11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИРАН ПЕРЕД ЛИЦОМ САНКЦИЙ

Андреев Анатолий
Опубликовано 01:01 13 Января 2006г.
Обстановка вокруг Ирана в связи с возобновлением им ядерной программы все больше накаляется. На днях Тегеран решил снять пломбы с оборудования по обогащению урана в исследовательских центрах в Натанзе, Парс-Траше и Фараянде, что и проделали иранские специалисты в присутствии наблюдателей из Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Таким образом, Исламская республика вышла из моратория на выработку ядерного топлива согласно договоренности с Британией, Францией и Германией. Эти европейские державы в ответ на иранский мораторий обещали Тегерану многоплановое техническое содействие, в том числе и в области ядерной энергетики. Но ничего конкретного от них иранцы так и не дождались.
Этот шаг Тегерана вызвал прежде всего в США, да и на Западе в целом, реакцию, близкую к истерии. На нового иранского президента Махмуда Ахмадинеджада, и так проштрафившегося перед мировым общественным мнением своими безответственными заявлениями в отношении Израиля, посыпались обвинения в стремлении заполучить ядерное оружие, что противоречит договору о его нераспространении, кстати, подписанному и Ираном.
Вопрос о ядерной программе Ирана и прост и сложен одновременно. Формально Иран имеет право создавать у себя полный цикл производства топлива для атомных электростанций, естественно, под контролем МАГАТЭ. Никаких препятствий юридического плана для этого не существует. Но все дело в крайне враждебной позиции США по отношению к Исламской республике. А что несет такая политика Вашингтона, отчетливо видно на примерах Югославии, Афганистана и Ирака. Наблюдатели полагают, что в головах иранского руководства неизбежно должна была родиться мысль о том, что лучший способ защитить свою страну от американского вторжения - это обладание ядерным оружием. Тем более что примеры разработки собственной ядерной бомбы в пику международному праву явили собой Индия и Пакистан. И им это относительно легко сошло с рук.
Короче, в Вашингтоне свято уверовали в то, что Тегеран любыми средствами стремится к обладанию ядерным оружием, но убедительных доказательств этого стремления не представили. А Тегеран постоянно заявляет, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер и никому никакой угрозы не несет. Москва же занимает несколько двусмысленную позицию. С одной стороны, она строит АЭС в Бушере, предлагает Ирану совместно обогащать ядерное топливо на территории России и критикует оголтелый антииранский поход Вашингтона, который порой разделяют и другие западные столицы. С другой стороны, она выразила серьезную озабоченность в связи с возобновлением Ираном переработки ядерного топлива, что в принципе может быть использовано и в военных целях. Все дело упирается в строгий международный контроль, а Иран на словах готов допустить его на всех своих ядерных объектах. Тегеран также готов создать совместное с Россией предприятие по обогащению урана, но не согласен с тем, чтобы это происходило исключительно на российской территории. Иранцы аргументируют свою позицию национальным суверенитетом и правом иметь полный ядерный цикл. Они говорят, что не приемлют западного диктата, или, как выразился экс-президент Хашеми-Рафсанжани, "американскую дедовщину".
Но Запад не хочет ждать. И в Вашингтоне, и в Лондоне грозят передать этот вопрос на рассмотрение Совета Безопасности, чтобы ввести против Ирана соответствующие санкции. Многое, конечно, зависит от позиции МАГАТЭ. Ее глава Мохаммед аль-Барадеи, видимо, под сильным давлением США, уже высказался в том духе, что его терпение в отношении Ирана уже на пределе. Однако каковы конкретные претензии МАГАТЭ к ядерной программе Ирана, он не конкретизировал.
Если вопрос о санкциях будет вынесен на Совбез ООН, то решающее слово там останется за Россией и Китаем, имеющими право вето. Но пока еще есть время для новых инициатив, маневров и компромиссов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников