09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕТВЕРТОЕ И СЕДЬМОЕ

Никонов Вячеслав
Опубликовано 01:01 12 Ноября 2005г.
Кто мы? Откуда мы? В чем наши ценности? Когда ответы на эти вопросы обществу не очевидны, политологи говорят о кризисе идентичности. Насколько сложны ответы в нашей стране, мы могли убедиться за последнюю неделю, когда явились свидетелями исторического события. Даже двух. Впервые Россия отмечала как государственный праздник 4 ноября и не праздновала 7-е.

Впрочем, не совсем верно, что это произошло впервые. Точнее, впервые за 88 лет.
Со времен царя Алексея Михайловича до 1917 года в России всегда отмечали день иконы Казанской Божией Матери, который хронологически был привязан к освобождению Кремля бойцами второго ополчения под предводительством князя Дмитрия Пожарского и купца Козьмы Минина во времена всеобщей смуты и государственной дезинтеграции. И все в стране знали предание о явлении Девы Марии казанской отрочице, которой она и указала то место, где будет найдена чудотворная икона, способная покровительствовать России. И с тех пор эта икона вверенную ей страну в годы иностранных интервенций не подводила. То есть как бы ни относиться к преданию, праздник 4 ноября - с корнями и серьезной исторической, религиозно-духовной составляющей, подоплекой.
Да и политическую составляющую не стоит сбрасывать со счетов. В начале XVII века решался вопрос о том, какая из стран станет великой державой Восточной Европы, а какая канет в Лету истории или будет на ее задворках. На первенство с примерно равными основаниями претендовали Россия, Польша и Швеция. Минин и Пожарский лишили этого шанса Польшу, которая была очень близка к господству над нами, и дали шанс России. Который она и реализовала по прошествии еще одного века, когда Петр I под Полтавой разгромил второго претендента.
4 ноября - праздник возрождения российского духа, а вовсе не антипольская затея, как почему-то полагают в Варшаве. С таким же успехом можно считать американский День независимости - антианглийским, а общий День Победы - антинемецким, антиитальянским или антияпонским. А почти все национальные праздники бывших союзных республик и стран соцлагеря - антирусскими, так как, как правило, это дни независимости (от СССР). Кстати, как и наш главный праздник - 12 июня.
У 4 ноября есть больше оснований стать праздником всей нации, чем у 7 ноября, который всегда будет красным днем календаря только для ее части. День народного единства для России более бесспорен, чем день большевистской революции, за которой последовала гражданская война. Но понимание этого придет не сразу, пройдет еще немало времени, прежде чем люди почувствуют праздник своим. Причем почувствуют все, поскольку даже коммунистам не придет в голову вычеркивать из истории Минина и Пожарского, их и Сталин поднимал на щит.
Праздник становится настоящим, народным только тогда, когда он задевает за душу, поднимает пласты исторической памяти и перекидывает мостик в современность. Пока день 4 ноября делает лишь первые шаги, по сути, вновь учась ходить.
Он был позиционирован, во-первых, как праздник, связанный с важным (хотя и здорово подзабытым) историческим событием. Разговоры о том, что, мол, на самом деле 4 ноября 1612 года ничего не происходило, что Кремль освободили не то 2-го, не то 5-го, следует оставить историкам. Освобождение наши предки праздновали именно в день Казанской иконы, как и мы в этом году. Кстати, 7 ноября 1917 года тоже ничего существенного не было, Временное правительство свергли 8-го.
Во-вторых, праздник позиционирован как день бескорыстного служения Отечеству и благотворительности. Владимир Путин на приеме в Георгиевском зале Кремля, где было мало высших госчиновников, но много меценатов из регионов, больше всего говорил о традициях подвижничества и благотворительности. Они действительно очень важны для возрождения духа народа. Но вот чем не должен стать день 4 ноября, так это праздником национализма.
Тревожный сигнал уже прозвучал, когда по московскому Бульварному кольцу прошли люди со свастикой и призывали бить кого-то во имя спасения чего-то. Нацизм многонациональную страну может только разрушать, а не укреплять.
А что же 7 ноября? Это уже не красный день календаря, но он еще долго будет вызывать эмоции, а потому резко ограничивать его празднование было бы неразумно с точки зрения общественного спокойствия и согласия.
Отмаршировали (как позволяло здоровье) по Красной площади ветераны - участники легендарного парада 1941 года, защитившие столицу от фашистов. Ветераны будут ходить на свой парад, пока они в состоянии это делать, и никто и никогда их за это не осудит. Компанию им составила молодежь - тоже в память об историческом параде.
Для КПРФ 7 ноября - партийный праздник, от которого она может отказаться только вместе с самой коммунистической идеей и самой партией. Впрочем, и для сторонников этой партии участие в октябрьских торжествах перестало быть столь уж обязательным. Коммунисты не собрали в Москве и трети от заявленного состава участников демонстрации, хотя и их хватило, чтобы парализовать движение автотранспорта в столице. По стране на демонстрации 7 ноября вышло вдвое меньше людей, чем в 2004 году. И меньше, чем 4 ноября этого года.
И 7 ноября останется днем всех революционеров - национал-большевистских, интернационал-троцкистских или иных. Символично, что день этот прошел на информационном фоне бессмысленных и беспощадных бунтов мусульманской молодежи в окраинных гетто французских городов.
Революции и насилие еще никогда не приносили людям счастья. В отличие от национального единства.
TXT:


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников