05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Кандель Павел
Опубликовано 01:01 12 Октября 2000г.
Белградская революция закончилась бескровно и быстрее, чем можно было предполагать. Но введя ее в русло законной передачи власти, лидеры Демократической оппозиции Сербии (ДОС) оказались перед не менее сложными проблемами упрочения новой власти. Признание законными результатов президентских выборов означало согласие с итогами голосования за депутатов Союзной Скупщины -федерального парламента. А итоги эти не слишком выгодны для оппозиции.

Из 178 мест в обеих палатах ДОС завоевала 65. Социалистическая партия Сербии С. Милошевича и "Югославские левые" во главе с его женой М. Маркович вместе получили 53. Таким образом, ключ к формированию парламентского большинства и правительства - у Социалистической народной партии Черногории и ее главы, бывшего премьера союзного правительства М.Булатовича (47 мандатов). Если он сохраняет верность былым левым соратникам, то вместе они остаются в большинстве. Если демократам удастся переманить его, они и создадут доминирующую коалицию.
Но новая власть в этом случае делает своим противником черногорского президента М. Джукановича - врага и соперника М. Булатовича. Ведь пост премьера должен быть отдан, по конституции, представителю Черногории, коль скоро президентом является представитель Сербии. Джуканович, призывавший бойкотировать выборы как незаконные, затем признал победу В. Коштуницы, но тут же поспешил с заявлением: либо пересмотр федеративных отношений, либо независимость Черногории. Смысл всех этих маневров - намекнуть, что он не позволит обойти себя при дележе власти.
Демократическая оппозиция Сербии не представлена в Скупщине Сербии, поскольку бойкотировала выборы 1997 г. Президентом Сербии является ставленник С. Милошевича М. Милутинович. Досрочные парламентские и президентские выборы в Сербии назначены на 17 декабря этого года. Но кто сейчас будет управлять республикой, каким будет состав федерального правительства? Удастся ли сохранить единство страны? Не расколется ли внутренне разнородная демократическая оппозиция Сербии, чьи амбициозные лидеры относятся к успеху соратников крайне ревниво? Чтобы справиться с этими головоломками, нужно обладать и определенным опытом, и особым складом характера. Но за десять лет в сербской политике В. Коштуница таких дарований не показал. Весь его капитал - репутация честного человека, не замаравшего себя ни западными деньгами, ни сомнительными сделками с режимом. Для решения черногорской проблемы и консолидации новорожденной демократии этого явно недостаточно.
Западные державы, где В. Коштуницу рассматривают как "умеренного сербского националиста", как необходимую переходную фигуру, постараются ускорить переход. Эти старания будут тем большими, чем точнее будет следовать В. Коштуница предвыборным обещаниям. ЕС уже заявил о частичной отмене санкций и обещал помощь. Но легко предположить: ее объемы будут обусловлены степенью податливости Белграда требованиям Брюсселя и Вашингтона. Понятно, новая власть для решения основных проблем страны - восстановления экономики, выхода из международной изоляции - будет больше ориентироваться на Брюссель, чем на Москву. Ведь только оттуда она может ожидать масштабных финансовых вливаний, кредитов, инвестиций. Но без поддержки России благосклонность западных лидеров придется вымаливать коленопреклоненно. В. Коштуница в такой позе лишится авторитета. Для сербов и черногорцев она вовсе противоестественна. При сколько-нибудь ответственном руководстве у Югославии сохранится заинтересованность в российском политическом противовесе, не говоря уже о газе и рынке. Влияние России в Белграде, конечно, уменьшится. Но одновременно она избавится от множества проблем, создавать которые С. Милошевич был такой мастак. Баланс, думается, все-таки и для нас положительный.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников