08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ НАЧИНАЮТСЯ В ПРЕДГОРЬЯХ ПАМИРА

Заканчивается одна из самых суровых зим в Таджикистане. Таких холодов здесь не было по крайней мере последнюю четверть века. Экстренную помощь стране оказывают Россия, США и ФРГ. Как живется и служится нашим военным сейчас в Таджикистане? Чтобы выяснить это, корреспондент "Труда" вылетел в республику.

Российская станция оптико-электронной космической разведки "Окно" была создана нами в предгорьях Памира еще во времена СССР рядом с городом с Нуреком. Она до сих пор не имеет аналогов в мире. Вторую такую России не построить. Поэтому теперь нам приходится арендовать ее у Таджикистана. Срок аренды - 49 лет.
- Приготовьте фотоаппарат для досмотра... Я из службы защиты государственной тайны, - останавливает меня капитан российской армии. Встречает он нас еще на дальних подступах к своей в/ч 52168.
- Да у меня обычная "мыльница".
- Не имеет значения. Фотографировать будете только то, что разрешу.
Капитан шутить не склонен. Тщательно записывает номер и модель фотоаппарата, проверяет документы. И только тогда машет рукой - можно ехать дальше.
До части еще далеко, надо подняться в горы на автобусе, а проверки уже начались. Давно с такими строгостями не сталкивался. Но часть, правда, аналогов в мире не имеет. Отсюда и повышенная бдительность. Входит в состав космических войск. Официальное название - оптико-электронный узел "Окно". Задача - следить за космическими объектами на высотах от 2000 до 40 000 километров. И отслеживать космический мусор, то бишь всякие обломки спутников и станций. Вдруг возникнет опасность столкновения с той же МКС?
Михаил скупо рассказывает про себя. Служит на высоте 2 с лишним километра. Зато летом не так жарко, как внизу. Мне сегодня жару представить очень непросто, потому как сейчас за минус двадцать.
- Живу с супругой возле города Нурека, - делится невоенными тайнами капитан. - Служебная квартира в четырехэтажном доме. Змей иногда даже в подъездах вылавливаем. Но я горы знаю, сам родом из Нальчика.
- С отоплением никаких проблем, зря вы там в Москве за нас переживаете,- продолжает про свое "космическое" житье-бытье Михаил. - Своя электрическая котельная имеется. Никакого угля, мазута. Мы же за космосом наблюдаем, воздух должен быть абсолютно прозрачным. Даже когда пыльный ветер "афганец" дует, уже проблемы начинаются... Потому для станции и выбрали в свое время Таджикистан, а не Крым. Здесь и к экватору поближе (спутники обычно над ним летают), и горы гораздо выше.
- А наблюдали вашими военно-космическими телескопами НЛО?
- Ну ты даешь, - капитан даже заулыбался. - Конечно, нет. Я вообще в это не верю. Придумали каких-то зеленых человечков. Чушь!
- Действительно не видели никаких тарелок, - поддер-жал потом разговор на фантастическую тему заместитель начальника "Окна" подполковник Геннадий Моравский. - Но мы их специально и не ищем. Выбираем для наблюдений только те объекты, которые приказывают нам "вести" в Центре контроля космического пространства в Москве.
- Ну засекли вы иностранный спутник, установили за ним наблюдение, вычислили его координаты, и что? - задаю я дилетантский вопрос Геннадию Денисовичу.
- По крайней мере можно сделать вывод, что орбитальная группировка выросла или, наоборот, сократилась, - обтекаемо, но вежливо поясняет мой собеседник.
Спрашивал я своих собеседников и про то, за чем конкретно сейчас следят с гор возле Нурека. И не наблюдали ли за тем, как американцы сбили свой спутник. Мои собеседники только красноречиво молчали.
...После очередного поворота дороги в снежном сиянии вершин появились гигант-ские, размером, наверное, с трехэтажный дом шары станций наблюдения. Всего их 16. И еще собираются построить. Сколько именно и зачем - тайна.
Вид потрясающий. Словно бутоны диковинных цветов кто-то разбросал по горам. Под куполами, обшитыми специальным дюралюминием, и спрятана оптика. В темноте при ясном небе половинки блестящих шариков расходятся - телескопы начинают прощупывать космос.
По металлической лестнице поднимаюсь под самый купол. Вроде бы простое дело - преодолеть несколько десятков ступеней - превращается в условиях разреженного воздуха в нелегкую задачу. Дышу, будто пробежал кросс.
- Вон та гора вдалеке, - показывает, не давая мне отдышаться, начальник штаба "Окна" Александр Редин, - это уже Афганистан...
Капитан Михаил не обманул. Тщательно, как и обещал, проверил все сделанные на суперсекретном объекте снимки. Только один попросил уничтожить. Из-за того, как я понял, что в кадр попала расположенная на соседней горе дача президента Таджикистана Эмомали Рахмона.
...Встретились мы с Михаилом еще раз через несколько дней. В грузовом Ил-76 по дороге в Москву. Капитан летел вместе с женой в отпуск в Краснодарский край. Мы оказались соседями на жесткой металлической скамейке. Впереди семь часов полета. Без стюардесс, питания, соков, чая и даже туалета. На военном самолете он почему-то не положен. За ширмочкой возле кабины есть, правда, ведро. Но оно исключительно для членов экипажа.
- Хоть узнаешь тяготы военной службы, - проворчал, оттесняя меня плечом, капитан. - А нам ведь так каждый раз приходится летать. Кстати, тебя в Чкаловском никто не встречает? А то нам надо с женой добраться до вокзала...
КОСМИЧЕСКИЕ ВОЙСКА НА БОЕВОМ ДЕЖУРСТВЕ
Станции наблюдения за космическими объектами расположены недалеко от города Нурека на высоте 2200 метров над уровнем моря в горах Санглок (горная система Памир). Работы по строительству и монтажу начались в 1980 году. В декабре 1999-го оптико-электронный узел "Нурек" был поставлен на боевое дежурство.
Тактико-технические характеристики "Нурека" позволяют контролировать спутники, космический мусор в диапазоне высот от 2000 до 40 000 километров. Работа комплекса полностью автоматизирована. В течение рабочего сеанса, занимающего все сумеречное и ночное время суток, он может работать без операторов, выдавая информацию как об известных, так и о вновь обнаруженных космических объектах.
По соглашению с Таджикистаном земельные участки, на которых расположен ОЭУ, переданы России на условиях аренды на срок 49 лет с автоматическим продлением на последующие 10-летние периоды. Стоимость аренды - 1 (один) сомон в год, или 7 рублей по нынешнему курсу обмена валют.
ПОСЛЕ СЛУЖБЫ В ЦЕРКВИ - НА УЧЕНИЯ
l За 20 лет в Таджикистане появился лишь один новый православный храм - на российской военной базе в Душанбе.
l Храм совсем небольшой, скорее часовня. Построили на пожертвования самих военнослужащих. И строили сами. Офицеры, солдаты добровольно выходили на работу. А расписали своды и стены художники базы.
Прислуживает при храме старший сержант 92-го мотострелкового полка Валентина Романова:
- Меня поставил курировать наш храм сам командир 201-й базы Завизьон, - рассказывает женщина. - Почему меня? Я человек верующий.
Многие офицеры теперь в свою часовню заходят. И детей приводят. Свечки ставят чаще всего перед образами Георгия Победоносца и Михаила Архангела. l
РОССИЙСКИЙ ОФИЦЕР ПОЛУЧАЕТ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ВОДИТЕЛЬ ТРОЛЛЕЙБУСА
l На 201-й военной базе случилось редкое по нынешним временам событие - несколько офицерских семей на днях вселились в новые квартиры.
l Замкомандира батальона капитана Игоря Ягина чудом застали в его новенькой двухкомнатной квартире. В теплой, светлой, а никакой не промороженной. Игорь Викторович отправлялся на учения. Его жена Наталья, она же телефонист, ефрейтор роты связи, помогала мужу собирать вещи.
Биография офицера проста. Закончил Казанское танковое училище. Служил в бригаде морской пехоты в Севастополе. В Таджикистане седьмой год. Почему поехал сюда? Хотелось побольше романтики, впечатлений. Здесь этого хватает. Наташа по характеру такая же. Поэтому и нашли друг друга. А познакомились случайно - на вечеринке.
Теперь в семье трое детей. Старшему Володе - 13 лет, Игорю - 4, Саше - 2,5 года. Младшие Ягины ходят в детский сад. Вечером их забирают домой. Бывает так, что родители дежурят одновременно, и тогда за старшего дома остается Володя.
После прибавки жалованья в декабре капитан Ягин получает 18 700 рублей. Меньше, чем водитель московского троллейбуса. Жена-ефрейтор - 11 тысяч рублей. Российские дензнаки меняют на местные. Обменники в Душанбе на каждом шагу. Курс - 7 рублей за сомон. На него можно, например, проехать на маршрутке, купить три пирожка с мясом. За полтора вам дадут большую лепешку или килограмм моркови, за 5 сомонов - вязанку дров, за 6 - бутылку подсолнечного масла. 10 сомон стоит килограмм баранины, 16 - мешок угля.
За свет и воду платят примерно 1200 рублей. На садик - еще тысячу. Питание, одежда - само собой. Купили кухонный гарнитур за 400 долларов, холодильник, телевизор, обогреватель.
- Я выбрала такой холодильник, - гордится собой Наталья, - что он сутки держит холод. Если отключают свет, то вынимать продукты не обязательно. В самые холода накидывали на себя все одеяла. А в нашем детском садике поставили на всякий случай генератор. Так что холода нормально переживаем.
- Вы даже не представляете, как мы с Наташей ждали эту квартиру, - Игорь спешит рассказать о главном. - До этого по таджикским гарнизонам 11 раз переезжали. Снимали квартиры за 150-200 долларов. А тут - свои "квадраты", пусть и служебные. Кровать, стулья, обеденный стол - все казенное.
Когда им выделили квартиру, Игорь был на полигоне.
- Такая история получилась с квартирой, - вспоминает, улыбаясь, ефрейтор Ягина. - Позвонил мне замполит полка подполковник Игорь Гаренских. Говорит: "Ключи будет вручать сам командующий округом. На торжественную часть обязательно приходите с супругом". А где взять супруга, если он на учениях? Выручил командир батальона Алексей Шаманский. Предложил: "А ты возьми на вручение ключей Максима Зенича. Это ж ваш друг".
- Так и было, - вступает в разговор хозяин квартиры. - Звонит Максим и говорит: "Не возражаешь, если побуду мужем твоей жены?" Я сразу: "Чего-чего?!" Объяснил. Ну раз такое дело, то конечно...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников