Федор Михайлович добро на вырубку сквера не давал

Так сквер выглядит сегодня. И проект нового врезанного здания из стекла

Кто хочет нагреть руки на 200-летнем юбилее великого писателя?


Неужели для того, чтобы что-то построить, надо обязательно разрушать? Разрушать именно то, что особенно дорого живущим здесь людям? На днях сотни жителей Санкт-Петербурга живым щитом выстроились возле Музея Достоевского в Кузнечном переулке. Люди взялись за руки, защищая единственный в округе зеленый сквер, на который покушается: фонд «Петербург Достоевского».

Совладельцы фонда — архитектор Евгений Герасимов и сын бывшего главы РЖД бизнесмен Андрей Якунин — активно продвигают свой план. Директор Музея Достоевского Наталья Ашимбаева недавно вышла из числа совладельцев этого странного фонда, который поставил себе целью застроить сквер в Кузнечном переулке между домами 5 и 9 во что бы то ни стало. Точнее, цена вопроса уже известна: фонд оценивает свои инвестиции в 600-700 млн рублей.

Жители окрестных домов и градозащитники, наоборот, пытаются вернуть сквер в перечень зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП) в надежде, что этот статус поможет защитить последний зеленый уголок в местах, где вообще больше нет зелени. Здание, где Достоевский снимал квартиру последние три года жизни, находится в центре города, в том самом каменном мешке, известном читателям всего мира по его романам. А вообще за годы своих скитаний по Петербургу писатель поменял около 20 адресов.

Под предлогом предстоящего в 2021 году 200-летнего юбилея писателя застройщик, назвавшийся почему-то благотворительным фондом, намерен втиснуть в подлинную историческую среду квартала новое здание из стекла и бетона. При жизни Федор Михайлович не был обременен недвижимостью, а вот потомки решили восполнить этот пробел. С какой целью? Цели-то они указывают благородные — развитие музея. Фонд «Петербург Достоевского» провозглашает намерение создать там культурный центр и обещает передать его в безвозмездное пользование государственному музею.

Но почему для этого следует нарушить подлинную историческую среду столь вызывающим новоделом, один вид которого ошеломил специалистов и градозащитную общественность? «Не припомню даже, чтобы какой-нибудь мемориальный музей выступал инициатором уничтожения питающей его уникальной подлинной среды. Основной экспонат музея — это сам Петербург Достоевского. Разрушение этой среды — преступление против его памяти», — однозначно выразил общую тревогу зампредседателя Петербургского ВООПИиК Александр Кононов.

А уж культурных центров в центре Северной столицы — с избытком. Почему бы Якунину с Герасимовым не воплотить в жизнь свои благие намерения где-нибудь в новостройках? Все только спасибо скажут, если в спальном районе появится культурный центр, подобный тому, какой выстроил Эрмитаж, разместив свои фонды и мастерские в Старой Деревне. Но напористые владельцы «благотворительной» организации жестко настаивают на клочке свободной земли именно в центре города. Что, разумеется, вызывает протест обитателей Кузнечного переулка против столь наглой уплотнительной застройки.

А что городские власти? Правительство города, которое вроде бы намеревалось сквер сохранить, нынче ведет себя как-то странно. Еще недавно врио главы Санкт-Петербурга Александр Беглов обещал прислушаться к мнению жителей. Но депутат Законодательного собрания Северной столицы Алексей Ковалев обратил внимание собравшихся возле сквера петербуржцев на то, что на самом деле правительство города потихоньку проталкивает идею строительства нового здания в Кузнечном переулке.

— Они продолжают какие-то дела с этим фондом. Хотя господин Беглов обещал прислушаться к горожанам и остановить проект. Даже разговоров не должно быть о партнерстве с таким фондом, с этим Якуниным. Этот человек уже вывел из федеральной собственности знаменитый Дом со львами под предлогом размещения там федеральных органов власти. В итоге в историческом здании работы Монферрана создана коммерческая гостиница, и памятник ушел в частную собственность. Вот и вся благотворительность...

— А здание, которое Якунин и Герасимов планируют построить в Кузнечном переулке, вообще никто не собирается передавать в собственность города. Зачем же губернатору ввязываться в такие сомнительные операции? — спрашивает Ковалев. — Если господин Беглов в них принимает участие, значит, можно поставить вопрос о проверке его личной заинтересованности в этом вопросе.

Кстати, недавно руководитель Следственного комитета России Александр Бастрыкин заинтересовался-таки скандальной темой застройки территории у Пулковской обсерватории. Застройка Кузнечного переулка обещает быть не менее громкой. Живой щит возле сквера собрал сейчас человек триста. Ждет ли временно исполняющий обязанности главы города там более многочисленного протестного собрания? Выборы главы города все-таки еще впереди, чего уж так вести себя, словно они выиграны?

Известны итоги работы Александра Беглова минувшей зимой, которая обернулась травмами для более чем 4 тысяч петербуржцев. Врио показательно снимал глав нескольких районов, где, по его мнению, дело с уборкой улиц обстояло особенно плохо. И тут же назначал их на руководящую работу в правительстве Санкт-Петербурга. Как это было у Салтыкова-Щедрина? «От него кровопролитиев ждали, а он чижика съел». Кровопролитиев, конечно, никто в Петербурге не жаждет. А вот символическую могилку в сквере у Музея Достоевского участники живого щита уже соорудили.

— Это были своеобразные похороны проекта Якунина и Герасимова. Мы абсолютно уверены, что народный сход поставит жирную точку в бессмысленных притязаниях беглого миллиардера на строительство ненужной стеклянно-бетонной коробки. Решение о присвоении зеленой зоне имени Федора Михайловича Достоевского, а также ее благоустройство станут лучшим подарком к 200-летию со дня рождения великого русского писателя, — уверен активист Ярослав Костров. Жители Центрального района направили новый запрос о возвращении сквера в официальные списки ЗНОП и передали его врио губернатора.

Ждем ответа. «Труд» будет следить за развитием ситуации.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?