10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕТ МИРА ПОД ОЛИВАМИ

Гусейнов Рафаэль
Опубликовано 01:01 12 Марта 2002г.
Для нас - группы российских журналистов, побывавших недавно в Израиле, поездка оказалась совсем не туристическим вояжем. Хотя и зима в Израиле проходит как хорошее лето в Москве - изредка дожди и нежаркое солнце, туристы, в связи с обострением отношений с палестинцами, здесь редкие гости. Святые места Иерусалима, даже храм Гроба Господня, сегодня непривычно пустынны. У входа на Храмовую гору, где находятся мусульманские святыни - мечети Купол Скалы и Аль-Акса, вооруженные израильские офицеры проводят тщательное изучение личностей входящих - допуск сюда разрешен только мусульманам.

МЕРТВЫЙ СЕЗОН
К сожалению, всеобщая и поголовная бдительность, выливающаяся в "фобию", не помогает. Наутро после прилета в страну словоохотливый водитель по дороге в резиденцию президента решил нам показать место, где час назад неизвестный палестинец пытался взорвать автобус. Полиция и специальные городские службы не успели убрать фрагменты того, что еще несколько часов назад называлось человеком... Нас поразили не столько кровавые останки смертника на проводах, сколько обыденность, привычность происходящего с точки зрения обывателей.
Военные действия серьезно подрывают экономику Израиля. По данным, которые обнародовал Банк Израиля, интифада, продолжающаяся полтора года, уже обошлась Тель-Авиву в 2,8 млрд. долларов. В стране упал экспорт продукции, наблюдается отток инвесторов. Особенно тяжелый удар нанесен по туристическому бизнесу. Безработица за время интифады достигла 10 процентов, на палестинских территориях она превышает 50 процентов.
Большое значение для поддержания экономики страны имеет американская помощь. Израильтяне - люди благодарные, они помнят об этом. Но многих из тех, кто переехал сюда (и особенно в последние годы) тяготит своеобразное нахлебничество, а также отсутствие перспектив на будущее. Некоторые из политиков не самого высокого ранга в частных беседах говорили нам и о том, что нация не может полноценно развиваться, постоянно находясь на острове, окруженном со всех сторон врагами. Не всем здесь нравится и то, что Израиль вынужден следовать в фарватере внешней политики США по многим вопросам, не связанным с конфликтом на Ближнем Востоке.
ТЕНЬ АРАФАТА
Одной из наиболее важных, я бы сказал, примечательных примет нынешнего арабо-еврейского противостояния является полное неприятие со стороны израильских лидеров (за редким исключением) Ясира Арафата как политической фигуры, с которой надо договариваться.
По существу, среди израильской верхушки остался один человек, который с большими оговорками считает возможным вести с Арафатом переговоры. Это нынешний вице-премьер и министр иностранных дел Израиля, патриарх политической жизни страны, человек, который получил первые уроки от Бен Гуриона, - Шимон Перес. Но и его точка зрения становится все более уязвимой с каждым очередным терактом, с каждой новой жертвой.
На земле, где воюют и убивают друг друга уже много лет, совсем по-иному видятся моральные и нравственные устои людей. Того, кто в глазах одного народа национальный герой и строитель государства, другой народ называет преступником и террористом. В этом смысле руководитель Палестинской автономии Ясир Арафат и глава израильского кабинета Ариель Шарон никогда не скрывали, что воевали друг против друга с оружием в руках. Тот же Шарон недавно весьма прозрачно высказал сожаление, что после одной из операций в Ливане в бытность Шарона министром обороны Израиля Арафат остался жив.
Все наши собеседники (а среди них были президент Израиля Моше Кацав, заместитель премьер-министра Натан Щаранский, министр внутренней безопасности Узи Ландау, министр национальной инфраструктуры Авигдор Либерман, министр обороны Беньямин Бен-Элиезер и министр, курирующий спецслужбы Дан Меридор) достаточно четко и жестко говорили о невозможности какого-либо реального сотрудничества с Арафатом.
По мнению президента Израиля М. Кацава, которое он нам высказал, Арафат "заинтересован в терроре и доволен нынешним развитием событий". При этом президент добавил: "Я получил эту информацию от израильской разведки, а наша разведка - лучшая в мире".
Израильские спецслужбы, поднаторевшие в многолетней борьбе с терроризмом, несомненно, отличает высокий профессионализм. Заключается он не только в аналитической, непосредственно разведывательной работе, но и в точечных терактах, ликвидациях противников. По существу, израильские спецслужбы единственные в мире, кто не скрывает, что уничтожение противников (и не только на территории своего государства) является, по их мнению, вполне законным и естественным.
При этом все эти годы с головы палестинского лидера не упало и волоска. И происходило это потому, что, даже не соглашаясь с Арафатом, израильтяне видели в нем не только самого крупного, но и сравнительно умеренного палестинского деятеля. Сегодня, судя по всему, лимит доверия исчерпан.
Но договариваться с кем-нибудь все равно придется. С кем? Этот вопрос я задавал и президенту страны, и премьер-министру А. Шарону, и главе спецслужб. Ни один из моих собеседников не смог дать ответа на этот вопрос. И не потому, что это было военно-политической тайной. Определив для себя, с кем переговоры "вести нельзя", в Израиле еще не знают, с кем их вести можно.
Арафат остается, безусловно, одной из ключевых фигур на Ближнем Востоке. Он способен влиять на конфликтные ситуации и поддерживается своим народом. Несомненно, его политика переживает кризис, и во многом он не управляет происходящими процессами. Однако уход либо устранение с политической сцены лидера палестинцев может привести к тому, что мир получит в этом регионе неконтролируемую территорию, где так много вооруженных отчаявшихся людей, которым нечего терять.
ЦЕНА ЖИЗНИ И ЦЕНА СМЕРТИ
Постоянная борьба за выживание, чувство опасности, конечно же, накладывают отпечаток на людей, их образ жизни. Начиная с детских лет, здесь учат проявлять бдительность всегда и во всем, быть настороже рядом с арабами, избегать людных мест и сторониться людей со свертками, пакетами и портфелями.
В то же время израильтяне - южный народ. Они гостеприимны, дружелюбны, хлебосольны, тактичны по отношению к гостям. Несомненно, два народа им особенно близки. Это в первую очередь американцы, которым они в большей мере обязаны самим своим существованием. О своем уважении к Америке нам говорили многие наши собеседники.
И хотя такие речи не всегда понравятся россиянину, было приятно, что говорили их нам на русском языке. Практически все руководители Израиля имеют русско-советские корни. Достаточно напомнить о таких влиятельных политиках, как Натан Щаранский и Авигдор Либерман...
Сегодня каждый пятый гражданин Израиля родился в СССР или в России. И эти люди, не будучи самыми богатыми в стране и не всегда встречающие на новой родине прием, соответствующий их уровню образования и культуры, стали все активнее защищать свои права и достоинство.
Хочу заметить ради истины, что некоторые из этих людей принесли в Израиль и свойственные советскому строю недостатки: нетерпимость, нежелание понять и принять точку зрения, расходящуюся с твоей...
Наиболее ярким представителем этой "славной" когорты является, несомненно, Авигдор Либерман - министр общественных работ в правительстве Шарона. Его, уроженца Молдавии, наблюдатели, хорошо знающие российскую политическую жизнь, не случайно называют "израильским Жириновским". И впрямь, в их поведении много общего: позерство, резкие выпады в адрес политических противников, демагогия и популизм, поиск опоры в маргинальной среде.
В молодые годы г-н Либерман служил на фейс-контроле в одной из израильских дискотек. Здесь он был известен тем, что "бил морду" любому арабу, не допуская его до танцплощадки. Он и сегодня себя считает политической "тяжелой артиллерией".
Однако политика - дело тонкое. И здесь, угрожая кому-либо кулаком, пусть и более сильным, чем у соперника, рискуешь схлопотать "по собственным мордасам", как говаривал Ноздрев.
Впрочем, появление политиков типа Либермана в стране, раздираемой конфликтами и противоречиями, легко объяснимо. Так же, как и понятным становится падение их популярности в государстве, где существует относительная политическая стабильность.
Тем не менее речи г-на Либермана, который уделил нам внимание, были опасны и опрометчивы. После них может возникнуть желание сдать номер в гостинице и улететь в Москву ближайшим рейсом. Если схематично обрисовать основные мысли, высказанные нам А. Либерманом, то они сводятся прежде всего к недооценке западным миром позиций исламских стран в арабо-израильском конфликте. По мнению нашего бывшего соотечественника, все эти страны однозначно поддерживают террор, а Усама бен Ладен является любимцем исламского мира.
Лидеров арабских стран он называл психически больными людьми, а своего коллегу по правительственному кабинету - авторитетнейшего политика - маразматиком. Он считает аморальным заигрывания Америки с Саудовской Аравией и предлагает США воздействовать на эту страну более жестко, не исключая и угрозы.
Все эти мысли, высказанные на одном дыхании в 12-минутном вступительном слове, позволили понять, почему президент Египта Мубарак называет Либермана "самым опасным человеком в Израиле".
Беседы с крупными израильскими политиками выявили одну любопытную закономерность. Если собеседниками российских журналистов были люди с военным прошлым, то характер мер, предлагаемых для решения арабо-израильского конфликта, был достаточно сдержан. Если же мы обсуждали эту проблему с теми, кого Гоголь иронически называл "гражданскими штафирками", то тональность беседы была явно напряженной, а решимость навести порядок силой - пугающей.
Наверное, не надо объяснять, почему это происходит. Попробовавшие пороху военные знают цену не только жизни, но и смерти. Так, министр обороны Израиля Беньямин Бен-Элиезер был, пожалуй, самым миролюбивым из наших собеседников.
"Мы не боремся с палестинцами, - утверждал он, - мы боремся с террористами в их среде. Нельзя достичь превосходства только военным путем. Я служил генералом в израильской армии и был 8 раз ранен. В подразделениях, которыми я командовал, в разные годы погибло 160 человек. И я помню каждую смерть. Когда знаешь цену войны, знаешь и цену мира. Мир - не только желанная цель, но и ценность сама по себе.
У террора нет никакого ответа ни на какой вопрос, кроме ответного террора. Но я не могу в ответ на взрыв бомбы в Иерусалиме отдать приказ оставить машину со взрывчаткой в центре Газы. Другое дело, что мы применяем точечные, кстати, весьма дорогостоящие операции. И только будучи уверенными в том, что такой террорист, как Абу Нихад, виновный в смерти десятков евреев, находится в конкретном автомобиле, можем послать боевой вертолет для его уничтожения".
Министр обороны был предельно откровенен с нами, как и легендарный при жизни израильский политик Шимон Перес. В нынешнем кабинете он занимает пост министра иностранных дел и, принимая нас в своей резиденции в Тель-Авиве, произнес замечательную фразу: "Мы достаточно сильная нация, чтобы не говорить языком ультиматума".
...В скромном и уютном кабинете израильского президента Моше Кацава несколько живописных полотен. Одна из картин достаточно символична во всех смыслах слова и называется "Сбор олив". Национальный продукт, так популярный на Ближнем Востоке, собирают еврей и палестинец, помогая друг другу в этом мирном занятии.
Обращаю внимание президента на эту картину. Авторитетнейший израильский политик, улыбаясь, меняет тональность разговора.
"Конечно же, мы должны жить с арабами рядом. Это - наша судьба. У граждан арабской национальности равные права с евреями. Я думаю, что в конечном счете все, что было разрушено, будет восстановлено, в том числе и дружба двух народов".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников