06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ ГОРЯИНОВ: ЕСТЬ МНОГО ЖЕЛАЮЩИХ РАСТАЩИТЬ ГАЗПРОМ

Юдина Людмила
Опубликовано 01:01 12 Мая 2000г.

- Юрий Афанасьевич, еще не все наши читатели знают, что же собой представляет Газпром. Его

- Юрий Афанасьевич, еще не все наши читатели знают, что же собой представляет Газпром. Его подчас называют экономическим монстром, промышленно-финансовой "империей", монополизировавшей многие газовые рынки. Вы работаете в этой системе уже четверть века. Где правда, а где вымысел?
- Вполне очевидно: Газпром - особенная компания. Потому что является владельцем гигантской Единой системы газоснабжения России и государств СНГ. Это крупнейший экспортер энергоресурсов за рубеж. И если Газпром хоть ненадолго приостановит работу, рухнет не только российская экономика - это тяжело отразится и на экономике ряда европейских стран. Поэтому нашу компанию нельзя рассматривать как некую обособленную единицу. Исходя из этого, строится и инвестиционная политика.
Приведу пример. Сделали мы большое дело: построили газопровод Уренгой - Ужгород, рассчитанный на 40 лет. За это время прокачаем определенное количество газа и, можно считать, свою задачу выполним. Но вот с точки зрения газоснабжения дело обстоит несколько иначе. Суть в том, что использовав кубометр добытого топлива, мы должны по меньшей мере на этот же объем восстановить запасы газа, чтобы в дальнейшем не остаться без энергии. А для этого надо привлечь геологов, провести исследования, открыть новые месторождения, обустроить их, обеспечить рабочими кадрами и социальной защитой, построить дороги и еще много чего сделать. На все это нужны деньги, другими словами, инвестиции. А их катастрофически не хватает. Эта ситуация сложилась не сегодня и не сразу. Последние 10 лет государство относилось к Газпрому, как к доброй корове, которую можно не только бесконечно доить, но и по семь шкур с нее драть. Многие государственные деятели именно так понимали задачу управления топливно-энергетическим комплексом страны. А ведь она состоит совершенно в другом - в бесперебойном снабжении страны топливом. Наша же цель - получать прибыль от эффективной деятельности и обеспечивать стабильное развитие компании.
- Простите, но семь лет подряд российское правительство возглавлял Виктор Черномырдин, энергетик со стажем, коренной, можно сказать, газпромовец. Неужели он все это затеял?
- Черномырдин отлично знал, где и сколько у Газпрома можно взять. И не стеснялся заимствовать. Да и выхода у него не было. Вспомните, какое было время и какие происходили события: распад Советского Союза, крах экономики, тяжелейший упадок во всех сферах деятельности. Но при Черномырдине была сохранена Единая система газоснабжения страны, в целости и сохранности осталась газовая отрасль. Вот из нее и тянули все, кто хотел. Вместе с тем Черномырдин никогда не переходил запретной черты, поскольку как профессионал понимал, что компанию надо беречь. Потом пришли другие руководители, правительства. Они набросились на компанию с удвоенной силой. Драли с нее семь шкур. Это привело к тяжелейшим последствиям. Постоянная нехватка инвестиций в капитальное строительство, развитие производства больно отозвалась дефицитом газа. В этом году для обеспечения страны теплом Газпром был вынужден докупать недостающие объемы топлива в Туркмении. В следующем году дефицит газа обострится.
- Есть ли свет в конце тоннеля? Как сейчас государство, президент Российской Федерации Владимир Путин относятся к Газпрому?
- Давайте уточним, какие отношения связывают государство и нашу компанию. Они должны определяться через законодательные акты, через создание правового поля, через экономические рычаги. Сегодня эта система только отрабатывается, поэтому рано утверждать, улучшилось или ухудшилось отношение государства к Газпрому. Вернемся к этому вопросу года через два. Что же касается отношения нового главы государства к нашей компании, то могу сказать, что оно хорошее. Как вы помните, будучи исполняющим обязанности президента, Владимир Путин живо интересовался нашей деятельностью. Став президентом, он посетил центральный офис Газпрома, познакомился с направлениями работы компании. Довольно часто встречается с нашим председателем правления Ремом Ивановичем Вяхиревым. Так что имеет представление о нашей работе, о наших проблемах.
Если мы сегодня будем вкладывать необходимое количество денег для восстановления объемов добычи топлива, эффект увидим не сразу, ибо инвестиционная деятельность отличается большой продолжительностью: от вложения средств в проект до получения первой отдачи проходит не менее трех - пяти лет.
- Тем не менее Газпром находит возможность для реализации ряда серьезных проектов...
- Да, мы выделили для себя несколько приоритетных задач. Это реализация проекта "Голубой поток", строительство новых мощностей газопровода "Ямал - Европа", газификация российских регионов.
Платежеспособные рынки сбыта пока только за границей. Поэтому и тянемся за рубеж: в Западную Европу, в Турцию, изучаем азиатские рынки. Понятно, что если бы имели устойчивую экономику в России, не спешили бы тянуть газовые магистрали за тысячи верст в Европу. Но жизнь заставляет это делать. Экспорт российского газа будет увеличиваться. Потребность в нем за рубежом велика, и она, по прогнозам, будет возрастать. Неоспоримый факт: рынок природного газа на нашем континенте определяется только российскими ресурсами. И в любой конкурентной борьбе у нас есть серьезные шансы на победу.
Мы намерены расширять сферу своего влияния. И не за счет увеличения объемов газа, а через углубление проникновения на рынки.
- Поясните, пожалуйста.
- Здесь целый ряд направлений. Во-первых, надо быть ближе к потребителю, то есть продавать газ не на границе страны, как прежде, а непосредственно зарубежным пользователям. От этого выигрывает и Газпром, и сам получатель. Еще одна задача - больше ориентироваться на переработку, чтобы не сырье продавать, а конечный продукт. И, безусловно, будем поставлять газа столько, сколько за него смогут заплатить. Повторю, зарубежные потребители платят исправно. И тут очень важно обеспечить диверсификацию, надежность поставок, чтобы меньше было транзита. Поэтому и возникла необходимость разделения экспорта газа на три потока - северный, южный и центральный. Северный маршрут пойдет через Балтику - этот проект находится в стадии проработки. Южный через Черное море напрямую соединит нас с турецкими потребителями. Это уникальный проект "Голубой поток". Центральный маршрут - Ямал - Западная Европа - пройдет через территории Белоруссии и Польши.
Пока же 90 процентов экспортного топлива идет через Украину, с которой у нас возникает немало проблем. Несанкционированный отбор газа на украинской территории, реэкспорт российского топлива ставит Газпром в тяжелейшее положение. С реализацией названных проектов ситуация в корне изменится и для Газпрома, и для экономики России в целом.
- Увеличение поставок газа, выполнение контрактных обязательств предполагает введение в строй новых крупных месторождений. Собственных средств у Газпрома для этого недостаточно, да и времени в обрез - ведь "Голубой поток" и "Ямал - Европа" должны быть пущены в ближайшие годы. Есть ли гарантия, что газа в России хватит?
- Мы никогда ничего не обещаем "просто так". Все наши задачи реальны и выполнимы. Да, пока задерживается ввод в эксплуатацию перспективного Заполярного месторождения, откуда должен взять старт "Голубой поток". Но есть варианты: первые поставки будут обеспечиваться за счет других источников. То же могу сказать и о других крупных инвестиционных проектах.
- Масштабные проекты требуют и больших вложений. Известно, что Газпром берет большие кредиты в зарубежных банках. А российские сотрудничают с вами?
- Российские банки пока не в состоянии работать с нами на должном уровне. Они действуют в основном как расчетные центры. И винить их в этом нельзя. Обвал финансового рынка сыграл свою негативную роль. Я давно занимаюсь вопросами инвестиционной политики и помню, как набирала силу банковская система страны. Ко мне не раз приходили банкиры с предложениями профинансировать тот или иной газпромовский проект. Но у них маловато было сил для этого. Я объяснял, что не надо спешить, пусть банки немного окрепнут - ведь даже выгодные инвестиционные проекты Газпрома (а за невыгодные мы не беремся) обычно очень дорогостоящие, отдача же начинает поступать только спустя три-четыре года. Это время банк должен как-то прожить. Но я понимал, что еще два-три года благоприятного климата в стране - и с нашими финансовыми организациями можно будет сотрудничать. 17 августа 1998 года надолго отодвинуло эти сроки.
- Юрий Афанасьевич, вы сказали, что Газпром изучает не только европейский, но и азиатский рынок - тоже очень перспективный и, возможно, особо интересный для компании...
- Об этом пока рано говорить. Мы еще только присматриваемся к восточному направлению, создали компанию "Востокгазпром", ряд других подразделений - больше пока ничего не скажу. Надо подождать...
- Между тем слухов вокруг восточных интересов Газпрома предостаточно...
- Ну и пусть. Слух к делу не подошьешь. Но одно дело, когда слухи исходят от профессионалов, и совсем другое - когда их раздувают в СМИ просто ради мнимой сенсации или скандала.
- Нередко это касается непосредственно вашей деятельности. Например, один очень известный "энергетик" громогласно заявил недавно, что нынешние трудности Газпрома связаны с "неправильной инвестиционной политикой компании".
- Как же, слышал. Этому "энергетику" лет бы пять назад об этом сказать, когда он определял направление деятельности правительства, в том числе и в развитии энергетики, инвестициях... еще при власти в правительстве. Я бы тогда с ним поспорил, только вряд ли он бы смог понять меня.
Однако речь не о нем. Я уже говорил, что правильность инвестиционных вложений сказывается лишь спустя несколько лет. И тут нам по большому счету упрекнуть себя не в чем. О международных проектах я уже говорил. А ведь внутренних у нас значительно больше. Многим кажется, что Газпром - это только длинная "труба". Но развитие трубопроводного транспорта - всего лишь одно из направлений нашей деятельности. Всего же их в компании - более сорока. Это и добыча газа и нефти, их переработка, производство серы и гелия, эксплуатация железнодорожного, морского, автомобильного, авиационного транспорта. Мы строим дороги, жилье, порты, производственные объекты. В Уренгое, например, возводим газохимический комплекс по переработке газа, где будет выпускаться конечный продукт - полиэтилен. Недавно построили и открыли автотрассу Заполярное - Уренгой. Она дает жизнь всему региону, обеспечивает его экономику на перспективу. А сколько рабочих мест создается благодаря нашим заказам!.. Так что далеко не случайно Газпром называют главным налогоплательщиком страны.
- А вам потребители не платят годами. Как же Газпром умудряется сочетать экономическую эффективность компании с реализацией интересов государства, где столько неплательщиков?
- Зачастую экономическая эффективность компании "уступает" государственным интересам. От этого никуда не денешься - таков удел естественной монополии.
Во всем мире идет, грубо говоря, драка за энергетику. И не прекратится до тех пор, пока где-то есть энергоресурсы. Россия, обладающая огромными природными богатствами, была и будет в эпицентре геополитических интересов. И в российском государстве такие опорные структуры, как Газпром, многим не дают покоя: слишком жирный кусок, слишком мощная система. И все еще целая, дееспособная, не порванная на части. И мы видим, понимаем: есть немало желающих все это растащить. Но надо всем хорошо понимать и другое: если вдруг рухнет Газпром, то это будет катастрофа. И не только для России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников