08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАЛЕРИЙ ФОКИН: ТЕАТРЫ МОГУТ ПРИТВОРЯТЬСЯ ЖИВЫМИ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 12 Апреля 2005г.
Последние полтора года известный режиссер "живет" в "Красной стреле", переезжая из Москвы в Петербург и обратно. Неиссякаемой энергии этого художника можно только позавидовать, тем более что слова у него не расходятся с делом. Ему есть что сказать и по поводу будущей театральной реформы, и о творческом состоянии современных коллективов.

- Валерий Владимирович, не кажется ли вам, что некоторые руководители театров отвергают предстоящие реформы лишь потому, что боятся потерять свои насиженные места? А может, и вправду оставить все как есть, на чем настаивает председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин?
- С перестроечных времен я горячий сторонник театральных реформ. Будучи тогда секретарем СТД и отвечая за организацию театрального дела, я решил провести реформу в Театре имени Ермоловой, которым руководил, но мне не дали. Почти 20 лет назад мы пытались сделать первый шаг к творческой свободе, но после этого надо было сделать второй, третий, а у нас на это не хватило ни сил, ни смелости. В начале 90-х годов мы прохлопали возможность театральных реформ, не были приняты ни закон о театре, ни закон об авторских правах режиссеров.
Нынешняя театральная реформа не подготовлена. И в этом я, прежде всего, виню Министерство культуры, ибо инициатива должна была исходить отсюда. Именно в документах Минкультуры должны были быть оговорены вопросы социальной защиты деятелей театра. Но этого не произошло, и в результате реформистские предложения исходят из недр Министерства экономразвития. При всем моем уважении к этому ведомству хочу сказать одно: они сделали колоссальную ошибку, уравняв деятелей сцены с работниками бюджетной сферы, не учтя специфики работы режиссеров, артистов. Поэтому вся театральная общественность всполошилась. И хорошо, потому что в предложенном проекте был ряд убийственных пунктов.
- Что вас особенно не устроило?
- Попечительские советы, которые по существу должны были стать руководящим органом, подменив собой учредителей, а также то, что театры не имеют права сохранять у себя заработанные деньги. К сожалению, этот документ не имеет никакого отношения к подлинной театральной реформе, которая давно назрела. Ведь ни для кого не секрет, что актеры продолжают получать жалкие зарплаты в своих коллективах, не выходят годами на сцену, а театры, чтобы свести концы с концами, сдают часть своих зданий в аренду. Я не знаю, может быть, какие-то театры и надо закрывать, только людям необходимо найти работу в других местах или дать им возможность переквалифицироваться. Вариантов здесь множество.
Будущая реформа должна помочь избавиться от "мертвых" коллективов. Но кто будет определять, какой театр хороший, а какой плохой? Это очень тонкий вопрос, ибо если закрывать театры по принципу их нерентабельности, то тут можно много наломать дров. Скажем, у Мейерхольда на его гениальных спектаклях порой собиралось ползала, так как не каждая постановка воспринималась широкой публикой. И сегодня зачастую то же самое происходит.
- Валерий Владимирович, а как быть с авторскими театрами, творческое лицо которых определяют конкретные лидеры, например, Марк Захаров, Лев Додин? Ведь если они покидают коллективы, то это уже становятся другие театры. Возможно ли это учесть в предстоящей театральной реформе?
- Как показывает практика, сильную творческую личность трудно заменить другой, равнозначной. За примерами далеко ходить не надо: после ухода из жизни Георгия Товстоногова БДТ так и не сумел найти ему достойной замены. Ведь на одних традициях далеко не уедешь... Кстати, во главе театров не обязательно должны стоять только режиссеры, это могут быть директора, способные формировать труппы, приглашать постановщиков со стороны. Из истории театра мы знаем, что именно так действовал знаменитый директор императорских театров Владимир Теляковский. И потом, у нас есть замечательные театры в провинции, в том же Минусинске, Новосибирске. В Тольятти сейчас работает удивительно талантливый режиссер Анатолий Морозов. Такие театры надо всячески поддерживать. Я бы даже не стал закрывать маленькие городские театры, потому что именно они являются культурными центрами на местах.
- Об этом вы и ваши коллеги говорили на встрече с президентом России, попросив у него аудиенции... Какое у вас осталось впечатление от этого визита?
- Хорошее. Главное, Владимир Владимирович нас всех внимательно выслушал и все понял. Слава Богу, мы договорились, что попечительские советы будут существовать там, где этого пожелают труппы, а на деньги, заработанные театрами, никто покушаться не будет.
- Как вы думаете, сколько понадобится времени для доработки проекта по реформированию театров?
- Думаю, не меньше года. Еще раз хочу подчеркнуть: репертуарные театры надо сохранять, но сохранять надо лучшее. К слову, академические театры, в одном из которых я работаю, тоже нуждаются в ревизии, нельзя же, чтобы они превращались в музеи.
- Ну а что вы собираетесь делать с труппой Александринки, которая полностью укомплектована и в ней нет места начинающим? Насколько я знаю, в начале этого сезона вы уволили только трех актеров.
- Ничего подобного, я уволил значительно больше. Когда полтора года назад я принял театр, то труппа состояла из 87 человек, сейчас в ней 75 артистов. Вы будете удивлены, но мой удар в основном пришелся по молодежи. Стариков я не стал трогать, потому что наличие старейших артистов в труппе Александринки очень важно для сохранения культуры этого театра. И потом, старики не могут никуда уйти, они уже вросли в этот театр, а перед молодежью все дороги открыты. Я им честно говорю: неужели для вас не унизительно в 24 года стоять с подносом из спектакля в спектакль? Выход у них один: либо доказывать, что они способны на большее, либо искать жар-птицу в других местах.
- Валерий Владимирович, вы являетесь худруком театра, а недавно ввели еще должность главного режиссера коллектива. Вам нужен помощник?
- При художественном руководителе главный режиссер может быть, а может и не быть. Я же считаю, что в данный момент он необходим нашему коллективу. Во-первых, я работаю на два города, это сложно. А во-вторых, большой объем работы, включающий ежедневную работу с труппой, с вводами новых актеров на роли, предполагает второго руководителя.
- Но почему именно Александра Галибина вы выбрали на должность главного режиссера?
- Потому что доверяю ему и полностью полагаюсь на его умение работать с артистами. Пока, слава Богу, никаких противоречий и конфликтов у нас с ним нет.
- Скажите, а постановление правительства в связи с предстоящим 250-летием Александринки и Малого театра как-то выполняется?
- Не совсем, но летом мы все-таки едем на полтора месяца с лучшими спектаклями по России - это Екатеринбург, Челябинск, Уфа, а потом у нас будут зарубежные гастроли. Основная сложность заключается в том, что Министерство культуры никак не может подготовить постановление о проведении 250-летия двух главных театров России. И, что самое удивительное, поручение президента страны по поводу этого юбилея тоже не выполняется. Поэтому многое приходится делать самим. 15 мая Александринка закрывается на реконструкцию, и в следующем сезоне мы будем работать на разных театральных площадках города.
- Каких-то мастеров вы приглашаете на постановки?
- Конечно! Питерский режиссер Андрей Могучий начинает репетировать "Петербург" Андрея Белого, премьера которого состоится в Михайловском замке. А чуть позже он собирается выпустить одно из гениальнейших произведений Гоголя - "Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем". Мы также заключили контракты на постановки "Царя Эдипа" Софокла и "Чайки" Чехова с всемирно признанными режиссерами Теодором Терзопулосом и Кристианом Люпа. Ну а я сам скоро приступаю к работе над "Живым трупом" Толстого.
Таким образом, на основной сцене Александринки будут идти лучшие произведения русской и зарубежной классики, а на новой сцене, которая начинает строиться на Фонтанке, - современные пьесы, где предоставили возможность нашим молодым режиссерам экспериментировать. Но я понимаю, что пройдет энное количество лет, и все надо будет начинать сначала, то есть придумывать новые театральные проекты, так как в творчестве останавливаться и обольщаться успехами нельзя. Театр ведь хитрый организм, он может притворяться живым. Поэтому я говорю своим актерам: не слишком-то гордитесь аншлагами, потому что люди часто приходят в Александринку из-за Карла Ивановича Росси. Ведь публики-то своей у этого театра пока нет.
- Не огорчайтесь, ее почти ни у кого нет...
- И это плохо. Кстати, меня сильно удивляет, когда критики восторгаются последними работами Кирилла Серебренникова, Нины Чусовой на московской сцене. Не могу сказать, что они не талантливые ребята, но у них поверхностная тенденция, главная их забота - это поразить публику чем-то экстраординарным, придумать как можно больше модных "приколов". К сожалению, некоторые руководители театров попались на эту удочку и идут на поводу у невзыскательной части публики, которая кайфует на подобных "капустниках". По-моему, с этим надо что-то делать, ведь если все театры возьмут на вооружение этот стиль, то от нашей театральной культуры останутся только рожки да ножки. И дело тут не в разных поколениях, потому что, к примеру, такие молодые режиссеры, как Николай Рощин, Миндаугас Карбаускис, мыслят глубоко и главный упор делают на подлинную драматургию. Конечно, театральные реформы очень важны, но прежде мы должны разобраться: во имя чего работаем, как распоряжаемся своим наследием, к чему призываем зрителей, насколько сами творчески состоятельны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников