08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЯДЕРНЫЕ АМБИЦИИ ТЕГЕРАНА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

Наумкин Виталий
Опубликовано 01:01 12 Октября 2005г.
Вот уже несколько лет Иран держит в напряжении международное сообщество, а его ядерная программа стала непременным компонентом переговоров лидеров мировых держав, в том числе России и США. Не была исключением сентябрьская встреча Путина с Бушем во время мирового саммита в США, проходившая под воздействием ряда обстоятельств.

Во-первых, американской администрации теперь пришлось признать право Ирана на строительство АЭС. А ведь еще недавно американские официальные лица повторяли тезис о ненужности АЭС для такой страны, располагающей мощными ресурсами углеводородов, как Иран. Эта позиция была классическим примером двойных стандартов: многие столь же богатые ресурсами государства строят себе АЭС (в том числе и Россия), многие хотят сохранить ресурсы для будущих поколений (в том числе США). Но самое главное: в 1950 - 1960 годы США активно поддерживали ядерно-энергетические планы иранского шаха, включая производство топлива, прямо помогали ему. Кстати, циркулировались слухи о том, что иранский монарх подумывал и о немирном использовании ядерной энергии.
Во-вторых, Москве, видимо, удалось убедить Вашингтон, что у нее нет ни малейшего намерения и интереса в превращении Ирана в государство, обладающее ядерным оружием. Российская дипломатия, как известно, приложила немало усилий к тому, чтобы Иран подписал Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия и согласился на возвращение ядерного топлива с АЭС в Бушере в Россию.
В-третьих, выбор иранским народом нового президента - безусловного сторонника продолжения Ираном всех мирных ядерных программ и далеко не самого удобного партнера для Запада - был отчасти ответом на сильнейшее давление на Иран со стороны США. Это давление воспринималось как покушение на суверенитет страны.
В-четвертых, ситуация в Ираке в настоящее время такова, что для Соединенных Штатов пойти на новую военную акцию - против Ирана - было бы безумием. Высокие мировые цены на нефть прибавляют иранцам уверенности. Кстати, прорыв, достигнутый на шестисторонних переговорах по Северной Корее, стал дополнительным аргументом в пользу дипломатии против силовых методов.
Пока Вашингтону не удалось уговорить Москву поддержать идею о немедленной передаче вопроса об иранской ядерной программе в Совет Безопасности ООН с последующим принятием санкций. Действительно, никто не может привести убедительных свидетельств намерений (не говоря уж о действиях) иранской стороны по созданию ядерного оружия. Но Иран повинен в том, что вовремя не информировал МАГАТЭ о работах по конверсии урана, нарушив обязательства по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), и поэтому, как считают на Западе, его можно подозревать в стремлении обзавестись собственным ядерным оружием.
Имеет ли Иран право вести работу по осуществлению замкнутого топливного цикла? Безусловно, ДНЯО этого формально не запрещает. Попытки ряда государств обеспечить поддержку предложения дополнить ДНЯО положением, которое бы ограничило это право, ни к чему не привели. Многие полагают, что экономическая необходимость производства слабообогащенного ядерного топлива для АЭС сомнительна, но Тегеран исходит из того, что никто не может гарантировать ему долговременные поставки ядерного топлива по стабильно низким ценам. Иран не хочет быть зависимым от поставок из-за рубежа. В этом его можно понять. Иран исходит из того, что США ориентируются на смену режима в Тегеране, и опасается, исходя из уроков Ирака, что интенсивные и ничем не ограниченные инспекции будут использованы в ущерб национальной безопасности страны. И это тоже можно понять. Тем не менее Тегерану придется пойти на полную прозрачность своих ядерных программ, если он хочет добиться доверия европейских государств (Великобритании, ФРГ и Франции), которые долгое время вели с ним переговоры.
Тон европейских представителей сегодня тоже изменился: несмотря на усиливающиеся разногласия, они делают акцент на том, чтобы Иран на неограниченное время заморозил, а не свернул обогащение урана (а после моратория Тегеран решил возобновить переработку урана на Исфаганском предприятии с 1 августа), пока не восстановит доверие к себе. Пойдет ли на это Иран, периодически отказывающийся вести переговоры с тройкой? Возможно, если уже на этой стадии он будет получать от Запада необходимые ему современные технологии. При этом новый президент Ирана неустанно подчеркивает, что исламское вероучение, которым руководствуется это государство, не позволяет ему обладать ядерным оружием. Резолюция Совета управляющих МАГАТЭ от 24 сентября с.г. (Россия при голосовании воздержалась, как и КНР и еще 10 представителей) зафиксировала отсутствие доверия к тому, что ядерная программа Ирана направлена исключительно на мирные цели, потребовала от Тегерана незамедлительной ратификации Дополнительного протокола и обеспечения прозрачности даже сверх обязательств, предусмотренных протоколом. В отсутствие прогресса на ноябрьской сессии совета может быть принято решение о передаче "иранского досье" в СБ ООН.
Но дело даже не в обеспечении прозрачности, а в ближневосточной политике Тегерана. Иран - противник ближневосточного мирного процесса, страна, не признающая права Израиля на существование, и, думается, Тегерану следовало бы пересмотреть свою позицию с учетом интересов нормализации отношений со всеми государствами мира и на основе существующих реалий. Правда, часть иранской политической элиты считает, что ничто не поможет Тегерану добиться примирения с США, поскольку те все равно будут стремиться к смене режима в Тегеране. Кроме того, США постоянно обвиняют Тегеран в дестабилизации ситуации в Ираке и поддержке террористических организаций. Со своей стороны, Иран считает, что оказал США и их союзникам важную поддержку как в Афганистане, так и в Ираке, но США тем не менее до сих пор не нормализовали отношения с ним.
Если конфликт интересов между Ираном и Западом будет усугубляться и вопрос все-таки попадет в СБ ООН, Россия окажется перед трудным выбором. Вся надежда на благоразумие сторон конфликта.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников