11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЮДЖЕТ НЕВЕСОМОСТИ

Григорьева Т.
Опубликовано 01:01 12 Апреля 2003г.
Ситуация не праздничная: в феврале погиб американский корабль "Колумбия" с семью астронавтами на борту (всего космос забрал жизни 18 землян). Прекращение полетов многоразовых шаттлов, а также острая нехватка средств поставили под вопрос продолжение строительства Международной космической станции (МКС), к которой Соединенные Штаты заметно охладели. Напомню: совсем недавно это совместное предприятие называли не иначе как "грандиозным проектом ХХ века". И в целом складывается впечатление, что, выйдя на некий космический перекресток, земляне вдруг стали в некоторой растерянности оглядываться: куда идем, зачем, что дальше?

По Закону финансирование космической отрасли должно составлять до 1 процента ВВП. В прошлом году средств на эти цели было выделено в 10 раз меньше
А вспомним, какая атмосфера царила 12 апреля 1961-го, когда Юрий Гагарин впервые в истории человечества преодолел путы земного тяготения и, покинув планету, облетел ее за полтора часа на орбитальном корабле "Восток". Ликование охватило весь земной шар. Газеты писали: "Открыта дорога во Вселенную. Сбывается предвидение Циолковского, утверждавшего, что человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство".
Энтузиазм не испарился и в последующие годы. В 1985-м, например, вышла толстенная книга под редакцией ведущих советских конструкторов и ученых, в которой обозначались опять же заманчивые перспективы: "Уже в конце ХХ века на орбитах появятся комплексы с экипажами в 20 - 30, а в последующем - и 100 человек. Такие станции станут прообразами будущих, еще более крупных "эфирных" поселений человека. В XXI веке в космосе появятся производственные цеха, солнечные электростанции, рефлекторы солнечного излучения... Расширение индустриализации околоземного пространства позволит включить в сферу активной деятельности Луну. Сначала появятся временные лунные базы с персоналом 10 - 12 человек, потом - постоянные".
Сегодня все это кажется беспочвенной фантазией. Какие, скажите на милость, космические цеха, электростанции, лунные базы, если нет денег даже на постройку обычных кораблей "Союз" и "Прогресс"? Между тем освоение космоса может действительно принести людям много пользы. Но при соблюдении двух условий: точно определить цели и не тратить деньги попусту. Яркий пример непродуманности и непростительной расточительности - создание ненужного стране многоразового корабля "Буран" (аналога американского шаттла). Простой расчет показывает, что намного выгоднее отправлять на орбиту грузы одноразовыми ракетами. Каждый полет корабля серии "Шаттл" стоит 240 - 400 миллионов долларов, а запуск, к примеру, нашего грузового "Прогресса" - 40 миллионов "зеленых". Ракета "Протон" выводит в космос 20 тонн, а стоит она всего 25 - 30 миллионов долларов. Даже с учетом того, что шаттл доставляет на орбиту грузы большей массы, все равно экономически он заметно проигрывает. Спрашивается: зачем же нужно было разрабатывать и изготовлять "Буран", тратя колоссальные деньги (по некоторым оценкам, 6 - 8 миллиардов долларов)?
Против этой затеи, как говорят знающие люди, были первоначально и тогдашний министр обороны СССР Андрей Гречко, и секретарь ЦК КПСС Дмитрий Устинов. Но представители наших Военно-Воздушных сил сумели убедить генсека Брежнева, что "Буран" необходим для "оборонного щита" страны, ибо шаттлы могут быть использованы Соединенными Штатами в военных целях. Несостоятельность этих доводов для многих независимых специалистов очевидна. Скажем, для наведения высокоточного оружия эффективнее использовать постоянно находящиеся на орбитах спутники. Но испуганный Брежнев не вдавался в детали и дал указание готовить соответствующее решение по "Бурану". "Все понимали бессмысленность повторения шаттловской ошибки, - пишет в своей книге известный конструктор космических кораблей, профессор Константин Феоктистов, - но приняли указание к исполнению - деньги-то пошли... ". Как бы нам сегодня пригодились эти миллиарды!
Есть, думается, серьезные вопросы и по Международной космической станции. Например, вряд ли целесообразно было замышлять строительство в околоземном пространстве грандиозной конструкции стоимостью (с учетом эксплуатации) 100 миллиардов долларов. Если доводить идею до абсурда, то можно предложить строительство в космосе и целого города, но зачем? Отличие МКС от затопленного российского "Мира" должно быть не столько в увеличении масштабов, сколько в решении принципиально новых задач и соответственно в конструктивных и технологических особенностях. Но оригинальных, "прорывных" идей не появилось, и решили просто строить гигантскую станцию, которая, по сути, должна стать вторым, укрупненным "изданием" нашего "Мира". При таком раскладе тратить 100 миллиардов долларов - непозволительная роскошь. Не случайно уже несколько лет назад специалисты стали думать об упрощении конструкции звездного дома. Иными словами, сегодня приходится преодолевать просчеты, допущенные на первом этапе.
Монтаж МКС непомерно затянулся. С начала стройки прошло уже почти четыре с половиной года (если точно - 1604 суток), а до завершения еще очень далеко. Внеземной долгострой вызывает понятное разочарование, возникает вопрос: зачем наша страна рассталась со своей станцией?
- Затопление прекрасно оснащенного орбитального комплекса "Мир" было большой ошибкой, - убежден председатель Международного общественного фонда поддержки российской космонавтики Иосиф Давыдов, многие годы возглавлявший в Звездном городке Службу поиска и спасения экипажей, тренировок их на выживание в экстремальных условиях (в горах, пустыне, на море). - Можно было дооснастить имеющийся на предприятии имени Хруничева 20-тонный модуль и отправить его на орбиту. Затем отстыковать от "Мира" новенький блок "Природа" (вошел в состав орбитального комплекса в 1996-м), а также блоки "Кристалл", "Квант" и пристыковать их к запущенному модулю. Мы имели бы отличную, работоспособную станцию. Можно было решить и финансовые вопросы. Ряд крупных зарубежных компаний предлагали создать консорциум, выпустить акции и продолжать эксплуатацию "Мира-2". Но под давлением американцев наше правительство решило затопить орбитальный комплекс.
Между прочим, продолжает Давыдов, отправить "Мир" на океанское дно руководители Рос-авиа-космоса намеревались еще в 1998-м. Однако Евгений Примаков, который тогда был премьером, жестко сказал: "Нет, это плохой вариант. Ищите средства, станция должна летать". И она осталась на орбите. Кстати, сейчас Евгений Максимович возглавляет попечительский совет нашего международного фонда, у которого большие планы. Хотим привлечь банкиров, предпринимателей для реализации вполне реального и весьма интересного проекта - создания небольшой станции, состоящей из 2 -3 модулей, которую фонд предлагает назвать "Юрий Гагарин". Станция будет отслеживать и предупреждать землян о природных и техногенных катастрофах на Земле, фиксировать неординарные события в космосе. В модулях может быть организовано также производство уникальных лекарств, особых материалов для промышленности. Постоянного экипажа не потребуется, специалисты будут прилетать время от времени, чтобы забрать готовую продукцию, запустить новый производственный цикл, перенастроить аппаратуру, провести ремонтные и регламентные работы. Так считает известный космонавт, доктор физико-математических наук Георгий Гречко...
- Сколько средств потребуется на такую станцию?
- Уж, конечно, не 100 миллиардов долларов. Для начала хватило бы и миллиарда, а на весь проект - не более трех с половиной. При этом надо иметь в виду, что средства будут возвращаться за счет реализации коммерческих проектов. На станции "Юрий Гагарин" смогут работать специалисты многих стран, не имеющих доступа к МКС, например, из Индии, Китая... Коммерческая отдача начнется во время эксплуатации станции, но на первом этапе - проектирования и строительства - деньги действительно нужно будет собрать. Решить эту задачу мы намерены с помощью необычной широкомасштабной акции - организовать движение специального рекламного поезда через всю Евразию: Ла-Манш - Шанхай. Всего планируется 18 вагонов, и в каждом - выставки, которые будут интересны гражданам разных стран. Естественно, будет и реклама. Все это, думаю, даст неплохие поступления в фонд. В ближайшее время приступаем к переговорам с Министерством путей сообщения...
Давыдов верит в успех предприятия. Но дело это, понятно, непростое. В любом случае нельзя ставить крест на Международной космической станции, в которую уже вложено 20 миллиардов долларов. Сегодня, когда после аварии "Колумбии" шаттлы оказались на приколе (и, возможно, надолго), все транспортные операции по доставке на МКС космонавтов, астронавтов, а также воды, пищи, других грузов легли на Россию. Соединенные Штаты заявили, что не будут финансировать изготовление российских кораблей, потому что в соответствии с соглашением мы и так должны ежегодно запускать 2 пилотируемых "Союза" и 5 грузовых "Прогрессов". Понимая наши финансовые трудности, американцы до последнего времени брали доставку части грузов на себя, привозя их "попутно" на шаттлах, и мы запускали меньше "Прогрессов". Но теперь такая помощь невозможна, как и выделение незапланированных сумм.
