02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОРАНЖЕРЕЙНОЕ КИНО

Труд - Интерфакс
Опубликовано 01:01 12 Марта 2004г.
Эту премьеру ждали долго. Еще прошлой зимой Сергей Соловьев должен был показать свой новый фильм "О любви" на кинофестивале в Ханты-Мансийске. Тогда не срослось. Теперь, предваряя показ фильма на открытии фестиваля "Лики любви", Соловьев объяснил, что именно случилось. Следуя новомодным веяниям, он решил готовый фильм перевести в цифровое изображение. Проделав эту дорогостоящую операцию, обнаружил, что из фильма "ушла душа". Весь минувший год он пытался вдохнуть ее в фильм заново. Судя по результату, удалось ему это не вполне...

Соловьев давно и преданно любит Чехова. Режиссер культурный, редкостно начитанный, он пронес любовь к русскому классику через всю жизнь, начиная со своих удачных дебютных опытов и заканчивая недавними постановками пьес Чехова "Дядя Ваня" и "Чайка" на сценах московских театров, которые, надо сказать, не стали его большим творческим завоеванием. Это известный парадокс любви, игриво отмеченный кем-то из классиков, чуть ли не современников Чехова: с теми, кого по-настоящему любишь, не всегда получается. Лучше получается с теми, кто тебе безразличен...
Тем не менее Соловьев вновь решил обратиться к Чехову, соединив на этот раз несколько произведений писателя в одно целое. В итоге получился фильм с вызывающе-бесхитростным названием "О любви". Чтобы не выглядеть пошляком, Соловьев слово "любовь", затасканное, по его мнению, до неприличия, заменил в титрах изображением пульсирующего сердечка. Получился этакий молодежный стеб, который шаловливым пунктиром проходит через всю картину. Так, по экрану, живописующему помещичьи апартаменты, то и делу гуляют компьютерные надписи, мальчик Володя из XIX века врубает плеер с песней "Битлз", а само действие вдруг прерывается сценами с участием съемочной группы, которая томится в ожидании погоды. Все это должно, надо думать, как-то осовременить Чехова, сделать нам его чуть-чуть ближе, роднее. Лично меня эти новации не очень эпатировали - они сделаны даже с некоторым вкусом, но подлинная современность классики, думается, достигается все же другими средствами...
Из атмосферы фильма, увы, ушла собственно любовь - тайна, трепет, вибрация этого неуловимого чувства, которое так вдохновенно было передано тем же Соловьевым в давнем и до сих пор памятном фильме "Сто дней после детства". Любовь в его новой картине не рождается на наших глазах, а чаще всего декларируется. Актеры - а среди них Александр Абдулов, Евгения Крюкова, Александр Збруев, Татьяна Друбич - не проживают на экране это волшебное состояние, все его оттенки и нюансы, а предъявляют готовый результат, зачастую неожиданный для зрителя. Произошло это, думается, из-за чересчур простого, местами даже механистического соединения на экране разностильных, разножанровых произведений Чехова, которые Соловьев лихо объединил общими персонажами да грубовато сшил белыми нитками, которые вылезают то тут, то там. В результате на экране получилась какая-то психологическая мешанина. Особенно показательна в этом отношении линия главного героя - отставного поручика артиллерии, которого играет Абдулов. В первой трети фильма, основанной на рассказе Чехова "Доктор", его герой - переполненный любовью к молодой жене и маленькому сыну заботливый муж и отец. Через двадцать минут в эпизодах, навеянных водевилем "Медведь", он, добиваясь сердца моложавой вдовы, предстает вдруг лихим бретером и записным бабником ("Я женщин знаю! Тринадцать бросил я, девять бросили меня!"). В заключительной части фильма, основанной на новелле "Володя", он - уже тихий культурный помещик, похоже, напрочь забывший о сердечных бурях. Где же герой был настоящим, подлинным и была ли в его жизни истинная любовь - этого, похоже, не знает ни актер, ни сам режиссер.
Недохват живого тока чувств авторы фильма решили восполнить поэтическими метафорами и символами - не самого, надо сказать, высокого пошиба. Из новеллы в новеллу перелетают бабочки, садясь героям на ладони, на лицо, в минуты любовных объяснений разверзаются небеса, гремит гром и кромсают землю молнии, наконец, в самые решительные моменты мощным крещендо накатывает музыка. Фильм изысканно снят в потрясающе красивых интерьерах старинной усадьбы, которая была специально выстроена на "Мосфильме". Говорят, таких роскошных декораций здесь не строили со времен "Войны и мира". При этом все основные сцены сняты в оранжерее, где растут редкой, неземной красоты экзотические цветы. Но оранжерейное - оно и есть оранжерейное: без настоящего вкуса и запаха. Луговая ромашка нашему сердцу все-таки ближе.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников