03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОПОЗДАВШАЯ ОРАТОРИЯ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 13 Февраля 2001г.

Можно себе представить, как расстроились недавно московские меломаны, узнав о болезни Геннадия

Можно себе представить, как расстроились недавно московские меломаны, узнав о болезни Геннадия Рождественского и отмене первого из серии юбилейных концертов выдающегося дирижера, приуроченных к 70-летию маэстро. И вот на днях долгожданная встреча артиста и публики Большого зала Московской консерватории наконец состоялась. Музыкант поправился, и это, конечно же, - радость.
Порадовало исполнение кантаты Римского-Корсакова "Свитезянка" Государственной симфонической капеллой России (художественный руководитель Валерий Полянский), солистами Большого театра Марией Гавриловой и Виталием Таращенко под управлением Геннадия Рождественского. Кантата красивая, крайне редко звучащая, исполнили ее вполне качественно.
А вот дальше начались (по крайней мере для автора этих строк) всяческие "но". Геннадий Николаевич решился, после многих лет воздержания, представить себя как композитора. Замечательно. Но нуждались ли в его обработке хрестоматийные и совершенно самодостаточные хоры а капелла Сергея Танеева? Впрочем, исстари композиторы обрабатывали сочинения своих коллег. Например, Антон Веберн превратил фугу Баха в почти пуантилистический опус, а Родион Щедрин - оперу Бизе в современную балетную партитуру. Увы, приписанное Рождественским к хоровым партиям оркестровое сопровождение удивило случайностью, нелогичностью, тусклостью. От человека, знающего возможности оркестра как мало кто, мы вправе ожидать гораздо большего. Но, может, положение выправит второе отделение? Ведь в программе - премьера капитального сочинения Геннадия Николаевича: оратории "Заповедное слово русскому народу" для хора, оркестра, чтеца и солистов (ими стали Мария Гаврилова и Максим Михайлов) на слова Алексея Ремизова.
"Горе тебе, русский народ!" - гневно обрушивается на публику хор. Чтец, в роли которого выступил Юрий Любимов, развивает тему. Россия сравнивается с Каином, противопоставившим себя всему остальному миру. "Русь! Тебе ли, убогой и темной, учить мир... ты все промотал, русский народ, и нет воли у тебя, и совести нет... дикие скопища пугливых насильников и растратчиков чужого добра..." - и так далее и тому подобное (прошу извинить, если что-то процитировал со слуха неточно, но смысл таков). Лишь к концу 40-минутной оратории у авторов произведения чуть смягчаются сердца, и они слегка отступают от былинно-прокурорского тона: "Покаявшись, станешь ты Русь новая, Русь грядущая".
В своем вступительном слове Рождественский назвал поэму в прозе самобытного писателя Ремизова, по которой написана оратория, произведением непреходящей художественной и общественной значимости. Вполне ли прав музыкант? Безусловно, в 1918 году - году своего написания - "Слово..." содержало большой элемент актуальности. Именно элемент - все-таки и в революции при всей ее трагичности, наверно, было что-то еще, кроме массовых зверств, ведь абсолютное зло, как и абсолютное добро, существует только в мифах. Да и сам Ремизов под конец жизни говорил о Родине уже в несколько других, более спокойных тонах. Тем паче сегодня подавать столь назойливые проклятия собственному народу как великое откровение для сегодняшнего дня, как "заповедное слово" на все времена - по-моему, исторически не совсем корректно. Да и не совсем этично делать это человеку, которому хотя и портили кровь чиновники от культуры, пытаясь диктовать, что и где исполнять, которого отставляли от любимого оркестра - Большого симфонического, - но затем и собирали "под него" другой коллектив, и уж, конечно, не насиловали, не лишали гражданства и т.п. А нынче Геннадий Николаевич и вовсе может вольготно жить, где ему заблагорассудится, изредка приезжать на родину, когда заблагорассудится, и даже в эти краткие миги руководить работой Большого театра так, как ему заблагорассудится. Все эти возможности предоставил Геннадию Рождественскому, простите за пафос, в некотором смысле и тот самый народ, который, видно, все-таки не из одних насильников и воров состоит и чему-то за бурный ХХ век да научился. (Я уж не говорю о том, что все мы - народ...) Да ведь и мировая премьера страстно-обличительной оратории, написанной семь лет назад, смогла состояться только в России - в лучшем зале, с прекрасными исполнителями.
А впрочем, все бы ничего. Сгодился бы и Ремизов с его запоздалыми анафемами - будь в оратории яркая, талантливая музыка. Исполняют же нынче и сталинскую "Здравицу" Прокофьева, и хоры Шостаковича на стихи революционных поэтов, и "Патетическую ораторию" Свиридова... Хотя партитура Рождественского скомпонована довольно ловко, а иногда попадаются и запоминающиеся интонации (правда, самая яркая - это цитата из "Интернационала"), но, кажется, история музыки ничего бы не потеряла, не появись это сочинение вовсе.
Между прочим, - интересное совпадение. Когда-то на ту же "удочку" - соблазн написать музыкально-политический памфлет о российской действительности - попался действительно глубокий композитор и мыслитель Альфред Шнитке. Увы, его опера "Жизнь с идиотом", написанная как своеобразная сатира на Родину, но уже в отрыве от страны, в зарубежном "далеке", стала чем-то вроде примитивной советской агитки, только с "обратным знаком" - антисоветской. Не так ли и Геннадий Рождественский, сочиняя свое "Слово..." в Стокгольме, вне общения с живой Россией, пошел на поводу у мифа - и тоже создал анахроничный плакат?..
Будем, однако, справедливы: бурные и продолжительные аплодисменты в конце прозвучали, Рождественского и Любимова публика вызывала... Фигуры-то - дай Бог! И мне, не буду скрывать, при всем прочем было приятно видеть дирижирующего, как встарь, Геннадия Николаевича, декламирующего (почти без запинок) Юрия Петровича. Ведь это наши кумиры 60-х, 70-х, 80-х годов. Уже самой своей долгой, многотрудной и плодотворной в целом жизнью в искусстве они заслужили безусловное право на сердечную симпатию слушателей - пусть и с заметным ностальгическим оттенком.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников