Год театра богат на потрясения

Фото: © Liz Gregg, globallookpress.com

Бомба, взорвавшаяся в драмтеатре имени Федора Волкова в Ярославле, может сегодня взорваться под любым театральным коллективом


Государственный академический театр драмы имени Федора Волкова в Ярославле, старейший в России, лишился сразу художественного руководителя и директора. Таков результат затяжного конфликта между Евгением Марчелли и Алексеем Туркаловым, который пришлось решать лично министру культуры Владимиру Мединскому. Главный проигравший — сам театр. И подобная бомба может сегодня взорваться под любым театральным коллективом. Причина в самой системе «управления искусством».

Да, нынешний Год театра запомнится не только фестивалями, олимпиадой и яркими постановками, но и громкими скандалами. Началось это, конечно, не сегодня. Конфликты между директорами и художественными руководителями показывают несовершенство системы, где администрация всегда выигрывает у творца, потому что наверху, в министерствах и департаментах культуры, сидят такие же чиновники, «классово близкие» менеджерам — эффективным и не очень.

Так, после конфликта с директором ушел из петербургского Театра имени Ленсовета Юрий Бутусов, при котором коллектив пережил свой расцвет. Из «Школы драматического искусства» уволился Дмитрий Крымов, чьи спектакли были самой важной и интересной частью репертуара. На днях уехал из Перми уникальный дирижер Теодор Курентзис, поднявший Пермский театр оперы и балета на головокружительную высоту.

А Минкультуры провоцирует новые скандалы неадекватными назначениями директоров: в Театр Образцова поставили чемпиона по теннису, в ярославский Театр имени Волкова — экс-директора цирка. Здесь ситуация оказалась наиболее болезненной. В прошлом году истек контракт предыдущего директора театра Юрия Итина, находящегося под следствием по «театральному делу». Вместо него назначили Алексея Туркалова, который умудрялся возглавлять одновременно Владивостокский цирк и Театр драмы в Хабаровске. В Ярославле его приняли настороженно. По словам артистов, новый директор совершенно не понимал специфики театрального искусства, которое идет путем экспериментов, ошибок и находок.

Противостояние разгорелось с новой силой, когда поднялся вопрос о слиянии Волковского и Александринского театров в странный синдикат — Первый национальный театр России. С этой инициативой в марте выступили худруки обоих театров — Валерий Фокин и Евгений Марчелли. Мотивы понятны: это классический брак по расчету, когда у одной стороны — титул и имя, а у другой — финансы и власть. Фокину нужен был статус Первого русского театра, а Марчелли привлекали новые возможности, в том числе финансовые. Потому что ярославский театр хоть и является федеральным, но снабжается куда хуже своих столичных собратьев.

Директор Туркалов выступил против идеи объединения, хоть она и сулила театру новые перспективы. Его поддержал губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов, обеспокоенный потерей бренда родины русского театра. В мае президент одобрил идею о присвоении Театру имени Федора Волкова статуса особо ценного объекта культурного наследия. Какие преференции театр от этого получит, пока неясно. Но скандал вокруг объединения раскатился по России, и репутационные убытки потерпели все.

Последний акт драмы разыгрался на прошлой неделе. На собрании труппы Марчелли объявил о неразрешимости конфликта с директором. Актеры, конечно, приняли его сторону и написали письмо министру культуры с просьбой уволить Туркалова. В соцсетях развернулась кампания в поддержку худрука. Решать конфликт пришлось лично Владимиру Мединскому: после встречи с обеими сторонами он освободил Туркалова от должности, прокомментировав, что «так театром управлять нельзя». А Марчелли объявили выговор, после чего тот сам подписал заявление об уходе.

Режиссера можно понять. Выговор — после 10 лет успешной работы, за которые Волковский поднялся на уровень лучших столичных театров, участвовал в фестивалях, получал «Золотые маски», собирал полные залы?! А не выноси, мол, сор из избы...

Но все же, думаю, уход худрука связан не с этим. Скорее всего, таково было негласное условие министерства, озабоченного сохранением паритета. И теперь Марчелли вынужден играть роль джентльмена и говорить, что в войне всегда виноваты обе стороны.

Сам Марчелли, конечно, не пропадет — поработает свободным художником, у него уже есть приглашения на постановки в Театр Наций, Театр Пушкина, на Малую Бронную. Он начинает репетировать Островского в «Сатириконе» с Константином Райкиным в главной роли.

Кто точно проиграл, так это сам Волковский. Да, он избавился от директора, грозившего превратить театр в комбинат, но потерял лидера, в которого труппа верила и за которым шла все эти годы. А еще ведущую актрису Анастасию Светлову (жену Марчелли), на которой держалась половина репертуара. К тому же недавно об уходе объявил ведущий актер Владимир Майзингер...

Такое ощущение, что за последние полгода, с того момента, как в Ярославле торжественно, с участием президента открывали Год театра, по Волковскому прошлась ковровая бомбардировка.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?