Чашка кофе при +24, рюмка граппы при -24 по Цельсию

В Европе не так много городов, обладающих столь романтическим шармом. Фото: © Martin Siepmann, globallookpress.com

Почему вальс и Вена не выходят из моды


Австрия побила рекорд посещаемости туристами, простоявший без малого 40 лет. Количество визитов иностранцев в альпийскую республику в минувшем году в 3,5 раза превысило численность населения страны (8,7 млн). Наибольший прирост показала Вена. Почему именно австрийская столица становится все более популярным туристическим направлением, в том числе и у россиян, рассказывает наш корреспондент.

В Европе не так много городов, обладающих столь романтическим шармом. Париж, Венеция, Вена — сюда люди со всего света едут не только ради архитектурных памятников и музеев. Они жаждут ощутить особую ауру, своеобразный стиль жизни. Однако Париж за последние годы свой шарм подрастерял. А нынешняя маета с «желтыми жилетами», позабывшими, против чего они протестуют, беспорядки в иммигрантских кварталах — все это оставляет мало места для романтики.

Венеция буквально задыхается в объятиях туристов. Город, где население достигло исторического минимума в 50 тысяч человек, мечтает законодательно ограничить въезд гостям. И только Вена остается по-прежнему приветливой, гостеприимной, сохраняя свой неповторимый колорит. И летом, и зимой.

Вена, + 24 по Цельсию

Великолепные архитектурные ансамбли, дворцы, музеи. И потрясающие парки! Все чистое, опрятное, ухоженное. Заметим: Вена не всегда была такой. Как всякой красавице в годах, ей нужна хорошая «пластика», а это стоит денег. И городские власти не поскупились. Пожалуй, ни одна европейская столица не похорошела за последние годы так, как Вена.

Мировая туриндустрия чутко отреагировала. Если, например, в соседнюю Прагу приезжают в основном европейцы, то в Вене настоящий Вавилон: туристы из Латинской Америки, Азии, с Ближнего Востока. И вся эта разноязыкая толпа плотными рядами движется по главной пешеходной улице — Кернтнерштрассе.

Чтобы выпить чашку кофе в заведении с историей Zacher, мне пришлось простоять в очереди 15 минут. Выстоял, зашел, а там сюрприз: кафе забито туристами из Таиланда. Веселые такие, ни минуты не сидят спокойно, щелкают бесконечные селфи. Я честно выпил две чашки кофе, попробовал здешний знаменитый шоколадный торт, однако венской ауры не ощутил...

Плотный людской поток выносит меня прямо к Венской опере. Здесь все вокруг проникнуто музыкой: кафе «Аида», оперная аптека, а в подземном переходе даже туалет с соответствующим музыкальным сопровождением. В витринах кондитерских всюду Моцарт — он красуется на тысячах конфетных коробок. Они разлетаются как горячие пирожки!

Бойкие молодые люди в костюмах Фигаро, Папагено и прочих оперных персонажей предлагают вам «прямо здесь и сейчас окунуться в мир музыки». В программке тот же Моцарт, Штраус. Кстати, в новом сезоне Венская опера должна нас порадовать дебютом Аиды Гарифуллиной в «Травиате». Информация из первых рук — от самой Аиды.

Еще из обязательных венских впечатлений: Бельведер, а дальше по указателю на второй этаж: «Климт. Поцелуй». Знаменитое полотно не на стене, как все остальные, а установлено на полу в центре зала. К нему вьется очередь желающих запечатлеть себя рядом. Смотрителей я в зале не увидел. От чего пришла мысль, что это не подлинник, а копия. Ну не может подлинник выставляться так, чтобы каждый желающий мог «сфоткаться» с ним, как с картонным Горбачевым. А если это подлинник, то остается надеяться лишь на благоразумие посетителей Бельведера.

А в венском Музее истории искусств великолепное собрание голландцев, в том числе самые известные работы Брейгеля. Только ради одного этого музея стоит побывать в австрийской столице!

Вену именуют пышной. Истоки этой пышности идут от старейшего императорского двора Европы. Дворцы Хофбург, Шенбрунн, Бельведер чудесны. Одна проблема: везде очередь. Хотите Вену без толчеи и очередей? Пожалуйте сюда зимой.

Вена, −24 по Цельсию

...В тот года зима в Вене выдалась едва ли не сибирской: термометр то и дело подбирался к отметке минус 24. Венцы принарядились по-зимнему: дубленки, норковые шубы, меховые шапки, чего в остальной Европе я уже давно не встречал. Почему-то запала в память представительная дама, которая по морозу выгуливала на поводке... енота.

Центр города будто вымер. Безлюдно даже у главной венской достопримечательности — собора Сан-Стефан. Лишь одинокий фаэтон застыл в безнадежном ожидании клиентов. В морозной дымке — пустынная площадь, старые своды собора, заиндевевшие лошади и нахохлившийся извозчик. Удивительная картина!

Но мороз — он и в Вене мороз. Передвигаться приходилось перебежками, от музея к кафе. Зато каким ароматным казался кофе после стужи! А лично мне больше всего запомнилось заведение рядом с Сан-Стефаном. Весь его ассортимент состоял из рюмки граппы и маленького тоста. И наливали здесь не в наперстки, а именно в рюмки — солидные, увесистые. Бойкую торговлю вели две крупные тетеньки в... белых халатах. Эффект советского дежавю создавало и то обстоятельство, что посетители, как и положено в рюмочной, стояли у высоких столиков, не снимая верхней одежды. Дамы, раскрасневшиеся от холода и граппы, заметно повеселевшие после пары-тройки рюмок мужчины. Милое, уютное место. И теперь уже даже в жару ноги сами несут меня в нужном направлении.

А в ту холодную зиму после кофе и граппы нам с моим приятелем, московским меломаном, на достойные билеты в Венской опере денег уже не хватило, пришлось умерить амбиции: «Нет денег на оперу — идем в оперетту!» Тем более там давали самую венскую из всех оперетт — «Венскую кровь». На сцене блистала примадонна с чешской фамилией Попоушек. В партере сидела представительная публика, была и старушка с лорнетом. Но примадонна пела только для одного зрителя: в центральной ложе в гордом одиночестве восседал усатый красавец. Он мог сойти за статного гусара, если бы не прическа — длинные волосы, завитые мелким барашком. Потомок аристократического венгерского рода. Аристократ лениво бродил взглядом по партеру, изредка посылая воздушные поцелуи фрау Попоушек. Все закончилось огромным букетом пурпурных роз и счастливыми слезами примадонны. Очень мило, трогательно и как-то по-домашнему.

В общем, зимой Вена также прекрасна. И никаких толчеи, ажиотажа, очередей. Даже в оперетту на «Венскую кровь».

Ведущий Дмитрий Киселев заявил, что в России слишком много гуманитариев, что создает опасность политических протестов. Так ли это?