06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЫВШИЙ ДВОЕЧНИК БИЛЛ ГЕЙТС

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 12 Августа 2000г.
Вот уже 14-й год журнал для бизнесменов "Форбс" публикует список самых богатых людей планеты - миллиардеров, которые или сами сделали себе состояние, или активно использовали родительское наследство. В нынешнем году их полку прибыло еще на пять человек, и общее число достигло 270. И снова в июльском номере "Форбса" на первом месте остается Билл Гейтс, хотя за прошедшее время его личное состояние уменьшилось на треть и теперь равняется "всего лишь" 60 миллиардам долларов.

Он еще может все наверстать, в октябре ему исполнится только 45 лет. Тот же журнал, как и другие знатоки, предсказывает, что Гейтс рано или поздно станет первым в истории триллионером.
Кто же он, этот феномен, что он собой представляет? Мне довелось видеть его, когда нас, группу иностранных журналистов, совершавших организованную Международным пресс-центром поездку по американскому Северо-Западу, привезли в городок Редмонд под Сиэтлом. Там находится компания "Майкрософт", создающая для компьютеров программы "Уиндоуз", без которых электроника - просто груда металла. После осмотра производственной базы, расположившейся на огромной лесопарковой территории, нас в зале для брифингов просвещал директор по связям с общественностью - очень самодовольный, как мне показалось, и самоуверенный молодой человек.
Я успел заметить, что в компании работают исключительно люди немногим старше тридцати, но тот, кто вел брифинг, раздражал своей безапелляционностью. И не меня одного. Особенно, когда он начал расписывать трудовой энтузиазм, царящий в "Майкрософте": у нас, дескать, тут сплошные "трудоголики", добровольно растягивающие рабочий день до 12 часов. Мне доводилось видеть таких "добровольцев" на советских предприятиях, и я спросил, что случается с теми, кто хочет работать нормальную рабочую смену? Он ухмыльнулся и подкупающе прямо ответил, что то, о чем он рассказывал, и есть нормальный режим, а остальные долго в компании не задерживаются.
Тогда я под дружный смех коллег задал вопрос: не кажется ли ему, что у них в компании построен развитой социализм? Что он собирался мне ответить, я так и не узнал: лицо его вдруг застыло, сам он чуть ли не стал по стойке смирно... Такой эффект произвел вошедший в зал долговязый, рыжеватый, розоволицый человек в очках и рубашке без галстука. Слегка улыбнувшись, он несолидным голосом произнес: "Хэллоу! Добро пожаловать, рады вас видеть. Надеюсь, вы получите всю интересующую вас информацию". И, попрощавшись поднятием руки, удалился какой-то развинченной походкой.
Наш просветитель пришел в себя и пояснил таким тоном, как будто речь шла о чем-то сверхъестественном: "Мистер Гейтс выкроил минуту, чтобы вас поприветствовать". Кто-то из журналистов спросил: нельзя ли его вернуть, чтобы задать несколько вопросов? На что услышал: это исключено, мистер Гейтс не дает интервью, у него нет на это времени, все свои 16 рабочих часов он отдает проектировке новых программ и продвижению их на рынок. И еще мы узнали, что программами, изготовленными в Редмонде, оснащены 90 процентов всех компьютеров в мире. А мне стало понятно, что тоталитарный режим в "Майкрософте", как это всегда бывает, смоделирован "с вождя". Хотя в данном конкретном случае труд его подданных оплачивался очень прилично.
Позже я узнал, что Билл Гейтс и подругу жизни выбрал по своему образу и подобию. Ходил даже такой анекдот: он вызвал к себе руководителя одного из проектов Мелинду Френч и устроил ей экзамен на знание программирования. Затем, попросив женщину подождать в приемной, проанализировал результаты и, убедившись, что они блестящие, снова позвал эту крупную шатенку и сделал ей предложение. В первый день 1994 года на одном из Гавайских остров состоялось их бракосочетание, подготовка к которому проводилась, как военная операция, - в полной тайне. Когда пресса спохватилась, оказалось, что все комнаты во всех отелях острова были забронированы на имя Гейтса.
Он мог себе это позволить, поскольку стал мультимиллиардером, не достигнув еще и 30-летнего возраста. Как мог позволить выстроить для своей семьи единственный в своем роде дом за 50 миллионов на озере Вашингтон (в штате Вашингтон), где нет ни одного телевизора (который он считает пустой тратой времени), но есть подлинник рукописи Леонардо да Винчи (30,8 миллиона долларов), а стены "запоминают" всех гостей, чтобы при их появлении начинала звучать их любимая музыка. Есть также подземный гараж на три десятка машин, эллинг на пять скоростных катеров и столовая на сто гостей.
Быструю езду он любит, сам рулит спортивным "порше" (у него их три штуки) и коллекционирует судебные повестки за превышение лимита скорости. При всем этом он - "принципиальный противник роскоши", единственный миллиардер без собственного самолета. По Америке летает туристским классом. Свои деньги собирается завещать нескольким им же созданным благотворительным фондам, а детям - только по 100000 долларов в год, тоже неплохо, но - мелочь по сравнению с десятками миллиардов, которые отдает на улучшение образования и здравоохранения. Как он сказал в одном интервью, "привычка к излишествам развращает человека".
Не только конкуренты, которых он безжалостно сметал с пути, но и большинство знающих его непонаслышке, считают Гейтса жестким, лишенным эмоций дельцом, действительно находящим удовольствие в шестидневной рабочей неделе при двойном рабочем дне. Когда Гейтс смог впервые нанять четверых работников, на следующий день их осталось трое: один опоздал на несколько минут. "Майкрософт" ежегодно обновляет штат минимум на пять процентов - избавляется от "балласта". Не выдумка и то, что к женщине, с которой у него теперь пятилетняя дочь Дженнифер и двухлетний сын Рори, Гейтс присматривался шесть лет, с удовлетворением наблюдая, как она сидит допоздна за рабочим столом.
Но прежде чем сделаться "отличником производства",Билл был самым настоящим двоечником, несмотря на то, что родители вопреки педагогическим канонам платили сыну и дочери по 25 центов за каждую отличную оценку. Сестра зарабатывала за учебный год приличную сумму, а Билл - не больше пяти долларов. Но когда в восьмом классе ему пришлось сдавать экзамен по математике, он показал феноменальный результат. В Америке 700 баллов - это "отлично", 750 - невероятно, а 800 - абсолютный показатель. Его и получил долговязый рыжий восьмиклассник, от которого никто уже ничего не ждал.
"Оживила" его и пробудила в нем подспудную энергию появившаяся в школе тогда еще примитивная ЭВМ, "разговаривать" с которой нужно было при помощи подключенного телетайпа. Вместе со своим приятелем Полом Алленом, который был старше него на два года, Билл изучил на этом аппарате все, что было возможно узнать про тогдашние компьютеры. А когда ему исполнилось 17, они с Полом изготовили для ЭВМ своей школы программу по формированию классов и составлению расписаний, и, поскольку это происходило в Америке, им заплатили за это 4200 долларов. Еще некоторое время спустя они составили для муниципалитета Сиэтла программу управления дорожным движением, заработав 20 тысяч долларов.
Так что оплатить университетское образование они могли сами. Билл исполнил мечту отца, совладельца юридической фирмы в Сиэтле, и поступил, как некогда родитель, в Гарвард. Но стать он хотел не адвокатом, а математиком. А Пол Аллен бросил учебу и поступил в крупную электронную фирму неподалеку от того места, где учился его друг. Встречаясь, они продолжали работать над разными программами. И тут Биллу пришло в голову, что программы должны быть стандартизированы, чтобы обслуживать любые ЭВМ.
Этой идеей заинтересовалась компьютерная фирма Эм-ай-ти-эс и подписала с приятелями контракт. Билл взял академический отпуск. Пол уволился с работы, и они полгода, почти не выходя, просидели в мотеле, создавая универсальные компьютерные "языки". В то же время (это было начало 1975 года) они зарегистрировали новорожденную фирму "Майкрософт", которая всего через десять лет уже обладала многомиллиардным капиталом. До этого они за 75 тысяч купили у менее удачливого изобретателя Тима Паттерсона никем, кроме них, по достоинству не оцененную операционную систему ДОС и со временем сделали ее мировым стандартом. Но к ней необходимым приложением стали майкрософтовские программы "Уиндоуз".
Затем партнеры заключили контракт с корпорацией "Интернэшнл бизнес мэшинс" (IBM), который позволял им лицензировать созданную для нее оперативную систему MS-DOS другим изготовителям персональных компьютеров. Руководство IBM потом рвало на себе волосы, но было поздно: "Майкрософт", привязав корпорацию к себе, сделал то же самое с рядом других компаний. Все это, вместе взятое, привело в наши дни к тому, что министерство юстиции США и власти 17 "заинтересованных" штатов обвинили Билла Гейтса в удушении конкурентов и, стало быть, нарушении антимонопольного законодательства.
Идет судебный процесс, в котором истцы требуют разделить "Майкрософт" на две автономные части. Акции его несколько упали в цене, судебные издержки велики, но Билл Гейтс относится к этому философски: десятком миллиардов больше, десятком меньше. Тяжба может затянуться и наверняка затянется на многие годы. Гейтс вроде бы самоустранился от повседневного руководства, объявив, что будет лишь председателем совета директоров и "главным архитектором новых программ". Но в это мало кто верит: очень уж чувствуется за тем, как развиваются события, его железная направляющая рука.
В такой обстановке "Майкрософт" скромно отпраздновал свой "золотой юбилей", и едва ли она изменится к тому дню, когда исполнится 45 ее основателю, которого нередко называют живым гением. Объективную оценку ему дадут грядущие поколения, а пока с уверенностью можно сказать одно: сдаваться Гейтс не намерен и сделает все, чтобы его детище не было разрублено по-живому. Его миллиардов, которые воспроизводят сами себя, хватит надолго. Кто-то подсчитал, что, если он стал бы каждый день сжигать по миллиону долларов, ему бы на это потребовалось минимум два столетия.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников