09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕМПИОН НА ПОЛСТАВКИ

Петров Дмитрий
Опубликовано 01:01 12 Августа 2008г.
Профессионального спорта формально в СССР не существовало. Считалось, что советские спортсмены либо учатся, либо работают. Однако многие из них числились на различных предприятиях только для вида.

Станислав Еремин, знаменитый советский баскетболист, чемпион мира, получил свою первую подобную "работу" на свердловском "Уралмаше". Он числился рабочим в горячем цехе N 20. Его первая зарплата была 68 рублей, но он не помнит уже ни что цех выпускал, ни какова была его должность. Зато до сих пор вспоминает историю, связанную с этим. Спортсмены жили в одном общежитии с рабочими и даже подружились с ними. И однажды один из знакомых пожаловался Еремину: "У нас тут взяли 20 каких-то... чудаков. Мы пашем, а деньги отчисляют им". "Я спросил, из какого он цеха, - рассказывает Еремин, - и с ужасом понял, что из моего. Помню, что мне стало так стыдно тогда". Спортсмены "Уралмаша" приходили в кассу за деньгами попозже, ждали, пока остальные получат, чтобы не привлекать лишнего внимания.
Когда Еремин начал играть за ЦСКА, он получил офицерское звание. Сначала был общевойсковым лейтенантом."Мотострелком, как сейчас помню", - вспоминает он. И дальше начал получать звания за спортивные достижения. "Я стал первым играющим майором", - утверждает Станислав Георгиевич. Карьеру он закончил в чине полковника.
СТРОИТЬСЯ!
Так дело обстояло во всем ЦСКА. У спортсменов были ежедневные построения и строевая подготовка. Еремин вспоминает, как однажды футболисты ЦСКА в первом круге чемпионата СССР безвольно проиграли своему заклятому врагу - "Спартаку". После поражения всех игроков по звонку из Министерства обороны вывезли на два дня в Таманскую дивизию на боевые учения. Игроки вернулись бледные и мрачные и в следующей игре буквально разорвали нового соперника.
"Отправляли не только футболистов, но и хоккеистов", - вспоминает Иван Едешко, товарищ Еремина по олимпийской сборной. Чтобы преподать урок и игроку, и команде, одного из известнейших хоккеистов за недостаток усердия тренер отправил на пару недель послужить во Владивосток. Сам Едешко попал на военную службу в 1970 году, когда начал играть за сборную. Через год уже стал офицером и числился в московской части ПВО, куда приезжал обычно только за зарплатой. Правда, у игроков были встречи с личным составом, где они рассказывали о своих тренировках, о нравах за границей. Естественно, за каждой такой встречей строго надзирал политрук.
Старшее поколение офицеров не всегда было довольно тем, что те, кто "гоняет мяч", получают офицерские звания. Они писали в министерство различные кляузы. Их не устраивал и внешний вид игроков. "Ладно, пусть носят длинные волосы, но тогда пусть играют, как Бест", - цитирует Едешко одно из таких писем. А вот молодые офицеры хорошо относились к спортсменам и принимали их. Военную форму приходилось надевать минимум раз в год, на офицерский смотр. Тем, кто не был в сборной, приходилось еще раз в месяц дежурить по ЦСКА.
После окончания спортивной карьеры, вспоминает Иван Иванович, многие игроки, вместо того чтобы становиться тренерами (в ЦСКА было ограниченное число тренеров), шли работать на кафедры военных академий, чтобы заработать себе военную стипендию. Сам Едешко закончил играть в звании подполковника. На этот армейский путь ему потребовалось 14 лет.
А НУ, ПОКАЖЬ!
В донецком "Шахтере", вспоминает Валерий Бубукин, чемпион Европы по футболу, игрок "Локомотива", футболисты значились как шахтеры. Настоящие шахтеры все знали, но никто не роптал, поскольку все любили спортсменов. Бригадир донецких забойщиков Николай Мамай, когда приезжал в гости в Москву, предлагал Бубукину перейти в "Шахтер" и при этом говорил: "Будешь числиться в шахте, которая перевыполняет план, а значит, и зарабатывать будешь хорошо".
В "Локомотиве" Бубукин числился охранником с собакой на поезде. Другие футболисты значились как стрелочники, рабочие в депо. Зарплату игроки получали в клубе, и ездить куда-то за ней не приходилось. Однажды советские футболисты, в том числе и Бубукин, выезжали в Финляндию. Их повезли на экскурсию на завод. Бубукин на сей раз в официальных документах значился как токарь, и переводчик об этом сказал местным работягам. Недоверчивые финны попросили показать, что он умеет. Бубукину повезло: он четыре года проработал токарем на авиационном заводе. Он поменял резец, вставил болванку и немного поработал. "Финны посмотрели и сказали: и вправду русские спортсмены - любители, не обманывают", - рассказывает Бубукин.
РАБОТАЛ НЕПОМНЮ КЕМ
Хельмут Бальдерис, трехкратный чемпион мира, хоккеист рижского "Динамо" и ЦСКА, когда только начинал играть в команде мастеров в 16 лет, числился рабочим стадиона "Динамо". Получал 80 рублей. За зарплатой игроки "Динамо" тоже приходили в разное с остальными работниками время. Потом он значился пожарным и получал 100 рублей. Еще получал доплату на консервном заводе, но не помнит, кем он там числился.
Это были доплаты к зарплате по основной должности (инструктор по спорту). По ней он получал 180 рублей. В ЦСКА Бальдерис, в отличие от Еремина или Едешко, был вольнонаемным. Остальные были кто кем, в основном прапорщиками. "Когда я уходил из ЦСКА, меня просили остаться, обещали капитана дать, - вспоминает он. - А я шутил, что меньше чем на полковника не согласен".
Инструктором по спорту Виктор Кровопусков, четырехкратный олимпийский чемпион по сабле, стал в 1967 году, в 18 лет. Он сначала тренировался в ЦСКА, но выступал за "Локомотив". Когда попал в олимпийскую сборную, его попросили написать заявление в армию - мол, хватит уже тренироваться у одних, а выступать за других. Сначала он был рядовым, потом через 2,5 года демобилизовался, а перед Олимпиадой 1976 года стал прапорщиком. Сразу после Олимпиады Кровопускова за особые заслуги приказом министра оборона сделали младшим лейтенантом. "Я хотел отказаться, но мне сказали: "Вот ты пойди к министру и сам это скажи", - вспоминает он. - В таких случаях отказываться было не принято". В конце концов Кровопусков стал майором. Это случилось, когда он уже работал тренером. Настоящие майоры, с которыми сталкивался Кровопусков, нормально относились к этому. У него имелась форма, надевать ее приходилось на все военные мероприятия, собрания. Строевая подготовка у него тоже была, но на нее он, как бы сказали сейчас, "забивал".
Однако не все советские спортсмены получали доплаты за то, что где-то числились или имели воинские звания. Например, Александр Якушев и Евгений Ловчев, кроме инструкторов по спорту, по их собственным словам, не были больше никем. А знаменитый тяжелоатлет Василий Алексеев, занимаясь спортом, умудрялся при этом быть еще и действующим шахтером.
А как у них
ГДЕ ПЛЮС, ГДЕ МИНУС
Эгил Даниэльсен, Норвегия. Олимпийский чемпион 1956 года в метании копья. Электромонтер. Метнул копье на 85,71 м, тогда это был мировой рекорд. Нынешнее мировое достижение - 98,48 м.
ПРЫГАЕМ, ПОМОЛЯСЬ
Роберт Ричардс, США. Олимпийский чемпион 1952 и 1956 годов в прыжках с шестом. Священник. Газеты называли его "летающий пастор". Прыгнул на 455 (1952 год) и 456 см (1956 год).
ИСПЕКЛИ ПОБЕДУ
Антонио Балетти, пекарь. Оттавио Кольятти, автослесарь. Джаконио Форнони, агроном. Ливио Трапе, коммерсант. Все они олимпийские чемпионы в командной велогонке на 100 км.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников