Белые пятна Белых игр

Кубертеновский принцип «Главное не победа, а участие» уже давно не актуален. Фото: www.depositphotos.com

Олимпиада-1998 могла пройти не в Японии, а в Казахстане или в Грузии


Кроме широко известных технических результатов (пресловутых голов, очков, секунд) олимпийская история изобилует множеством легенд, спорных гипотез и хранящихся за семью замками личных и государственных тайн. Это и неудивительно. Баталии на крупнейших спортивных стартах четырехлетия давно выросли из коротких штанишек кубертеновского принципа «Главное не победа, а участие», превратившись в инструмент политической конкуренции и в продукт глобальной коммерциализации. А временами — и в средство ожесточенных схваток на идеологическом фронте. Лаконичнее всего на эту тему в свое время высказался президент Кеннеди: «Престиж нации — космические полеты и олимпийское «золото» (хотя в контексте эта фраза относилась исключительно к США).

Вполне понятно, что изрядная доля олимпийского закулисья пришлась на советскую долю. Держава — общепризнанный лидер мирового олимпийского движения второй половины ХХ века, Советский Союз подавляющее большинство внутренних механизмов подготовки и участия своих атлетов в Играх держал за железным занавесом. До рассекречивания этих документов руки дошли только в XXI веке. Самые интересные из них Федеральное архивное агентство представляет на историко-документальной выставке «Белые игры под грифом «секретно» (СССР и зимние Олимпийские игры)», посвященной приближающейся сочинской Олимпиаде. В выставочном зале федеральных архивов можно узнать многое.

Почему наши атлеты не поехали в Осло-1952

Постановление о создании Олимпийского комитета СССР и о подаче заявки на вступление в Международный олимпийский комитет (МОК) Политбюро ЦК ВКП (б) приняло 18 апреля 1951 года. Однако, как известно, первым — и триумфальным — олимпийским походом Советского Союза стали летние Игры-1952 в Хельсинки, а Белую олимпиаду того же года мы проигнорировали.

Олимпийские историки этот парадокс прежде комментировали невнятно: мол, с самого начала целенаправленная подготовка велась именно к Финляндии.

— Рассекреченные же бумаги все объясняют, — говорит руководитель Федерального архивного агентства, доктор исторических наук Андрей Артизов. — Воспользовавшись близостью Хельсинки, Советский Союза возвел собственную Олимпийскую деревню в Ленинградской области у финской границы, откуда наши спортсмены отправлялись непосредственно на старты. Кроме того, было выполнено советское требование о сооружении в Хельсинки отдельной Олимпийской деревни для соцстран. С Осло подобные номера не прошли бы. Кроме того, Норвегия входила в НАТО, и идею отправить туда делегацию тогдашние руководители советского спорта восприняли без энтузиазма. А к Кортина-д’Ампеццо (к 1956 году) политическая обстановка изменилась.

Как продвигали спортивную гимнастику, бокс, борьбу и тяжелую атлетику

— Но политика — отнюдь не единственная причина. Наши руководители просто не были уверены в общекомандном успехе, — рассказывает директор Российского государственного архива новейшей истории Михаил Прозуменщиков. — Именно поэтому появился на свет удивительный документ — «Директива советской спортивной делегации на венскую сессию МОК» (весна 1951 года). Последним пунктом там предлагается добиваться включения «в программу зимних Олимпийских игр состязаний по борьбе, боксу, штанге и гимнастике».

Так что идея нынешнего президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова разыгрывать шахматное первенство на Белых олимпиадах отнюдь не стопроцентно уникальна. Что же касается послевоенных достижений советских гимнастов, тяжелоатлетов, борцов и боксеров, они действительно впечатляли — в отличие, увы, от представителей подлинно зимних видов.

В 1948 году выступление завоевавшей на чемпионате мира всего одно «золото» конькобежной сборной СССР было признано неудачным, и в следующие пять лет команда на эти форумы вообще не ездила. Горные, как и прыжковые, лыжи были примерно на том же скромном уровне, что и сейчас. Эпоха великого советского фигурного катания еще и на горизонте не просматривалась, и даже до первого появления нашей хоккейной сборной на чемпионате мира оставалось целых два сезона. Серьезные надежды возлагались только на лыжные гонки, но и там говорить о доминирующем превосходстве не приходилось: на Олимпиаде-1956 наши атлеты взяли два «золота» из шести.

Ну а четверку «силовых» видов МОК благополучно оставил в летней олимпийской программе. Наверное, к лучшему...

Зачем Виктор Маматов убежал от советской делегации

Двукратный олимпийский чемпион Виктор Маматов на выставке нашел фотографию с парада открытия гренобльской Олимпиады в 1968 году, где он нес советский флаг. И поделился с корреспондентом «Труда» трепетными воспоминаниями:

— Видите, наша команда шагает за мной на почтительном удалении? Вышло так. Перед шествием всех знаменосцев строго проинструктировали: интервал от идущего впереди волонтера с табличкой с названием страны — ровно шесть метров. И я поддерживал это расстояние, как мог. Но шагавшие сзади послевоенные руководители советского спорта были в почтенном возрасте и чуть под-отстали, а вместе с ними и вся делегация. Мне потом за этот разрыв сделали внушение, но глаз на затылке ведь нет!

Как японцы пытались выведать наши космические секреты

Телетрансляции с Белой олимпиады 1972 года в нашей стране хотели впервые осуществить через космический спутник, причем отечественный, «Молния-1». Для передачи сигнала предполагалось использовать научно-исследовательский корабль «Академик Королев», который, естественно, для этой цели нужно было пришвартовать в одном из японских портов. Но организаторы Игр уперлись, выдвинув условие передать нашу аппаратуру их вещательной телекомпании или, в крайнем случае, допустить японских специалистов на борт «Королева». Наша сторона на это пойти никак не могла, о чем свидетельствует совместная записка глав трех ведомств (Госкомитета по телевидению и радиовещанию, Минсвязи и Минобороны) в ЦК КПСС. В итоге компромисса достичь не удалось, и пришлось платить за сигнал 300 тысяч долларов Евровидению.

Почему олимпийскими столицами не стали Ленинград, Бакуриани и Алма-Ата

Экспозиция выстроена по хронологическому принципу. Поэтому последняя подробно отраженная Олимпиада — Калгари-1988, где СССР добился феноменального успеха, завоевав 29 медалей. Однако этой темой рассекреченные документы не исчерпываются. Как раз на горбачевскую перестройку пришлись две заявочные кампании, в ходе которых предпринимались серьезные попытки привезти Белые игры в Советский Союз. Неудачная история с Ленинградом прежде была известна, хотя и скупо. Постановление Секретариата ЦК КПСС «О выдвижении кандидатуры города Ленинграда на проведение XVII зимних Олимпийских игр 1996 года» публиковалось в печати, но заявка Северной столицы даже не дошла до голосования из-за «разведения» летних и зимних Олимпиад, когда «внеочередные» Игры 1994 года получил норвежский Лиллехаммер. А вот более свежая борьба за Олимпиаду-1998 предстает с сенсационными подробностями.

Как следует из записки Спорткомитета СССР от 28 апреля 1989 года, предварительно прорабатывались возможности трех городов: Бакуриани, Алма-Аты и Красной Поляны (где ныне располагается сочинский Горный кластер). Предпочтение отдали последнему — прежде всего потому, что на тот момент, по мнению партийной и чиновничьей верхушки, сочинские арены уже были практически готовы к Играм, а город мог спокойно принять 75 тысяч гостей. В мае 1989-го этот вариант одобрил идеологический отдела ЦК КПСС, а еще через два года заявочная кампания Красной Поляны с треском провалилась на выборах олимпийской столицы.

Пожалуй, то было последним чувствительным поражением, которое потерпело советское олимпийское движение. В феврале 1992-го во французском Альбервилле под флагом с пятью кольцами выступала объединенная команда без гимна. Но это уже другая история.

Выставка открыта до 23 февраля 2014 года ежедневно, кроме понедельника и вторника, с 12.00 до 18.00. Адрес: Москва, ул. Большая Пироговская, 17.



В Минздраве сообщили об исследованиях по использованию марихуаны в лечебных целях. Как вы относитесь к такой идее?