07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЧАСТЛИВЫЙ СЕРЕЖА

Джапаков Анатолий
Опубликовано 01:01 12 Августа 2000г.
Короткая биография Сережи Семенкова, которому нет еще и 14 лет, уникальна и одновременно типична. С одной стороны, он такой же, как миллионы нынешних беспризорников. Но с другой - редко кому из них выпадает удача обрести дом.

МАТЬ бросила их с отцом, когда ему еще и года не было. Отец с сыном переехали на Урал, и все было бы, наверное, более или менее нормально, если бы в 1995 году Семенков-старший не разбился насмерть на мотоцикле. Мальчика забрала к себе его тетка, у которой уже было двое детей, и поднимала она их без мужа.
Несколько лет Сережа прожил в этой семье. Но что-то не понравилось ему там, сбежал. Весной нынешнего года его занесло в Чечню.
- Пацаны ехали, - говорит он, - ну и взяли с собой.
"Пацанами" были солдаты-контрактники, отправлявшиеся в боевую командировку. Как могли люди, отправляющиеся на войну, взять с собой мальчишку?
- А они сказали: хочешь ехать - поехали, но, если что случится, отвечать за тебя не будем...
Разгрузились в Моздоке, потом прибыли в Урус-Мартан, жил на блокпостах в Шали, Аргуне... Видел войну...
- Страшно было. Стрельба, взрывы, раненые, убитые...
Через несколько месяцев вернулся в Екатеринбург. Привезли его из Чечни солдаты из 32-го военного городка, где он живет и сейчас. Сначала обитал в казарме. Здесь специально для него сшили пятнистую камуфляжную форму, тельняшку, нашли берет и обувку. Вот в таком боевом виде его и встретила однажды Татьяна Васильевна Копылова, инструктор по работе с семьями военнослужащих.
Ей рассказали, что парнишку тут считают "сыном полка", но не знают, что с ним делать. Беда в том, что разговоры об утверждении официального статуса "сына полка" таковыми и остались. Так, разрешили при военных оркестрах существовать нескольким беспризорникам, и на этом - все. В Чкаловском райуправлении соцзащиты Екатеринбурга предлагали 32-му городку организовать у себя нечто вроде приюта для детей, прибившихся к воинским частям, за счет самих военных. Но это невозможно по нескольким причинам, главная из которых, безусловно, - дефицит финансирования.
Стали через милицию разыскивать Сережкиных родственников. Нашли тетю из Байкалова, от которой мальчик уже сбегал. И теперь, узнав о ее приезде, "весь задергался" и заявил, что не хочет никого видеть. А потом исчез. Появился только через две недели - ужасно запущенный, во вшах, грязный... И вот тогда Татьяна Копылова окончательно решила взять его в свою семью. Она с двумя взрослыми дочерьми-близняшками живет в том же 32-м военном городке. Дочки поддержали маму.
Получает Татьяна Васильевна в месяц чуть больше тысячи рублей, а парнишку надо одеть-обуть. Соседи для Сережи принесли кое-какую одежонку, осталась задача - устроить учиться. Суворовское ему не светит, он и семи классов не окончил.
Между тем парнишка всей душой тянется именно к воинской службе. Татьяна Васильевна надеется, что его примут в кадетское училище или в кадетский класс, который существует в одной из городских школ.
Сережа - добрый мальчик. Хотя у него за плечами и беспризорничество, и война, и путешествия в воинских и иных поездах в разные концы страны.
- Я ему объясняю, что он вытянул счастливый билет в лотерее, - говорит Татьяна Васильевна, - теперь у него все будет хорошо.
Жаль, такое везение - удел лишь немногих детей-беспризорников.
ОТ ОТДЕЛА СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ
Армия, сама, можно сказать, бедствующая, берет под свою опеку многих беспризорных мальчишек, не дожидаясь приказов свыше. В Забайкальском военном округе больше сотни ребят поставлены на все виды довольствия. На базе гвардейской Кантемировской танковой дивизии действует военно-спортивный лагерь "Клуб Юнгвардия", а в военно-воздушных силах организованы специализированные школы-интернаты, где вчерашних беспризорников готовят в пилоты. По данным Минобороны, при воинских частях живут около 10 тысяч сирот.
Это - много, если учесть, что военные занимаются брошенными на волю судьбы ребятами исключительно по доброте душевной, ведь никакими сметами расходы на это благое дело не предусмотрены. Это - мало, если учесть, сколько у нас в стране беспризорников. Лишь по официальным данным, примерно два миллиона. Малолетние бомжи стали на пороге XXI века бедой России. И военные, знающие цену состраданию, решают: надо помогать. Ведь резервы есть. О них говорят и в Министерстве обороны РФ. Например, на базе высвобождающихся в процессе сокращения Вооруженных сил военных городков вполне можно бы создать сеть суворовских и кадетских училищ. Преподаватели, как говорится, вот они: ушедшие в запас молодые, полные сил и опыта офицеры. При гарнизонных школах тоже найдутся парты мальчишкам-сиротам, если, скажем, в военной части открыть для них интернат с полным обеспечением.
На все это требуются деньги. Их у армии нет. Коллегия Министерства обороны не раз ставила перед правительством страны вопрос о целевом финансировании "сынов полка", принятии соответствующей федеральной программы. Но официальных решений пока не принято. Остается нашим военным делиться с пацанами тем, что имеют. А ребятам, таким, как Сережа Семенков, - надеяться, что получат-таки "счастливый билет" от неприветливой детской судьбы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников