кино. Напомню: ни один наш фильм не вошел в десятку самых кассовых лент, а доля отечественного кино в прокате упала до рекордного минимума — 13,8% от общих сборов. Наша газета едва ли не первой забила тревогу по поводу состояния нашего кинематографа (см. статью «Серенько и средненько» от 19 декабря). Но обозреватель «Труда» не мог тогда предположить, что назревшие реформы в отрасли будут подготавливаться столь стремительно и: столь непредсказуемо.

Так, уже под Новый год над Фондом кино, через который проходят основные денежные вливания в отрасль, стали клубиться тучи. А 29 января этого года его руководитель Сергей Толстиков был смещен со своего поста. Между тем, будучи, в общем, человеком со стороны, он за три года работы смог наладить внятные правила игры в кинобизнесе, положить конец разговорам об откатах в кино. Он смело шел на контакты и дискуссии с оппонентами, выдерживал свою независимую линию в общении с властью и в итоге сумел заслужить уважение большей части профессионального сообщества. Но именно его сделали главным ответчиком за провал неудавшейся киностратегии.

В эти дни Толстиков помогает освоиться в должности новому главе фонда — 33-летнему Антону Малышеву, успевшему поработать и кинопродюсером, и госслужащим. Пока Малышев-джуниор (он сын ректора ВГИКа Владимира Малышева) входит в курс дела, в эти самые дни проходят обкатку всевозможные рецепты спасения отечественного кино. Нередко, увы, один другого радикальнее и экзотичнее.

Так, член думского комитета по культуре Дмитрий Литвинцев (ЛДПР) внес в Госдуму законопроект, который в частности предписывает: доля иностранных картин в российском прокате не может быть выше 20% (сегодня она составляет, напомню, порядка 85%). Эксперты уже шутят, что выполнить это можно будет только в том случае, если Россия в одночасье закроет границы, отрубит интернет и превратится в Северную Корею.

Гораздо более реалистичным, во всяком случае на первый взгляд, кажется подход к ситуации видного единоросса Сергея Железняка. Он внес на рассмотрение два законопроекта, которые, по его мнению, должны помочь нашему кино в «конкурентной борьбе с западной киноиндустрией». Один законопроект устанавливает минимальную долю отечественных фильмов на 2013-й для всех кинотеатров уже, слава богу, не в 80, а всего лишь в 20%. В дальнейшем по замыслу автора эта квота каждый раз будет определяться правительством РФ. Кинотеатры, не соблюдающие норму, будут наказываться штрафом от 100 до 400 тысяч рублей. Другой законопроект Железняка предполагает сохранить существующую ныне льготу на НДС в отношении национальных фильмов и обложить налогом всю иностранную кинопродукцию. Но и эти вроде логичные меры поддержки национального кино вызывают у специалистов нешуточную тревогу. Во-первых, НДС на зарубежные фильмы повлечет за собой повышение цен на билеты, а поход в кино в России, учитывая среднюю зарплату, и так несоразмерно дорог: от 200 до 600 рублей. Стоит ли говорить, что подорожание основной массы билетов обернется оттоком зрителей из кинотеатров, которые и так в среднем заполнены всего лишь на 18%. Во-вторых, зрители давно уже ходят не просто в кино, как в советское время, а на конкретный фильм. И относительная дешевизна билета на картину, условно говоря, Петра Иванова не заставит киномана отречься от мысли посмотреть фильм, скажем, Квентина Тарантино. И в-третьих, у российского кино сегодня попросту нет должного количества (не говоря уже про качество) новых лент, чтобы заполнить искусственно высвобождаемую для него нишу. По мнению известного продюсера Сергея Сельянова, те примерно 30 российских картин, которые представляют коммерческий интерес для проката, никак не могут на сегодняшний день собрать требуемые 20% кассы. Не крутить же в отсутствие достойных киноновинок тонущего «Чапаева» и бородатого (во всех смыслах слова) «Депутата Балтики».

Что же делать? Мириться с тем, что российское кино находится на задворках кинопроцесса в своей же собственной стране? Разумеется, нет. Но квотирование кино — антирыночная по своей природе мера, она противоречит нормам ВТО, куда нас только недавно приняли. А жесткое административное навязывание своих фильмов в ущерб зарубежным может ударить по доходам кинотеатров (многие из них и так живут трудно, их рентабельность составляет 10-15%) и окончательно отвратить зрителя: насильно мил не будешь.

Наше кино может окрепнуть только в реальной конкуренции с мировым кинематографом, считает еще один известный продюсер, Александр Роднянский. Тем более что в недолгой истории российской киномузы был прецедент, когда без всяких квот доля нашего кинематографа в прокате и так составила почти 30%. Это, напомню, случилось в 2005 году. Тогда основную кассу российскому кино сделали два фильма-лидера: «Девятая рота» и «Турецкий гамбит», спродюсированные и мощно раскрученные крупными телеканалами. А к этому локомотиву были прицеплены вагоны с такими разными, но по-своему притягательными для зрителей фильмами, как «Бой с тенью», «Статский советник», «Солдатский декамерон», «Попса». А артхаусные хиты «Коля — перекати поле», «Космос как предчувствие» собирали свою, куда менее многочисленную, но верную паству.

Это и есть путь: снимать больше хороших и разных фильмов. Не 60-70, как у нас повелось в последнее время, а 150-200, как во Франции, где, кстати, вопреки расхожему заблуждению, квот для национального кино нет. «Наша система основана на поддержке и импульсе, но не на запрете», — утверждает вице-президент «Юнифранс» и специалист по российскому кино Жоэль Шапрон. Свою высокую долю в прокате (под 50%) французское кино поддерживает разнообразием и качеством фильмов, умелой пропагандой своих достижений, искренним патриотизмом воспитанной на родном кинематографе публики. Наконец, количеством кинозалов (их во Франции в шесть раз больше, чем в России), в которых можно найти кино на любой вкус. От родных для них Бессона и Брессона до заокеанских блокбастеров и: фильмов Звягинцева, Лозницы, Дворцевого, которые, кстати, во Франции собирают денег больше, чем в России.

Я понимаю: этот путь и далек, и долог, а ввести ограничения и квоты проще, чем, скажем, начать борьбу с пиратством в интернете, чем инициировать строительство кинотеатров в небольших городах, куда вообще никакое кино не доходит — ни российское, ни голливудское. Сергей Железняк надеется, что его законопроекты будут приняты уже нынешней весной. Киносообщество в своей массе надеется, что этого не произойдет вовсе, иначе последствия для нашего кино и наших зрителей могут быть печальными. Если не губительными.

 

kleo 12 Февраля 2013, 18:53
Во Франции фильмы наших режиссеров смотрят больше, чем в России. Это приговор нашей системе кинопроката.
Antuan 12 Февраля 2013, 13:04
Все фильмы висят бесплатно в интернете. Кто будет в этой ситуации ходить в кино? Не случайно заполняемость залов - 18 процентов. Если не будет борьбы с пиратством - не будет и развития кино.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?