Юрий Коптев, глава Росавиакосмоса, обратился в экстренном порядке в российское правительство. Без денег, убеждал он, не построим корабли, станцию придется законсервировать, и тогда она будет потеряна, ибо при поломке бортового компьютера или другой аппаратуры состыковаться с МКС будет невозможно. На заседании правительства Михаил Касьянов обещал выделить средства, но теперь важно проконтролировать, чтобы деньги не пришли слишком поздно...
Вообще финансирование российской космонавтики в новой России ведется так, будто власти задались целью удушить эту отрасль, где мы все еще занимаем передовые позиции. В 1989-м реальная сумма затрат в СССР на космическую деятельность составила в пересчете на американскую валюту 4 300 миллионов долларов, а в 2002-м госфинансирование невоенных программ едва дотянуло до 309 миллионов, что в 14 раз меньше. Для сравнения: расходы Индии в прошлом году в этой сфере превысили полмиллиарда долларов, в Китае - 2,13 миллиарда, Японии - 2,5 миллиарда, США - 14,8 миллиарда. Китай, между прочим, готовится запустить своего первого космонавта на корабле "Шень Чжоу" (возможно, уже в конце нынешнего года), а в дальнейшем создать базы на Луне и начать освоение лунных богатств. А у нас идут или готовятся массовые увольнения на космических предприятиях. С середины 80-х численность работающих уменьшилась на 130 тысяч человек, то есть почти вдвое.
И еще один факт: космическая спутниковая группировка США составляет 406 аппаратов (включая военные), а у России - только 89. Между прочим, во время войны в Югославии вооруженные силы США обслуживались более чем 50 космическими аппаратами. Не меньше, думаю, используются и в нынешней войне в Ираке.
Россия все-таки должна решить: нужна нам космонавтика? Ответ очевиден. Но раз так, значит, следует выполнять Закон "О космической деятельности", в котором ясно записано: финансирование этой сферы должно составлять до 1 процента ВВП (в прошлом году реально было выделено в 10 раз меньше). А Росавиакосмос, со своей стороны, должен более четко определить приоритеты, рачительнее тратить деньги и энергично заниматься коммерческими проектами.
Впрочем, сейчас самая главная задача - сделать все возможное, чтобы не "закрыть" МКС. Напомню: на станции уже четыре с половиной месяца работают россиянин Николай Бударин и двое американцев - Кеннет Бауэрсокс и Дональд Петтит. Они должны были вернуться на Землю на американском корабле еще 8 марта, но из-за прекращения полетов шаттлов космическая командировка для всех троих продлена на два месяца. Вскоре, правда, их вахта завершится. 26 апреля с Байконура на корабле "Союз ТМА-2" стартуют к Международной станции Юрий Маленченко и американский астронавт Эдвард Лу - члены седьмой основной экспедиции. Они сменят Бударина, Бауэрсокса и Петтита, которые 3 мая на корабле "Союз ТМА-1" (сейчас он пристыкован к станции) отправятся в обратный путь. С нетерпением ждет возвращения домой 50-летний российский космонавт: на днях он стал дедушкой, и ему очень хочется увидеть внучку.
А Юрий Маленченко и Эдвард Лу будут работать на станции до октября. В целях экономии воды, пищи, расходных материалов системы жизнеобеспечения решено, что основные экспедиции будут состоять теперь из двух, а не трех человек. По крайней мере, до тех пор, пока не возобновятся полеты американских кораблей. И Маленченко, и Лу совершили ранее по два космических полета. Любопытно, что в сентябре 2000-го оба работали бок о бок в открытом космосе более 6 часов, соединяя кабели первых двух модулей - "Звезды" и "Зари". После этого российский космонавт и американский астронавт готовили рабочие места на МКС для первой длительной экспедиции. И вот спустя 2 года и 8 месяцев они опять прилетят на станцию, но теперь уже в качестве долговременных хозяев. Оба почти ровесники (одному - 41 год, другому - 39), давно дружат, и это поможет им организовать слаженную работу. Командиром седьмой экспедиции назначен россиянин - профессиональный летчик, опытный космонавт (137 дней провел на орбите), а его американский коллега Лу, доктор наук, специалист в области солнечной физики и астрофизики, будет отвечать за научные исследования.
Итак, несмотря на все трудности и потери, человек продолжает идти по дороге, открытой Юрием Гагариным. 430 землян побывало уже в космосе, 97 из них - россияне. Эту дорогу закрыть невозможно. Но надо, чтобы не заблудиться, четко определить: куда идем, зачем, каковы ближайшие и долгосрочные цели?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников