От Азнавура до Миллы Йовович

Мастер Жан-Даниэль Лорье устроил московской публике прекрасные «Французские каникулы». Фото предоставлены Центром фотографии имени братьев Люмьер

Звезды эпохи под фотоприцелом Жана-Даниэля Лорье


Выставка «Французские каникулы» Жана-Даниэля Лорье открылась в Центре фотографии братьев Люмьер. Так в московскую галерею пришел стиль статусных модных домов Dior, Lanvin, Cartier и Celine, элитных журналов Vogue, L’Officiel, Harper’s Bazaar, с которыми сотрудничал и продолжает работать знаменитый фотограф. Он снимал исключительно ярких звезд и в конце концов сам стал легендой.

Романтичная Клаудия Шиффер с прической а-ля Бабетта, манящая Ванесса Паради со взглядом набоковской Лолиты, вампирическая Милла Йовович в черных перчатках — портреты знаменитостей гармонично соседствуют друг с другом, причем без всякого шипения, свойственного «звездному террариуму». Их фотографии — красивый привет из 90-х. Девушки молоды, чуть наивны, выразительны, амбициозны...

Жак Ширак, 2001

С кем бы ни работал Лорье, он стремился к главному: высветить личность, рассказать о ее мечтах и печалях.

— Для меня самая интересная модель — эта та, встреча с которой только предстоит, — поделился на открытии выставки мастер. — Ведь никогда не знаешь, чего ждать. Например, когда Клаудия Шиффер только начинала свой путь, мало кто в нее верил. В модном мире шептались, что эта милая немка не продержится на подиуме и года. Однако именно через год она по-настоящему «выстрелила», за нее начали бороться ведущие журналы. Потому что за хорошенькой внешностью скрывался еще и крепкий характер — Клаудия умела трудиться. Лорье убежден: модель и фотограф — это дуэт. Они должны слышать друг друга и существовать в унисон. Кажется, это так просто — работать с красавицами: настроил объектив, нажал на кнопку — и получил эффектный кадр. Но самые лучшие кадры получаются, когда ты находишься в творческой связке со своим персонажем. И тогда снимок может стать произведением искусства. Кстати, в некоторых случаях сотворчество фотографа и модели перерастает в настоящую дружбу.

Карла Бруни-Саркози, 2004

— Я не раз снимал Далиду. Фантастически красивая женщина, шикарная, талантливая. В кадре была королевой, со стороны казалось, все ей дается очень легко. А в это самое время она страдала от глубокой депрессии, от неуверенности в себе. Я знал об этом, ведь мы дружили. Помню тот период, когда она потеряла своего спутника, ее круг общения постепенно сужался. Как-то она позвонила мне и сказала: «Ты знаешь, сегодня мой день рождения, и я совсем одна». Конечно, я сразу поехал к ней, захватил вкусной еды, мы провели этот праздник вместе. Но интимных отношений между нами никогда не было. Я ею восхищался, относился с огромным дружеским теплом...

Лорье и сам знает, что такое депрессия. Грустно шутит, что уже слишком стар и потому не помнит всех своих потерь. Зато все его творчество — это протест против уныния. На снимках Жана-Даниэля небо — акварельно-голубое, а море — гладко-бирюзовое. И люди на его фотографиях, как правило, счастливы, мечтательны, расслаблены или полны веселого авантюризма.

Шарль Азнавур, 2006

— Когда я в последний раз фотографировал Шарля Азнавура, он сказал: «Давно мечтаю кое о чем!» Спрашиваю: о чем же? Оказалось, Шарль мечтал попробовать себя в роли фотографа. Я передал ему камеру, и он сделал очень много моих портретов. Некоторые были по-настоящему хороши!

Месье Лорье уже десятки лет держит под своим фотоприцелом знаменитостей всего мира. Он наблюдал самых влиятельных мужчин и идеальных женщин. За годы практики Жан-Даниэль вывел собственную формулу успеха:

— Красота — не только пропорции, цвет глаз и волос. Это целый набор качеств. Я работал с девушками, у которых были роскошные внешние данные, но они так и не сумели выбиться в звезды. А, например, внешность Карлы Бруни с классической точки зрения не свободна от недостатков, но они — милейшие, потому что сама она очень симпатичная женщина. И стала супермоделью, первой леди Франции, потому что в ней есть ум, шарм и глубинная женственность. Любые черты лица и линии тела должны быть подсвечены изнутри. Не только наш глаз, но и камера это видит и передает.

Фотограф признает, что ему очень везло на ярких героев. Как-то он снимал Жака Ширака с супругой. Дело происходило на юге Марокко. После работы чета Ширак пригласила Жана-Даниэля на ужин. Утонченные блюда, рубиновое вино в хрустальных бокалах и душевные разговоры — удивительный вечер! Лорье показалось, что эти уже не очень молодые люди чувствуют себя на редкость счастливыми. Жан-Даниэль спросил у мадам Ширак, так ли это. И та ответила: «Если ты и твои близкие здоровы, это и есть огромное счастье. Ведь здоровье замечают лишь тогда, когда начинают его терять...»

Сальма Хайек, 2012

Жан Лорье с благодарностью вспоминает эти слова супруги бывшего президента. В своем элегантном возрасте он полон идей и сил и остается на гребне фешен-волны. Его снимки по-прежнему появляются в Vogue и прочих знаменитых журналах. Ведущие модные дома настойчиво зовут на показы. А галереи — на выставки. Московская экспозиция — еще одно тому подтверждение.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?