05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МОСКВА -ТЕГЕРАН. ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ

Щуров Василий
Опубликовано 01:01 12 Марта 2001г.
В Москву прилетает президент Ирана Мохаммад Хатами. После исламской революции, которая произошла в 1979 году, наши страны ни разу не обменивались визитами на высшем уровне. И вот сейчас пробел восполняется. Как ожидается, будут подписаны межгосударственные соглашения, которые откроют нашим странам путь к стратегическому партнерству в политике и экономике. Об этом материал нашего корреспондента, который накануне визита побывал в Исламской Республике Иран.

В Тегеране уже весна. Вокруг все цветет и зеленеет, как в мае у нас в России. Впрочем, на этом чисто внешние аналогии заканчиваются. На улице сразу ощущаешь, что ты не дома: несмотря на теплую погоду, мужчины в пиджаках и рубашках с длинным рукавом, женщины поголовно в черных платьях до пят и платках, открывающих только лицо. Строгий внешний вид, сухой закон, запрет на эстрадные концерты, развлекательные телепередачи и многие другие ограничения стали обязательны для местных граждан, когда 20 с лишним лет назад в стране произошла исламская революция. Сегодня в Иране фактически две власти - духовная и светская, причем первая во многом определяет круг полномочий второй.
Так что же общего между страной, живущей по строгим канонам Корана, и Россией, провозгласившей 10 лет назад приоритет демократических ценностей? К месту вспомнить, что мусульманское духовенство свергло монархический режим и пришло к власти на волне антишахского и антиамериканского восстания. С тех пор страна находится в конфронтации с США, за что подвергается международным санкциям. Но для нас южный сосед был и остается важным геополитическим партнером. Советский Союз, а затем его правопреемница Россия сумели сохранить с Ираном добрососедские отношения. И это сегодня приносит нам серьезные политические дивиденды.
- До недавних пор Иран председательствовал в организации Исламская конференция и занимал очень взвешенную позицию по Чечне, - рассказывал нам в Тегеране временный поверенный в делах России Михаил Пашков. - Наши соседи стоят на том, что самопровозглашенная "республика Ичкерия" - часть России. Эта позиция помогла не допустить конфронтации между нашей страной и исламским миром.
Вообще нас, оказывается, на международной арене многое объединяет. Россия и Иран одинаково не приемлют экстремизма талибов. Оба государства последовательно выступают против расширения НАТО на Восток и планов глобализации по вашингтонскому сценарию. У наших стран близкие позиции по Каспию, чей статус стал камнем преткновения в отношениях между некоторыми бывшими "братьями по Союзу".
Но особенно перспективно наше сотрудничество в экономике. Под давлением США многие западные фирмы "секвестировали" иранские проекты, а то и ушли из страны. Российские экспортеры получили уникальную возможность для расширения присутствия на местном рынке, и многие ею воспользовались. Так, Газпром с недавних пор участвует в освоении нефтегазовых месторождений на юге страны. Иран занимает второе место по запасам "голубого топлива", и нетрудно предсказать, что сотрудничество в этой области будет определять погоду на мировом рынке энергоносителей. Наши специалисты в Иране возводят и обслуживают теплоэлектростанции. В стадии проработки амбициозный проект строительства транспортного коридора "Север - Юг", по которому грузы из стран бассейна Индийского океана пойдут через Иран, Каспийское море и Россию до Балтики.
А пока самый яркий пример сотрудничества - атомная энергетика. По нашему проекту и нашими инженерами в Бушере строится 1-й блок АЭС. Из двух тысяч российских специалистов, которые сейчас по контрактам работают в Иране, большая часть занята именно на этом объекте.
У бушерской станции, расположенной на берегу Персидского залива, трудная судьба. Начинали ее строить немцы четверть века назад. Заложили и возвели два блока, однако закончить не успели: грянула исламская революция. Потом была ирано-иракская война, стройплощадку бомбили. С тех пор и до середины 90-х годов то, что было сооружено, оставалось бесхозным. И когда на станции впору было поставить крест, поскольку гарантийный срок службы оборудования АЭС рассчитан на 30 лет, иранская сторона предложила России участие в восстановлении 1-го блока. Поначалу предлагалось просто поставить и смонтировать оборудование. Однако скоро выяснилось, что иранская сторона с реконструкцией не справится. Осенью 98-го были внесены дополнения в контракт, после чего уже наши специалисты взяли на себя обязательства по восстановлению объекта Бушер-1.
Строительством пришлось заниматься в экстремальных условиях - все лето сушь и несусветная жара, не всякий крепкий человек ее выдержит. Но главная проблема была в том, что предстояло реанимировать полуразрушенный объект, на который полностью утеряна техническая документация. Вырубали тысячи тонн старых бетонных конструкций и заливали новые, приспособленные под габариты российского реактора. Проверяли состояние всех коммуникаций, а также 40 тысяч единиц оборудования. Наши специалисты провели уникальную операцию по спасению километрового туннеля, предназначенного для сброса воды из системы охлаждения реактора. А в целом 70 процентов узлов и механизмов не выдержали проверку временем. На остальное оборудование, как и на поставленную из России технику, выдали сертификат: будет надежно служить весь гарантийный срок.
- Эта работа уникальна, - говорил нам генеральный директор "Бушератомстроя" Владимир Дудник, у которого за плечами восемь АЭС. - Мы шли как по минному полю, не представляя, какие сюрпризы ждут впереди. Но наши люди справились. Сегодня завершающая стадия строительства, идет подготовка к монтажу реактора.
Реактор по заказу партнеров делают на объединении "Ижорские заводы". По нашим сведениям, в программе пребывания Хатами в России значится посещение этого предприятия. Как ожидается, по итогам визита будет подписан ряд соглашений, которые станут основой долгосрочных экономических связей. Речь идет о военно-техническом сотрудничестве, проектах совместного производства в Иране гражданских самолетов и автомобилей "Газель", а также строительстве новых блоков АЭС. Надо ли говорить, как это важно для российских предприятий? Многие из них сохранили потенциал, но давно не имеют рынка сбыта продукции. Как подсчитали эксперты, на строительстве одной АЭС в России "завязано" около 300 предприятий, проектных и научно-исследовательских институтов. Сотрудничество с Ираном дает им шанс выжить.
НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ СПРОСИЛ У ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ СТОРОН, ЧТО ДЛЯ НИХ ЗНАЧИТ ПАРТНЕРСТВО В СТРОИТЕЛЬСТВЕ АЭС.
Асадулла САБУРИ, президент организации по атомной энергетике правительства Ирана:
- Реконструкция блока Бушер-1 - это штучный проект, ничего подобного в мире не было. Конечно, мы бы хотели, чтобы пуск состоялся раньше, но в любом случае российские специалисты доказали свой класс - качество инженерных и проектных работ очень высокое. Партнеров в атомной энергетике редко меняют, поскольку эта отрасль объективно предполагает долгосрочное сотрудничество. И мы при планировании строительства новых АЭС своим основным партнером считаем Россию.
Виктор КОЗЛОВ, генеральный директор концерна "Атомстройэкспорт":
- После долгого отсутствия Россия вернулась на рынок строительства атомных станций. Мы сегодня возводим два блока в Китае, готовится подписание контракта на строительство АЭС в Индии. Очень хорошие перспективы имеет сотрудничество с Ираном. По заказу партнеров мы сегодня уже готовим технико-экономическое обоснование для новых объектов - Бушер-2 и два блока на другой площадке. Иранская сторона решит, что именно делать в первую очередь, но в любом случае мы рассчитываем стать генеральным подрядчиком.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников