10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЫ МИЛИЦИИ БОИТЕСЬ?

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 12 Октября 2007г.
Председатель комиссии Общественной палаты РФ по контролю за деятельностью правоохранительных, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Кучерена год назад признался "Труду", что 70 процентов поступающих в их адрес обращений - это жалобы на милицию. Стало быть, наша милиция нас не бережет? Вот и свежий случай в Томске свидетельствует о том же: на допросе в милиции скончался от сердечного приступа бизнесмен, отец четверых детей. Родственники уверены, что человека забили до смерти.

Ирина МУРЗАК, проректор по внешним связям МГПИ:
- Как человек старой формации раньше, случись что, я кричала: "Милиция!" Но жизнь меня научила тому, что никакая милиция сейчас не поможет, поэтому я к ней отношусь индифферентно. В нашем вузе учатся 20 человек из бывших союзных республик, и вот у них частенько возникают конфликты с милицией. Мы им даже всем дали на руки выписку из приказа о том, что они приглашены на учебу правительством Москвы. Позорище?!
Урал СУЛЕЙМАНОВ, финансовый контролер фирмы "Амедиа" (крупнейший производитель телесериалов: "Моя прекрасная няня", "Не родись красивой", "Кто в доме хозяин" и др.) :
- Не боюсь. Хотя раньше, когда у меня была временная регистрация, постоянно останавливали - они же хорошие психологи. А сейчас, когда регистрация постоянная, не останавливают, хотя внешность у меня, конечно, подходящая.
Анзурат СУЛТАНОВА, дворник, Петербург:
- Напишите просто "дворник", номер ДЭЗа не пишите. Я случайно подошла к трубке, поскольку все на выезде. Может, им потом не понравится, что я взяла трубку. Милиции? Боюсь. Я всех боюсь. На лбу же не написано, хороший человек или плохой.
Валентин ЮДАШКИН, модельер:
- А что мне бояться? У меня никаких проблем с милицией нет и не было!
Рафик ИСЛАМОВ, администратор ресторана восточной кухни, Москва:
- Я не боюсь - на азербайджанца не похож, и паспорт у меня российский, а некоторые мои сотрудники боятся. Позавчера одного задержали возле станции метро "Кантемировская", держали в отделении два часа, не разрешили позвонить на работу, пришлось дать денег. Отпускают кого за 500, а кого и за 6000 рублей.
Сергей ЛУКАШЕВСКИЙ, директор правозащитного центра "Демос":
- Нет, потому что знаю, как себя с ней вести. Меня иногда останавливают на улице, проверяют документы. Недавно в метро пьяный милиционер принял за уклониста и потребовал паспорт. Увидел мои отметки, год рождения совсем не призывной и отстал. Мой приятель, когда его остановили в метро и попросили денег, отпросился поменять купюры, побежал в линейное отделение милиции и сдал вымогателей их коллегам.
Яна РУДКОВСКАЯ, музыкальный продюсер:
- Наоборот! И нельзя по отдельным выходкам каких-то отморозков судить о милиции в целом. На концертах, во время гастрольных поездок она нам, публичным людям, очень помогает. Частная охрана у нас, конечно, тоже есть, но мы нуждаемся и в защите милиции. Поклонники ведь бывают разные. У меня лично ситуаций, когда милиционеры повели бы себя неадекватно, не было.
Али ХАМРАЕВ, кинорежиссер:
- Боюсь. Я хотя и не похож на азиата или кавказца - мама-то украинка, - но, бывает, остановят проверить водительские права. И сразу же: "А-а, так вы из Ташкента!" Ташкент, говорю, это же не Конго. Хотя, а если бы и Конго?!
Яков ШЕФЕР, заместитель директора оптовой плодоовощной базы "Перовское", Москва:
- Я лично никого и ничего не боюсь. Потому что закон соблюдаю. Вот все на ГАИ жалуются, а у меня за 17 лет, что я за рулем, не было ни одной неприятности с инспекторами. Я держусь всегда скромно, служебного удостоверения не показываю. Некоторые, может, думают, что милиция как-то особенно придирается к торговым предприятиям, так я вам скажу: ОБХСС в свое время придирался куда больше.
Нина ТАГАНКИНА, исполнительный директор Московской Хельсинкской группы:
- Не боюсь. Я пришла в правозащитные органы не потому, что сама пострадала от милиции или государства. Но знаю, как много таких в России. Каждый день нам звонят по 10 человек, за год мы получаем 700 - 1000 писем от тех, кто обижен на власть. Примерно половина писем - от заключенных, подследственных или их родственников, которые жалуются на неправомерные действия правоохранительных органов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников