05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОКОВАЯ ОШИБКА ЗООЛОГА ЕФРЕМЕНКО

Красноярский зоолог Владимир Ефременко пишет сейчас очень интересную книгу. Не о зоологии. Первые дневниковые записи он сделал, лежа в переполненной камере на бетонном полу. Вымогали деньги - не дал. Арестовали - решил не откупаться. Чуть не умерла в камере его жена. Для одной поездки на такой красивый остров в Индийском океане событий достаточно...

Владимир Ефременко сидит у дверей своего мини-зоопарка, улыбается посетителям и продает билеты. Попутно рассказывает новости: обезьянки-игрунки родили двойню, а мангусты - сразу трех детенышей. Роды он, как обычно, принимал сам, все обошлось, потомство прекрасное.
А Григорий Владимирович живет с Ефременко уже 20 лет. Григорий Владимирович - это местный крокодил. Владимир Ефременко купил его в Москве на Птичьем рынке за тысячу долларов, хотя совсем крошечный тогда крокодильчик - всего сантиметров 15 - таких денег не стоил. К тому же у него была разодрана спина: большой черный кайман, сидевший с малышом в одной клетке, отличался злым норовом. Владимир привез Гришу в Сибирь, согревая на своей груди, выходил. Теперь крокодил узнает его по шагам, норовит потереться носом о ладонь, очень скучает.
Пока хозяин сидел в тюрьме на Мадагаскаре, крокодил упорно отказывался есть. А при встрече, как собака, радостно метался по вольеру.
"Замечательные у вас звери, - говорит кто-то из гостей, и без перехода: - А мы слышали, что хозяин этого зоопарка сидел в мадагаскарской тюрьме". Владимир в ответ нарочито ужасается: "Да вы что?!" - и весело смеется.
МАДАГАСКАРСКИЙ ЗЭК
Из дневника Владимира Ефременко:
"Первые впечатления от тюрьмы самые сильные. Час ночи. Опись вещей. Прощание с женой. Судорожно выцарапываю карамельки из уголков рюкзака. Мишаня, наш старый друг и попутчик, сует нож. Спасибо, добрый человек, очень актуально. Кто знает, что на уме у этих малагаси. Захожу в камеру. Люди спят. Нестерпимо воняет мочой. В помещении 3 на 5 метров семь человек. Пятеро, по-видимому, "положенцы" (воры в законе). На зоне я единственный белый человек. В первый день не принесли обед, не дали свидания с женой и переводчик запил. Без обеда, конечно, обойдусь, но остальное выбивает из колеи".
Как ни странно, у известного зоолога нет специального образования. Окончил Красноярский политехнический институт, даже немного поработал преподавателем, на том и остановился.
Теперь у Владимира свой зоопарк экзотических животных плюс музей морских раковин. Помещения он арендует в центральном парке города, но мечтает построить зверинец на природе. Современный, со специальными родильными комнатами. Первые десять лет он приглашал ветеринаров, советовался, мотался по другим зоопаркам, набирался опыта. Теперь не подпустит к своим животным никого.
Кроме того, Ефременко - заядлый коллекционер. Его выставки жуков и бабочек объездили всю страну. А среди раковин есть такие экземпляры, которых не найти ни в одном другом музее. К примеру, конусы "Слава морей", "Праздничная валюта", ципрея фултони, ципрея гуттата. Он их и покупает, и меняет, и сам со дна морского достает.
- Просто не надо ничего бояться. Даже если акула рядом плывет - главное, не дергаться. Ее не трогаешь, и она будет своим делом заниматься. Хотя однажды я схватился за острый край коралла и порезал руку. А рядом акула. Они кровь кожей чувствуют. Пришлось аккуратно ладонь зажать, чтобы кровища не хлестала, и хищница не реагировала. Так и плыл пять километров.
Своих питомцев и экспонаты для коллекций Владимир собирает по всему миру. Проще сказать, где он не был. Но самое любимое место - Сахара.
- Сахара - самое живое место на планете. Если выходишь ночью с фонариком, вся пустыня загорается огоньками - это отражения глаз. Все вокруг шевелится.
Путешествует зоолог налегке - отели не любит, предпочитает небо над головой и море у ног. Живет в палатке, деньги - только на перелет.
Перелет проходит согласно международным стандартам перевозки живности: рептилии - в мешках, звери - в больших ящиках с кормушками и поилками. Попутно Владимир ловит жуков и бабочек, отыскивает раковины. На сей счет в разных странах имеются свои запреты. Ефременко их соблюдает, в обязательном порядке получает разрешение. На Мадагаскаре он вел себя точно так же. Но это не помогло.
Из дневника Владимира Ефременко:
"Чувствую себя как обезьяна в зоопарке. Поначалу тыкали пальцем, разглядывали, потом привыкли, каждое утро во время прогулки здороваются - "гуд морнинг". Морнинг, морнинг, дорогие мои, но не гуд. В соседней зоне, за забором, сидит моя жена.
Каким-то образом в камере оказался французский порножурнал. Конечно, для избранных. Избранные долго изучали содержимое и быстро выскакивали. На здоровье.
В 7 часов утра открываются двери нашей камеры. Погрузив руки по локоть в золу, люди выбирают потухшие огни, на которых потом будут готовить свою нехитрую снедь. И даже когда уже все выбрано, старики просеивают золу через дырявые чашки. А затем обследуют двор, подбирая микроскопические щепки, бумажки и еще какую-то гадость.
Похвастаться опытом бывалого сидельца я не могу, в общем-то, это дебют. Но, имея немного денег, сидеть можно.
В зоне есть даже общественный огородик, где произрастает какая-то травка, бататы и огромный куст баклажана. Правда, вырастать плоды успевают только до размеров грецкого ореха - очень кушать хочется.
Как-то под вечер не совсем здоровая на голову курица решила сигануть к нам через забор. Но явно дала маху. Полуголодная толпа за секунды разорвала и ощипала бедную пичугу. Кстати, тех, кому нечем платить, кормят здесь каждый божий день - один раз. В 11 часов утра выстраивается очередь, и все получают по чашке вареной маниоки. Зато воды очень много, два колодца и водокачка. Пить эту воду нельзя. В воде есть все, от холеры до дизентерии плюс экзотические простейшие и паразиты.
Публика довольно разномастная. Одеты кто во что. У одного истлели шорты, он вместо них приспособил майку: просунул ноги в рукава и подпоясался какой-то дерюжкой. Другой ходит в короткой юбке и розовом топике. Некоторые просто обматываются тряпками. Большинство босиком. В общем-то, погода балует - плюс 36 в тени. За день солнце накаляет бетонные стены барака, и до утра они пышут жаром. Камеры, и так до отказа забитые людьми, постоянно пополняются. Наша камера считается элитной. У нас уже 9 человек, в соседних камерах - по 90".
РОКОВАЯ ФОТОСЕССИЯ
На Мадагаскар Владимир приехал с другом-энтомологом и женой Кристиной. Отправились на юг, в Тулиару. Поселились в отеле, на этом настаивал приятель, потому что житье в палатке он переносил с трудом: вес - под 200 кило, множество болячек. Однако место им не понравилось. Грязное море, берег, заросший тиной. К тому же слишком дорогими, не по карману оказались гостиницы - 100 долларов в сутки за койку, стол и стул.
- Мы прожили там пару дней и улетели на север. Я пошел в турфирму и спросил, где можно найти чистое море. Мне назвали остров и запросили тысячу долларов. Сторговались на шестистах - за 10 дней. С условием, что готовить будем сами. Нас доставили в заповедник на лодке - дали проводника. Расположились в палатках. Хлеб из маниоки сгнил через три дня. Питались рыбными консервами. Под конец заболела Кристина - поднялась высокая температура, барахлил желудок. Когда ей стало полегче, уже перед самым отъездом, я решил устроить праздник - фотосессию со зверями. Поймал хамелеона, змейку и на время, чтобы не разбежались, посадил их в контейнер из-под еды. Тут вдруг нагрянул начальник заповедника и заявил: вы нарушили наши законы и должны заплатить 3 тысячи евро. Мы ничего не поняли, платить отказались, согласились, чтобы вызвали жандармерию - пусть разбираются. Приехали автоматчики и увезли нас в участок деревни Маруанцентр.
Мишу почему-то отпустили сразу. Видимо, из-за состояния здоровья. В зоне он мог и не выжить - тогда наверняка разразился бы большой скандал. Владимиру присудили 300 долларов штрафа и 3 месяца тюрьмы. На вопрос Владимира, за что, прокурор ответил кратко: "Вы хотели украсть наших животных". О причине заключения Кристины сказал совсем уж странное: "Потому что вы жена Владимира".
Истинный мотив, считает зоолог, - обычный шантаж. Незадолго до роковой фотосъемки их проводник предложил оставшиеся три дня до отлета провести у него дома. И выложить за постой 800 долларов. Владимир только усмехнулся: отель стоил дешевле. Когда проводник понял, что ничего не выйдет, вызвал знакомого сотрудника заповедника на помощь. И машина закрутилась. Уже после ареста Владимиру и Кристине предлагали расплатиться наличными за освобождение.
- Понимаете, они все там нищие, и нищета эта вопиющая. Они привыкли, вынуждены жить на подачках. Привезли мешок риса - счастливы, вручили рваные французские кальсоны - женщины ходят в них с огромным удовольствием. Из белого человека они вымогают каждую копейку, потому что по-другому не выжить. Хотя о жандармах, надсмотрщиках не могу сказать ни единого плохого слова. Всегда улыбались, всегда выполняли все просьбы. Давал денежки - привозили и сигареты, и воду, и все что угодно. В жандармерии принесли нам циновки, чтобы мы могли поспать на полу. В конце концов камеры выделили элитные: у Кристины - на 5 человек, у меня - сначала на 7, потом на 11. Предложили подстелить поролон, а не бросили на бетон.
Из дневника Владимира Ефременко:
"Кишечная инфекция не заставила себя долго ждать. Мухи, крысы, блохи, антисанитария и, наконец, туалет на 300 человек - и вот я в госпитале. Игла в вене, капают раствор. Благо туалет рядом - метров 50. В самый разгар болезни вдруг подумалось: вот загнусь здесь, привезут домой и на могильной плите высекут бессмертные строки: "Трагически погиб на Мадагаскаре от поноса". Но инфекция отступила, и меня под конвоем ведут в камеру. Народу прибавилось, последний постоялец лег у меня в ногах. Спать можно либо калачиком, либо сидя.
На следующее утро слегла жена - та же беда. Поначалу ее поместили в общую палату человек на 50, но когда я поскандалил, перевели в отдельную. Точно так же поступила Кристина во время моей болезни. Более того, потребовала сдачи анализов. Кстати, большинство докторов прекрасно говорят по-русски, поскольку обучались в России. Наш доктор Ричард окончил Университет дружбы народов в Москве.
Прикатил слегка трезвый переводчик Фабиан на своем велосипеде. Взял деньги и помчался за лекарствами. На бутылочку у него прилипнет. Его жена принесла подушку, простыню, наволочку и переноску с лампочкой. В палатах нет света, денег на питание и медикаменты правительство не выделяет. Родственники все несут сами.
Моя роднулечка пышет жаром. Просто лежит и тихонечко умирает. Ничего не просит, не требует, не упрекает. Доктор Ричард, молча выслушав мольбы о помощи, изрек: "Две таблетки парацетамола". Поскольку был занят уборкой опавших листьев во дворе, согласился прийти... потом.
Свидание обещали в 11 часов. Нескончаемо тянутся минуты. Полное неведение. Потихоньку схожу с ума. Брожу вдоль забора. До конца жизни прощение вымаливать буду.
"Уаладими!" - орет дурниной постовой. На свидание иду на ватных ногах. Спрашиваю: "Кристина проблем?" - "Йес!" - весело отвечает охранник. Подкашиваются ноги, хватаюсь за забор. "Но проблем, Кристина гуд!" Юморист. Действительно жена гуд. Уже немножко кушает, улыбается. Слава богам!"
ЭПИЛОГ
Владимира и Кристину выпустили из тюрьмы через полтора месяца, сняв все обвинения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников