04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЩЕЧИНА СЛЕДСТВИЮ

Писанов Владислав
Опубликовано 01:01 12 Марта 2003г.
Это прозвучало как гром среди ясного неба, как пощечина следствию: человека, обвиняемого в двойном убийстве, освободили прямо в зале суда. Таков первый вердикт суда присяжных.

Казалось, дело простое и ясное. Сидели три мужика и женщина, выпивали. Один ушел чуть раньше, остальные продолжили застолье. На другой день оказалось, что 64-летний хозяин квартиры убит ножом, а 37-летняя женщина зарублена топором. Орудия убийства лежали рядом с телами.
Выяснилось, что последним покинул квартиру 26-летний Евгений С. Личность эта в милицейских кругах Миасса известная. После службы в Чечне парень запил, имел судимости - за самовольное оставление части, хулиганство, угрозу убийством, кражу. Версия показалась следствию перспективной, легла в основу уголовного дела, дошедшего до суда. Тем более что и первый участник пьянки дал показания: мол, сам видел, как хозяин квартиры и Евгений ссорились и у того был нож. Женщина же была зарублена, видимо, как опасный свидетель самого факта преступления.
Сугубо протокольно, на букве закона построил свою речь в зале суда государственный обвинитель. Но в тот день решение принимали не профессиональные юристы, а представители общественности - присяжные заседатели. Их интуиция и здравый смысл не отягощены прецедентами, аналогиями. Здесь гораздо большую роль играют жизненный опыт выносящих приговор, внимание к психологической стороне дела...
Именно к чувствам присяжных апеллировали обвиняемый и адвокат. В ход пошли и обвинения в том, что следователям зачастую выгодно закрыть дело, "навесив" его на случайного человека; было упомянуто и то, что Евгений любит своего маленького сынишку. В материалах дела, кстати, сведений о сыне не было, но на суде жалобное слово прозвучало. А главным козырем был тезис о том, что следствие не располагает неопровержимыми доказательствами того, что преступление совершено тем человеком, который на скамье подсудимых.
Присяжные большинством голосов решили, что вина обвиняемого не доказана. Значит - не виновен. По закону вердикт присяжных не оспаривается.
Не нам судить: правы или нет присяжные. Речь о другом. Современное право базируется на принципе состязательности сторон. Для него обвиняемый и обвинитель равны, и это правильно. Если из сложившейся ситуации представители власти сделают верные выводы, то следствию придется строже подходить к сбору доказательств, скрупулезнее изучать факты, не обвиняя, а именно доказывая вину человека. Причем, как показывает первое дело челябинских присяжных, красноречие, эмоциональность, приемы риторики также не должны быть чужды представителям "ока государева". Иначе говоря, речь идет о коррекции подходов, новых технологиях в судебном процессе.
Работники прокуратуры считают, что присяжные выпустили на свободу убийцу, что это пощечина следствию и обществу. Но, думается, пощечина эта отрезвляющая, заставляющая отказаться от прежних стереотипов. В этом тоже, в конце концов, смысл судебной реформы. От этого общество только выиграет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников