«Многие слышали звон, да не знают, что такое Керзон»

1923 год. Карикатура «Большевики пишут ответ Керзону». Изображены: Буденный, Рыков, С. Каменев, Калинин, Радек, Красин, Бухарин, Л. Каменев, Чичерин, Троцкий, Раковский, Демьян Бедный, Литвинов, Сталин, Зиновьев. Фото из открытых источников.
Алекс Громов, исследователь мифов
Опубликовано 00:08 12 Сентября 2018г.

Это заметил еще Маяковский. Что ж, напомним про знаменитый ультиматум


Британия опять грозит нам кулаком, Не впервой. «Труд» уже рассказывал о книге «СССР: мифы, фейки, парадоксы», вышедшей в издательстве «Кучково поле». Исследователь Алекс Громов обратился к первоисточникам и документам, чтобы представить, что из себя представляли знаковые слова и явления в нашей истории, о которых мы все слышали, но по существу мало знаем.

Итак, 8 мая 1923 года британский министр иностранных дел лорд Джордж Натаниэл Керзон составил ультиматум, который был передан советскому наркому по иностранным делам Чичерину. В ноте Керзон обвинял правительство Советского Союза в нарушении условий англо-русского торгового договора 1921 года. В договоре указывалось о недопущении антибританской пропаганды на Востоке. Керзон же утверждал, что российские агенты в Персии, Афганистане и Индии ведут подстрекательскую кампанию против Британской империи.

Пристыдил безбожников...

Помимо этого в пунктах 21 и 22 говорилось о проходящих в Советском Союзе религиозных гонениях: «Преследования и казни являются частью сознательной кампании, предпринятой советским правительством с определенной целью — уничтожения всякой религии в России и замены ее безбожием. Эти деяния вызвали глубокий ужас и негодующие протесты во всем цивилизованном мире...»

Помимо этого, нота требовала вернуть Британии английские рыболовные сейнеры с экипажами, захваченные в спорных водах Баренцева моря. В тексте ноты Керзон уведомлял советское правительство о неизбежности полного разрыва отношений в случае неудовлетворения всех требований и претензий в течение 10 дней со дня ее получения.

Спустя уже три дня после ее получения правительство СССР отвергло английский ультиматум, и в Советском Союзе начались массовые демонстрации с лозунгами: «Наш ответ Керзону».

Лорд помог Михаилу Булгакову отточить перо

12 мая в Москве прошла многотысячная демонстрация протеста против ультиматума Керзона. 19 мая 1923 года в Берлине был опубликован Михаилом Булгаковым «Бенефис лорда Керзона» — фельетон с подзаголовком «От нашего московского корреспондента». В нем описана состоявшаяся 12 мая в Москве демонстрация. «...Медные трубы играли марши. Здесь Керзона несли на штыках, сзади бежал рабочий и бил его лопатой по голове. Голова в скомканном цилиндре моталась беспомощно в разные стороны. За Керзоном из пролета выехал джентльмен с доской на груди: «Нота», затем гигантский картонный кукиш с надписью: «А вот наш ответ».

Крестьяне и дети клянутся встать под ружье

Во многих городах и даже селах Советского Союза, на заводах, фабриках, во множестве учреждений прошли митинги и демонстрации против империалистической угрозы. Так, в Петрограде (еще осталось несколько месяцев до того, как он станет Ленинградом) прошли две огромные демонстрации, на которые пришли сотни тысяч человек, и от их имени было заявлено, что «мы хотим мира, но, если нас вызовут на бой, мы будем сражаться до полной победы». Сообщения из провинции были полны воинственного энтузиазма: «Крестьяне Херсонской губернии клянутся по первому зову стать под ружье!» В Екатеринославле на митинге 4 тысячи детей «поклялись вместе с отцами защищать революцию»...

В СССР был начат сбор народных средств на постройку воздушной эскадрильи под названием «Наш ответ Керзону». А в Авиамарше, вскоре сочиненном («Все выше, и выше, и выше...»), появились слова: «И верьте нам: на каждый ультиматум / Воздушный флот сумеет даль ответ».

В советских газетах и журналах были опубликованы многочисленные карикатуры на Керзона. Юмористический журнал «Красный перец» (№ 6 за 1923 год) опубликовал карикатуру «Большевики пишут ответ Керзону». На ней (за основу было взято полотно «Запорожцы пишут письмо турецкому султану») были изображены в стилизованных одеяниях советские вожди и известные деятели: полководец и герой Гражданской войны Семен Буденный, усатый военачальник Сергей Каменев, член Политбюро Николай Рыков, председатель ВЦИК Михаил Калинин, полуголый идеолог и член ЦК партии и Коминтерна Карл Радек, одетый в шляпу нарком внешней торговли Леонид Красин, член Политбюро Бухарин, указующий рукой член Политбюро Лев Каменев, записывающий послание член Политбюро Лев Чичерин, облаченный в буденновку нарком по военным и морским делам Лев Троцкий, стоящий спиной к зрителям председатель Совнаркома Украины Христиан Раковский, размахивающий шапкой поэт Демьян Бедный, сидящий в очках член Политбюро Максим Литвинов, смеющийся член Политбюро Иосиф Сталин, веселящийся член Политбюро Григорий Зиновьев.

Прошло менее 10 лет, и этих людей уже невозможно было представить вместе ни на одной фотографии, ни даже на одном рисунке...

Конфликт спустили на тормозах

Но одновременно с развертыванием антианглийской пропаганды в стране советское правительство искало пути разрешения конфликта. В Лондон для проведения переговоров с английскими промышленниками о возможном расширении деловых связей был отправлен Леонид Красин. 23 мая советское правительство в своей ноте выразило готовность принять некоторые требования Керзона (продлившего срок действия своего ультиматума). СНК СССР предложил заключить с Англией конвенцию, предоставляющую английским гражданам право рыбной ловли в советских водах вне трехмильной морской зоны впредь до урегулирования всего вопроса. Советское правительство соглашалось уплатить за конфискованные английские рыболовные суда и выплатить компенсацию за арест и расстрел английских граждан, при этом, впрочем, заявив, что согласие на это отнюдь не означает ошибочности репрессивных мер, примененных в отношении расстрелянных шпионов.

Через шесть дней Керзон заявил, что «три из четырех серьезных спорных вопросов, возникших между обоими правительствами, уже потеряли свою остроту» и поэтому «по ним можно достигнуть определенного соглашения на основе русской ноты от 23 мая». В итоге правительство Великобритании удовлетворилось советскими объяснениями и советскими уступками, касающимися рыбной ловли и компенсации за осуждение британских шпионов.

Спустя несколько дней в советских газетах не вспоминали ни о Керзоне, ни о его ультиматуме. Но выражение «ультиматум Керзона» в СССР осталось навсегда...

11 июля 1923 года в своем дневнике Михаил Булгаков так оценил итоги ультиматума Керзона и реакции на него советского правительства: «Нашумевший конфликт с Англией кончился тихо, мирно и позорно. Правительство пошло на самые унизительные уступки, вплоть до уплаты денежной компенсации за расстрел двух английских подданных, которых советские газеты упорно называют шпионами».

Киса, Ося и Павка Корчагин были здесь

В романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок» британский ультиматум увековечен в двух местах: «Вдоль улицы стояли школьники с разнокалиберными старомодными плакатами: «Не боимся буржуазного звона, ответим на ультиматум Керзона». И еще: «Человеку с неотягченной совестью приятно в такое утро выйти из дому, помедлить минуту у ворот, вынуть из кармана коробочку спичек, на которой изображен самолет с кукишем вместо пропеллера и подписью „Ответ Керзону“.

Эти спички упоминаются и в романе Николая Островского „Как закалялась сталь“. Разговаривают советский и польский пограничники:

»- Товарищ большевик, дай прикурить, брось коробку спичек, — на этот раз уже по-русски говорит поляк.

...И красноармеец, не оборачиваясь, бросает спичечную коробку. Солдат ловит ее на лету и, часто ломая спички, наконец закуривает. Коробка таким же путем опять переходит границу, и тогда красноармеец нечаянно нарушает закон...

— Оставь у себя, у меня есть.

Но из-за границы доносится:

— Нет, спасибо, мне за эту пачку в тюрьме два года отсидеть пришлось бы.

Красноармеец смотрит на коробку. На ней аэроплан. Вместо пропеллера мощный кулак и написано «Ультиматум». «Да, действительно для них неподходяще».



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?