07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОТИВ КОГО ДРУЖИТЬ БУДЕМ?

Максимов Игорь
Опубликовано 01:01 12 Июля 2000г.
Политика укрепления российского государства встречает сопротивление оппозиции, причудливо объединившей многих сенаторов, олигархов и коммунистов

Политическое лето, проходящее под знаком борьбы, развернувшейся вокруг реформы государственной власти, выдвигает на первый план вопросы, связанные с новой конфигурацией партийно-олигархических сил по линии "власть - оппозиция". Достаточно беглого взгляда, чтобы найти принципиальные отличия от ситуации, существовавшей при Борисе Ельцине. Первый президент, исходя прежде всего из принципа упрочения режима личной власти, играл со всеми политическими и финансовыми структурами в излюбленную игру "сдержек и противовесов", являвшуюся очередной трансформацией старого как мир правила "разделяй и властвуй". Категорически, правда, скорее из личных, чем политических соображений, для Ельцина был неприемлем союз с коммунистами. С остальными он был готов договориться ценою весьма существенных уступок. Поэтому у Бориса Николаевича были любимые и нелюбимые губернаторы, поэтому одних олигархов он приближал, а других держал на почтительном расстоянии от себя.
Владимир Путин занял пост президента в совершенно иной ситуации, утверждая принципиально иную систему ценностей. Начнем с того, что он не в состоянии "властвовать, разделяя", даже если бы он того захотел. По той простой причине, что делить больше нечего. Самые лакомые куски собственности уже поделены, и невозможно более сталкивать одни финансово-промышленные группы с другими, наблюдая сверху за их схваткой. Невозможно более "раздаривать суверенитеты" региональным лидерам, потому что "конфедерализация" страны достигла таких размеров, что управляемость государством во многом утрачена. Именно соображения элементарного сохранения целостности России и подтолкнули Путина приступить к наведению порядка в доме с укрепления вертикали власти.
Для многих губернаторов этот поворот оказался неожиданным. Нет, они, конечно, понимали, что изменения неизбежны, но по привычке, видимо, ожидали, что Путин, как и его предшественник, даст им сигнал: мол, вы поборитесь за мою благосклонность, а я определю побежденных и победителей. В таком случае каждый может рассчитывать на успех.
Главы регионов не сразу поняли, что новый президент жаждет все-таки не личной преданности и намерен бороться не с отдельными "непокорными", а с порочной системой. Как только им это стало ясно, Совет Федерации превратился, по сути, в политическую партию. Ее политическая платформа - Россия конфедеративная. Ее экономическая платформа - всевластие губернаторских сторонников.
Следующим участником антигосударственной оппозиции стали олигархические финансово-промышленные группы. Они, так же, как и губернаторы, готовы были включиться в борьбу за влияние на Кремль, пока вскоре не выяснилось: государство, если оно намерено строить нормальную экономику, не в состоянии терпеть структуры, коммерческий успех которых зиждется на особой близости к власть имущим.
Ведущая роль в олигархическом секторе "новой оппозиции" Бориса Березовского объясняется, прежде всего, двумя соображениями. Он привык извлекать выгоду не столько из "доступа к телу" того или иного начальника, сколько за счет умения ловить жирную рыбку в мутной воде безначалия. Обстановка "системного хаоса" для него - наиболее благоприятная среда обитания. Теперь Березовский изо всех сил старается, говоря словами Салтыкова-Щедрина, играть роль умного еврея при губернаторе. Наведение порядка в стране наносит сокрушительный удар по бизнесу Бориса Абрамовича, а отказ от его советов - по его самолюбию.
На первый взгляд совершенно странным кажется альянс олигархов и губернаторов с коммунистами. Ведь Путин, хотя и не испытывает к КПРФ особых симпатий, но одновременно и далек от ельцинской неприязьни к коммунистам. Но это на самом деле кажущийся парадокс. После того как исчез главный противник и недруг, после того как многие "государственнические" лозунги коммунистов стали, по сути, конкретными задачами президента, Зюганов со товарищи оказался перед лицом серьезного политического кризиса.
КПРФ, как выяснилось, не с кем и не за что бороться. Зюганов опасается, что если ситуация не изменится, то осенью, когда состоится очередной съезд КПРФ, он может лишиться своего руководящего поста. Поэтому Геннадий Андреевич не нашел ничего лучшего, как изобразить себя непримиримым оппозиционером и выступил против президентских инициатив. Но тем самым он усугубил свое положение, так как многие рядовые коммунисты, искренне верившие в борьбу КПРФ за укрепление государства, не простят товарищу Зюганову его кульбиты.
Нетрудно представить, сколь серьезные силы сегодня противостоят усилиям государства по установлению в стране порядка и законности, по обеспечению равных прав для всех граждан и экономических структур. Но как бы они ни старались, каких бы союзников ни находили, очевидно, что альянс "президент-правительство-парламент", опирающийся на поддержку значительного большинства россиян, способен выдержать любой самый ожесточенный натиск.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников