02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЫЙТИ ИЗ ТУПИКА

Ваганов Сергей
Опубликовано 01:01 12 Июля 2000г.
Про общий язык, собственно, речи уже давно нет. И дело не только и не столько в "не стыкующихся" позициях и взглядах на государственное устройство Белоруссии, на ее прошлое и будущее. За годы противостояния, крайне обострившегося в ноябре 1996-го, когда был проведен известный референдум, с обеих сторон было наговорено столько оскорбительного и попросту неприличного, что "общий язык" остался где-то далеко за пределами нормального "политического поля". Речь сегодня идет о поиске компромисса, что представляется не менее важным и более реалистичным.

Конкретно - о грядущих в ближайшем осеннем будущем парламентских выборах как способе и реальной - пока, к сожалению, только теоретически - возможности выбраться из до крайности запутанного лабиринта, в котором оказались и белорусское руководство, и оппозиция в настойчивых и вполне бесперспективных попытках "уничтожить" друг друга.
Итак, выборы. Состоявшийся 4-й Конгресс демократических сил, собираемый обычно в моменты, когда оппозиция чувствует потребность в самоопределении, принял резолюцию, в которой призвал политические партии и даже их членов не участвовать в парламентских выборах, если... Если власть не выполнит, мол, ряд условий, позволяющих считать эти выборы "действительно свободными и демократическими". Таких условий - четыре: "обеспечить наделение парламента реальными полномочиями как единственного законодательного органа; привести выборное законодательство в соответствие с европейскими стандартами; обеспечить реальный доступ оппозиционных партий к государственным средствам массовой информации; остановить политические репрессии, обеспечить свободу мирных собраний и свободу слова".
Что же стоит за каждым "условием"? Оппозиция считает, что после референдума-96 и пересмотра Конституции действовавший парламент был фактически ликвидирован, а сформированное на его базе двухпалатное Национальное собрание лишено внушительных полномочий, позволяющих всерьез говорить о разделении властей. Власть, со своей стороны, не согласна, продолжая настаивать на том, что парламент был лишь преобразован из митингового "политического клуба" в жизнеспособную структуру, осуществляющую актуальную законодательную работу.
Второе условие касается недавно принятого Избирательного кодекса. Его несоответствие европейским стандартам оппозиция видит прежде всего в отказе от смешанной пропорционально-мажоритарной системы, от участия политических партий в работе избирательных комиссий всех уровней, а также в самих условиях выдвижения кандидатов и досрочного голосования. Ответ на эти претензии однозначен: они отвергаются со ссылкой на белорусские особенности. Как-то: малочисленность политических партий, их низкая популярность в народе.
Доступ к государственным СМИ. Эта застарелая проблема очевидна практически каждому. Достаточно переключиться с любого российского на белорусский телевизионный канал, чтобы, как говорится, почувствовать разницу. Даже со всеми оговорками относительно российской информационной практики, никак не идеализируя ее. В Белоруссии очевидна монополизация государственных СМИ, особенно телевидения. Альтернативные, не говоря уже о сугубо оппозиционных, взгляды и точки зрения присутствуют в них исключительно в односторонней, большей частью резко негативной интерпретации. Контраргументы власти сводятся к тому, что оппозиция располагает своими газетами, на них можно свободно подписаться, они продаются на улицах и в киосках. И это - правда. Эти издания достаточно независимы, критика действий оппозиции присутствует в них наравне с критикой власти. Но поставлены они в более жесткие по сравнению с государственными СМИ экономические и иные условия, так что говорить о свободе массового доступа к ним приходится с натяжкой. Впрочем, нельзя сказать, что власть не признает проблемы доступа оппозиции к государственным электронным СМИ. Еще в прошлом году она пошла на переговоры с ней по этой проблеме. Однако едва было достигнуто взаимоприемлемое соглашение, как тут же оно было дезавуировано, а назначенный со стороны власти главный переговорщик отправлен в отставку.
Что касается "политических репрессий", то власть не признает их, настаивая на исключительно уголовном характере преследования ряда политических фигурантов. Оппозиция, само собой, утверждает, что уголовные дела "шиты политическими нитками"...
Выдвигаемые оппозицией условия сами по себе не столь уж "субъективны". Они в значительной части сформулированы и в Итоговом документе Стамбульского саммита глав государств ОБСЕ, где говорится о необходимости прямых переговоров между белорусскими властями и оппозицией и под которым стоит подпись Александра Лукашенко. Но переговоры, по сути, так и не состоялись. По чьей вине - особый разговор.
Но как результат - дискутируемые вопросы развития демократии, возвращения оппозиции в некое "системное" русло все далее заходит в тупик. Многие считают, что оппозиция, отказываясь участвовать в парламентских выборах, идет на недопустимую уловку, загодя обрекая их на непризнание и нелигитимность. Равно как и власть, заменяя переговоры расплывчатым "диалогом", лишает себя возможности выстраивать общественные отношения в последовательно демократическом духе.
Все это, естественно, вызывает беспокойство не только в белорусском обществе, но и в европейских международных структурах, в первую очередь ОБСЕ, которая посредничает в решении белорусской проблемы. Обеспокоена и Россия. Стало известно, что все девять фракций российской Госдумы намерены направить Александру Лукашенко обращение с призывом обеспечить действительно свободные демократические выборы. Не в последнюю очередь понимая, что без таких выборов и реальное наполнение Договора о Союзном государстве окажется под вопросом...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников