06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БАНКРОТСТВО: СПАСЕНИЕ ИЛИ ГИБЕЛЬ?

Веледницкий Анатолий
Опубликовано 01:01 13 Февраля 2002г.
На вопросы корреспондента "Труда" отвечает председатель Московского комитета по делам о несостоятельности (банкротстве) Николай БАДАЕВ.

- Николай Дмитриевич, сколько столичных предприятий стали банкротами за прошлый год?
- Много - 757. Но, несмотря на столь внушительную цифру, это не грозит городу всплеском безработицы. Дело в том, что 443 предприятий из этого списка давно не существует. Сейчас мы их ликвидируем через суд, как требует закон, чтобы списать их долги налоговым органам. Кроме того, много мелких фирм, с которыми тоже нужно разобраться. И лишь 67 предприятий имеют недвижимость и заметные активы. Общая кредиторская задолженность всех банкротов составила 37,6 миллиарда рублей. В ходе работы с ними кредиторам выплачено 5,7 миллиарда рублей, из них в бюджет города - 1,8 млрд. рублей.
- Банкротство всегда означает крах, полное разорение?
- Совсем не обязательно. Наша главная задача - не пустить должника с молотка, а попытаться восстановить его платежеспособность. Если на заседании Московской межведомственной балансовой комиссии, на которой подробно анализируется финансовое состояние предприятия, установлена возможность расплатиться с бюджетом, то должнику дается на это время. Если руководство не может погасить долги в бюджет в установленный срок, принимается решение об обращении в арбитражный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве. А у предприятия есть еще месяц для того, чтобы погасить долги. Если и тогда это не будет сделано, то арбитражный суд вводит наблюдение - процедуру банкротства, при которой руководитель предприятия остается на своем месте и при этом назначается временный управляющий (наблюдатель). Руководитель должника теперь уже ограничен в своих действиях и не может, как прежде, самостоятельно без согласия временного управляющего распоряжаться имуществом, заключать договора.
- А что дальше?
- Дальше, как в русских сказках, есть три пути. Пойдет взятый под наблюдение должник "налево" - попадет во внешнее управление. Это происходит в случаях, когда возможность выправить ситуацию есть, но руководство предприятия не стремится к этому. Тогда прежнему директору места не остается, его обязанности передаются внешнему управляющему, которому предстоит и с кредиторами расплачиваться, и перед судом отчитываться. Для этого, как правило, часть имущества пускается на продажу: акции, отдельные здания, могут закрыться какие-то производства. Но само предприятие не ликвидируется как юридическое лицо. Работников тоже не увольняют, разве что могут предложить другую работу. В итоге с одними кредиторами удается рассчитаться, с другими - подписать мировое соглашение. Платежеспособность в итоге восстанавливается. Дело обычно заканчивается сменой хозяина. Лично я ничего плохого в этом не вижу: собственность переходит к тем, кто сможет ею эффективнее распоряжаться. Во внешнем управлении сейчас находятся 44 московские организации.
Второй путь ведет к конкурсному производству. Прибегать к нему приходится в ситуациях, когда предприятие настолько увязло в долгах, что без кардинальных мер не обойтись. В этом случае происходит полная ликвидация юридического лица. Предприятие вычеркивается из реестра. Его имущество распродается с аукциона, а коллектив теряет работу. Такую болезненную процедуру сейчас переживают 10 организаций столицы.
- А прямая-то дорога куда ведет?
- Как и положено - к цели. При умелом руководстве и благоприятном стечении обстоятельств предприятие может выбраться из наблюдения практически без потерь и начать жизнь, можно сказать, с чистого листа.
- По чьей же вине предприятия становятся на путь банкротства?
- Чаще всего по вине собственных руководителей - их некомпетентности, неумения работать в рыночных условиях. Вот пример. На вагоноремонтном заводе им. Войтовича и на локомотиворемонтном заводе МПС годами не реагировали на ухудшение финансово-экономического положения. Задолженность перед бюджетом у них росла, можно сказать, не по дням, а по часам. Комитет по банкротству вынужден был обратиться в суд с заявлением о введении внешнего управляющего. После этого завод им. Войтовича с помощью МПС уже погасил свои долги. Сменив команду управленцев, активно работает над этим и локомотиворемонтный завод. Но далеко не всем, как в данном случае, удается отделаться легким испугом.
Банкротство стало последней точкой в истории обувного объединения "Буревестник", продукцию которого еще не успели забыть москвичи. Теперь такого предприятия в Москве нет. Почему? Да потому что его руководство последние годы жило лишь за счет сдачи в аренду помещений. О производстве начисто забыли. Другая обувная фабрика - "Парижская коммуна" тоже частично зарабатывает на недвижимости, отдав часть своих зданий в столице под гостиницы и магазин "Громада". Но полученные от этого средства не проела, а потратила на оснастку современным оборудованием наладочного производства, на котором отрабатываются новые модели. Расположено оно, как и прежде, в Москве. А поточные линии по производству обуви переехали в соседние со столицей области, где "коммунары" специально под них скупили старые швейные предприятия. Очень неплохо живут сейчас обувщики.
- Говорят, в Москве запросто можно стать жертвой так называемого заказного банкротства?
- Его механизм нам известен. Происходит дело так: скупаются долги предприятия, подается заявление в арбитражный суд, где управляющим назначается "свой человек" и потом тот, кто скупил долги за бесценок, продает с "помощью" этого управляющего предприятие... самому себе. Именно так был пущен с молотка таксомоторный парк N 8, который был продан по цене в три раза ниже реальной стоимости - всего за 14 млн. рублей. Когда мы стали оспаривать эту сделку, лоббисты (а их хватает в разных структурах, в том числе и в Госдуме) дружно закричали: где доказательства, что парк продан по заниженной цене? Но если буквально через месяц новый владелец перепродал приобретение в три раза дороже - за 1,5 млн. долларов, ничего не вложив, какие еще нужны доказательства? Приведенный пример - не единственный случай в городе, нанесший столичной казне существенный ущерб. Поэтому нам сейчас приходится инициировать процессы по пересмотру ранее заключенных сделок.
- Но противостоять-то хищникам можно?
- Это основная задача нашего комитета. Зная, что мошенники часто занимаются скупкой долгов коммунальным службам города, мы сейчас заключили соглашения с МГУП "Мосводоканал", ГУП "Мосгортепло", ОАО "Мосэнерго". Принимает меры и руководство российской гильдии профессиональных арбитражных управляющих для того, чтобы в их ряды не могли проникнуть недобросовестные люди. Совершенствуется и законодательная практика. В частности, в новой редакции Закона о банкротстве теперь предусматривается для санации предприятия введение процедуры финансового оздоровления, которую будет проводить административный управляющий, назначаемый арбитражным судом.
Но самый лучший способ уберечься от банкротства - не делать долгов или по крайней мере вовремя отдавать их. А если уж прозевали и видите, что появились охотники до вашего имущества, мой совет: немедленно обращайтесь в наш комитет за помощью и советом, как выбраться из банкротства.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников