08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРОЗНЫЙ: ЖИЗНЬ НАЧИНАЕТСЯ СНОВА

Нынешний мэр Грозного Супьян Мохчаев в свои неполные сорок лет успел побывать и мастером-строителем, и прорабом, и председателем колхоза, и руководителем одного из крупнейших в чеченской столице - Заводского района. Активный боец антидудаевской оппозиции, Мохчаев участвовал в автурхановском походе на Грозный в ноябре 1994 года, в боях с сепаратистами получил шесть пулевых ранений. В нынешней антитеррористической операции был правой рукой Беслана Гантамирова, вторично освобождал родной город от бандформирований... С мэром Грозного беседует специальный корреспондент "Труда".

- В результате жестоких боев город разрушен полностью и, по мнению многих специалистов, восстановлению вряд ли подлежит. Так считает, например, вице-премьер, полномочный представитель правительства России в Чечне Николай Кошман. Он, как известно, предлагал перенести столицу в Гудермес или Аргун. Каково ваше мнение?
- Президент Владимир Владимирович Путин, принимая недавно в Москве группу чеченских глав администраций, сказал: ни ему самому, ни Кошману этот вопрос решать нельзя. Судьбу своей столицы должен решить сам чеченский народ. И он ее уже решил.
Помните, каким был Грозный в феврале? По городу нельзя было пройти даже пешком, всюду громоздились завалы, горы искореженной и сгоревшей техники. А сегодня? Практически все улицы очищены, цветут сохранившиеся аллеи, появились даже клумбы.
До 1991 года, когда к власти пришел Дудаев, 65 процентов полумиллионного города проживало в частном секторе. Пригодных для жилья многоэтажных домов сегодня не осталось, но частное жилье восстановить вполне возможно, и мы это уже делаем. У чеченца такой характер, что если от его дома сохранилась всего лишь одна труба, то он свое жилище все равно восстановит. Нам, администрации, нужно лишь помочь ему стройматериалами. Все остальное он сделает сам. Сегодня в Грозном - около ста тысяч коренного населения. И люди уже начали восстанавливать свои дома.
Кстати, знаете, как мы приводим в порядок город? В качестве техники для разбора и вывоза завалов от федерального центра мы получили лишь два грузовых "Урала". На весь Грозный! Что делать? Собрал тогда я своих помощников и сказал: езжайте по окрестным городам и весям, собирайте по дворам все, что есть. Я знал, что при Дудаеве и Масхадове грабеж совхозов и госхозов был тотальный, вся техника перекочевала на частные подворья. И, представьте, собрали столько бульдозеров, тракторов и прочих машин, что очистку улиц и площадей вполне обеспечивали собственными силами.
- А как расплачиваетесь с людьми на расчистке завалов?
- Гуманитарной помощью. Другой возможности у нас нет. Деньги выдаются лишь в качестве детских пособий, а также бюджетникам - учителям, врачам - и пенсионерам. Всем остальным платим продуктами, поступающими в город в качестве гуманитарной помощи.
Главное для нас сегодня - вопросы жизнеобеспечения населения. Перво-наперво - вода. Уже запустили Сунженский водозабор, четыре родниковых водозабора. Все они работают пока на дизелях, но центральная часть города воду уже имеет. Второе - газ. Им уже полностью обеспечен Старопромысловский район, заканчиваем газопроводы в 6-м микрорайоне, поселках Кировский и Андреевская Долина. Так что газовая сеть в городе скоро будет восстановлена.
Сложнее с электрическими сетями. Практически все энергетические объекты разграблены, цветные металлы вывезены. Ущерб от хищений только на Грозненской ТЭЦ составил порядка 3,5 миллиарда рублей. В грабеже замечены даже подразделения федеральных сил. Загоняют бронетехнику на объекты и навьючивают ее чем придется. Настоящее бедствие! Чтобы как-то уберечь оставшееся, мэрия и военная комендатура города пошли на беспрецедентный шаг: в только что очищенном от мин и других зарядов городе начато новое минирование - для защиты территорий народнохозяйственных объектов. Парадоксально, но иного выхода нет. Грозный снова минируют, теперь - сами новые власти.
- Но что-либо из производственной сферы в ближайшее время восстановлено будет?
- Безусловно. Уже практически отремонтировано путевое хозяйство, сейчас все силы брошены на восстановление железнодорожного вокзала, дело идет к концу. Скоро откроется движение поездов до Минеральных Вод, а затем - и до Москвы. На днях запущено два кирпичных завода, на очереди - вино-коньячный завод. Кстати, скоро заработает и аэропорт "Северный". Все финансирование восстановления авиакомплекса взял на себя чеченский предприниматель Усман Азмаров. У него уже есть и самолеты, и летные экипажи.
Получили несколько десятков автобусов, которые свяжут разработанными маршрутами все районы Грозного. В Старопромысловском районе действует школа на 400 учеников, еще две школы вступили в строй в центральной части города. Правда, детей пока немного. Грозненская больница N 9 уже сейчас может принять 200 больных. Она обеспечена необходимыми медикаментами. Здесь уже функционируют хирургическое, травматологическое, реанимационное и терапевтическое отделения. При больнице действует поликлиника. В городе восстановлен роддом.
Хлебом население вполне обеспечивают четыре пекарни. Так что, как видите, Грозный жив и со временем возродится. Что касается главной - нефтеперерабатывающей отрасли, то здесь перспектива настолько туманна, что о восстановлении пока нет и речи. Все разрушено до основания.
- Когда можно ожидать массового возвращения беженцев в Грозный?
- А массового и не будет. По двум причинам. Первая: людям, жившим в центре города, в многоэтажных зданиях, возвращаться некуда. Вторая - основная часть грозненцев осела во временных лагерях в Ингушетии. У меня есть совершенно достоверные сведения о том, что власти соседней республики искусственно создают ситуацию, при которой беженцы боятся возвращаться домой. Их запугивают тем, что, мол, Грозный взят федералами ненадолго, боевики вернутся, и тем, кто поверил Москве, несдобровать. Не секрет, что именно в Ингушетии нашли пристанище те, кто творил бесчинства в годы бандитского режима, в частности, многие боевики и члены так называемого шариатского суда Ичкерии. А старики и женщины, якобы негодующие перед телекамерами корреспондентов, в подавляющем большинстве - родственники бандитов, они делают все, чтобы создать видимость гуманитарной катастрофы.
Скажу вам больше. Мы категорически против возвращения в Грозный тех, кто принимал участие в геноциде русскоязычного населения и самих чеченцев, кто грабил, отнимал дома и квартиры, насиловал и убивал людей. Вместе с военным комендантом Грозного Василием Приземлиных я издал специальное распоряжение, согласно которому въезд этим лицам в Грозный категорически запрещен. Уверяю вас: если такие подонки или те, кто им способствовал, появятся в городе, нам трудно будет удержать население от самосуда.
- Аппарат мэрии уже укомплектован?
- Нет. По штату у нас должно быть 125 сотрудников, но набрали 71 и увеличивать штат пока не будем: не хватает помещений для работы. Сами видите: мы временно расположились в здании бывшей мебельной фабрики, а оно наполовину разрушено. Идет ремонт.
Хуже обстоит дело со связью. Телефонная сеть еще не восстановлена, на всю мэрию выделен один автомобиль "Нива". Собрать руководителей районных администраций, провести какое-либо совещание - целая проблема.
- Вы - человек, хорошо информированный, опытный. По-вашему, долго еще в Чечне будет продолжаться война?
- Скажу так: крупных боевых действий больше не будет, да они и не нужны. Сегодня необходимо серьезно работать правоохранительным органам и спецслужбам. И прежде всего - чеченской милиции. Наши милиционеры ведь знают каждого бандита в лицо, от них, как от федералов, не скроешься. С каждым сложившим оружие боевиком нужно разбираться персонально. А те, что сейчас сидят в горах, никуда не денутся. Когда власть на местах окончательно укрепится, они потеряют всякую опору, и им будет крышка.
Но есть опасность, которую, на мой взгляд, федеральный центр явно недооценивает. Я имею в виду статус и положение чеченской милиции, сформированной Бесланом Гантамировым. Когда они были нужны, им выдали оружие, послали отбивать у боевиков Грозный. Я все время был рядом с Гантамировым, и можете поверить: роль, которую сыграли в боях за столицу гантамировцы, немалая.
А как город от бандитов освободили, чеченские милиционеры стали никому не нужными. Официально в своем статусе они не утверждены, зарплаты и вещевого довольствия вот уже несколько месяцев не получают. Как им жить, на что содержать семьи? А ведь их в Чечне - свыше двух тысяч. Здоровых, прошедших войну вооруженных парней. Милиционеры пока еще на что-то надеются, держатся. Но уже рождаются обида и возмущение. Наиболее отчаявшиеся, чтобы прокормить семью, уже идут на грабеж, другие преступления.
Райотделы МВД в Грозном, как и по всей Чечне, сегодня укомплектованы командированными со всей России. Но ведь долго так продолжаться не может, судьбу Чечни все равно придется доверить самим чеченцам. В этой связи мне непонятна позиция федеральных властей, и в частности министра внутренних дел Владимира Рушайло.
Со своей стороны, мы, мэрия и комендатура, делаем все возможное, чтобы сохранить надежный костяк чеченской милиции. Созданы специальные комиссии в составе глав администраций, представителей спецслужб и наиболее уважаемых старейшин, которые внимательно изучают каждого, кто надел милицейскую форму. Но без решения главного вопроса - утверждения законного статуса чеченской милиции - радикально изменить положение дел мы не сможем.
- И все же: о чем вы сейчас мечтаете?
- Выспаться. Просто отоспаться. С тех пор, как мне доверили пост мэра, сплю урывками, вполглаза. Видите топчанчик? Здесь, в кабинете, я практически и живу. Дел-то действительно невпроворот...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников