05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

САМ СЕБЕ РЕЖИССЕР

Ахундова Ирина
Опубликовано 01:01 12 Мая 2003г.
Подчас о молодом талантливом исполнителе говорят: он ворвался на артистический небосклон как яркий метеор. По отношению к Давиду Гвинианидзе такое сравнение вполне оправдано. На финале недавнего конкурса "Романсиада" его появление буквально спутало карты. Открывая заключительный тур учрежденного газетой "Труд" всероссийского творческого состязания молодых исполнителей русского романса, художественный руководитель и постоянная ведущая конкурса Галина Преображенская с грустью объявила: победитель кавказского регионального тура "Романсиады" Давид Гвинианидзе не сможет выступить, так как задержался на гастролях в Алма-Ате... Срочно вызвали на прослушивание одного из "резервистов" - конкурсантов, которые после региональных туров числились кандидатами на участие в финале. И вдруг, когда тур уже подходил к концу, Галина Сергеевна вышла на сцену Колонного зала Дома союзов и несколько растерянно, сменив высокий штиль на сугубо бытовой, известила публику: "Тю-у-у-у... Гляди-ка! Приехал Гвинианидзе!!!"

- Давид, как вам тогда удалось не просто успеть на прослушивание, но еще и спеть так, что жюри присудило вам (говорят, единогласно) первую премию?
- Сам не очень понимаю. Благодаря содействию Фонда Ирины Архиповой я был в Казахстане в составе "Парада теноров" под руководством Владислава Пьявко. Нас пригласил туда президент страны Нурсултан Назарбаев. Приняли очень тепло - но представляете, каково было мое отчаяние, когда я узнал, что в этот день рейса на Москву нет! Пришлось лететь прямо в день финала. Как я несся из аэропорта, как влетел на сцену Колонного зала, не отдохнув, не распевшись, - сам сейчас плохо себе представляю. Помню, что появился перед публикой в таком странном одеянии, что ведущая сочла, будто я готовлюсь сыграть роль Пушкина перед дуэлью. Но был в настоящей эйфории и спел романс Бориса Шереметева "Я вас любил" с немалым куражом. Жюри, судя по всему, это оценило.
- Один из членов жюри "Кавказской Романсиады" - редактор отдела культуры "Труда" Леонид Павлючик рассказывал, что с тем же куражом вы исполнили в Ереване и "Бубенцы" А. Бакалейникова. Очевидно, вы очень любите жанр романса...
- Именно так. Это одна из самых тонких, изысканных музыкальных форм, которая требует от артиста чрезвычайно бережного, я бы сказал - трепетного отношения, особой эмоциональной чуткости. Исполняя романс, ты должен за три минуты сыграть целую драму, где нет ни декораций, ни оркестра, ни режиссера. Вернее, где режиссер - ты сам.
- Как вы вообще узнали про "Романсиаду"?
- В мае 2000 года я приехал в Москву: получил приглашение в театр "Новая опера", где стал солистом. Там мне впервые рассказали про этот конкурс "Труда", так как многие певцы уже успели в нем поучаствовать. Через два года во время фестиваля "Белая сирень", посвященного Рахманинову (одному из моих любимейших композиторов), я познакомился с заслуженной артисткой России Галиной Преображенской, которая вела концерт. Правда, для начала мы с ней поругались, так как я случайно закрыл нотами ее ключи, и она долго не могла их найти. Но после того как я спел на сцене шесть романсов Рахманинова, она подошла ко мне, будто никакого инцидента не было, и сказала: "Вы поете прекрасно. Романс - "ваш" жанр, и я считаю, что вам обязательно надо принять участие в конкурсе "Романсиада"... За оставшиеся до начала летние месяцы мы с ней успели не раз выступить вместе, в том числе на Лемешевской поляне в Серебряном Бору, где из года в год проходят традиционные открытые концерты, и даже в Библиотеке имени Пушкина - среди слушателей были потомки поэта. Это стало хорошей подготовкой к соревнованию.
- Вы были "нацелены" на первое место?
- Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом... Но вообще-то я больше думал о том, чтобы достойно спеть - а уж там пусть жюри решает, какую премию присудить. Суть ведь не в наградах. Дело артиста - служить музыке. А время всех рассудит. Вон Марио дель Монако не был лауреатом ни одного конкурса, никогда в них не участвовал, но для меня он - подлинный кумир, один из самых выдающихся мастеров оперного искусства.
- Как ваши родные и друзья отреагировали на полученную вами первую премию?
- Они очень обрадовались, когда я сообщил им об этом по телефону. Потом обрадовались вторично, услышав это же сообщение по телевидению. Раньше родители были против моих занятий вокалом, думали, что это несерьезно. Отец не позволил мне поступать в консерваторию, и я, повинуясь его воле, вынужден был пойти в Политехнический университет на факультет виноделия. Кстати, корень моей фамилии - "гвино" - по-грузински и означает "вино", так что на факультете долго смеялись из-за такого совпадения. Я прошел полный курс, даже получил "красный диплом", но ни дня не работал как винодел. Поскольку уже через год после поступления в университет поступил и в консерваторию. Отец уже давно смирился с этим моим выбором и теперь даже гордится мной.
- Ну а до того, как у вас обнаружился певческий голос, кем вы мечтали стать?
- В детстве - актером, журналистом... Между прочим, обе эти мечты сбылись. Ведь оперный певец - не только музыкант, но и актер. Удалось попробовать себя и в журналистике: в 20 лет, учась на втором курсе консерватории, я стал вести авторскую передачу "Тенор", в которой рассказывал об оперных звездах, композиторах, спектаклях. Сценарий писал ночами, после записи вместе с сотрудниками монтировал снятое. Телезрители Тбилиси, Кутаиси, Батуми очень любили эту передачу, ее даже стали показывать по спутниковому каналу.
- Знаю, что вы успели поработать и в качестве педагога.
- Да, обучал детей вокалу. Вообще мне очень хочется помогать молодым талантливым людям в их творческом росте. С этой целью я основал благотворительный фонд творческих инициатив "Таланты мира". А главное, чего хотелось бы, - это приобщить к настоящему искусству тех, кто в силу разных причин (в том числе из-за недостатка средств) не может пойти в театр или концертный зал. Это и детдомовские воспитанники, и пенсионеры, и студенты... Мы хотим хоть чуть-чуть скрасить их нелегкую жизнь. В Главном военном клиническом госпитале имени Н.Н. Бурденко недавно состоялся наш первый благотворительный концерт для ветеранов войны. Честно говоря, очень тяжело было смотреть, как некоторые парни, вернувшиеся из Чечни, аплодируют обрубками рук. Зато все мы убедились, как нужны такие встречи бывшим солдатам, до которых мало кому есть дело...
- Правда ли, что вы ушли из "Новой оперы"?
- С Нового года, после двух лет работы там, я перешел в "Геликон-оперу", куда меня пригласил режиссер и художественный руководитель этого театра Дмитрий Бертман. Выучив за неделю партию Альфреда в "Летучей мыши" Штрауса, я уже в середине января пел ее на сцене. На мой взгляд, это потрясающая постановка. Спасибо замечательным людям, работающим в театре, сделавшим все, чтобы я органично вписался в сложившийся коллектив. Наконец-то я нашел труппу, в которой действительно нужен. Мне предложили практически все ведущие партии, какие только подходят к моему голосу. И еще - приятно, что в "Геликоне" немало людей, как и я, прошедших через трудовскую "Романсиаду". Нам очень легко понимать друг друга.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников