10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВИД ИЗ КРЕМЛЯ

Щуров Василий
Опубликовано 01:01 13 Февраля 2003г.

- Владимир Игоревич, вы возглавляете Управление делами президента. Для многих сфера вашей

- Владимир Игоревич, вы возглавляете Управление делами президента. Для многих сфера вашей деятельности представляется закрытой, даже слегка таинственной. Приподнимете завесу?
- Раньше это действительно было чуть ли не военной тайной. Как, впрочем, и почти все, что происходило в стране, вплоть до надоев молока. Сегодня "тайну" можно раскрыть. У нас 8000 объектов, это без загрансобственности. Их остаточная стоимость, подчеркиваю - остаточная, а не рыночная, около 27 миллиардов рублей. Еще одна цифра: общая площадь нашей недвижимости в России - 6,9 миллиона квадратных метров. Много это или не очень, оставим без комментариев. Мы оперируем тем, что досталось по наследству. И пока есть власть, государство - этим хозяйством надо управлять. Мы обслуживаем не только президента - все высшие органы управления РФ.
- Вы могли бы назвать, какие именно?
- Мог бы. Два года назад мы потратили немало времени на разработку положения, где точно определено, чем мы занимаемся. Сегодня это администрация президента, правительство РФ, причем не министерства, а именно правительство - его аппарат и собственно министры. Вся наша высшая судебная власть - суды Конституционный, Верховный и Высший арбитражный. Далее - Счетная палата и наш уважаемый парламент - Госдума, Совет Федерации. Все они, можно сказать, наши подопечные, если хотите - наши клиенты и наша повседневная забота. Мы стараемся строить эффективную модель управления тем имущественным комплексом, который у нас в руках. Начиная с финансов и заканчивая материально-техническим обеспечением. А приоритет номер один - конечно, президент, обеспечение его деятельности: от самолета до мебели в Кремле или в загородной резиденции.
- Вы упомянули о резиденции. А сколько их всего? В печати называются разные цифры - от десяти до пятнадцати.
- Если верить слухам, то эти резиденции растут как грибы. Они в Иркутске, Владивостоке, Петербурге... Когда президент об этом слышит, то руками разводит и иронически усмехается. А мне говорит: "Поезжай, посмотри при случае на эту "резиденцию", хоть потом про нее расскажешь". На самом деле, чтобы их перечислить, хватит пальцев одной руки - Кремль, подмосковное Огарево, Бочаров Ручей в Сочи и Валдай в Новгородской области. Только у них - официальный статус резиденции и все, что к нему полагается: спецсвязь, охрана, система снабжения... Там созданы условия для работы президента, отдыха, приема гостей.
- Но есть еще знаменитая Шуйская Чупа...
- ... Которая была резиденцией при Ельцине. Сегодня мы с нее этот статус снимаем. Владимир Владимирович не собирается там работать или отдыхать.
- Владимир Игоревич, откуда же взялись прочие "резиденции"?
- Откуда? Прибыл глава государства в город, остановился в доме отдыха, принадлежавшем некогда четвертому управлению, переночевал там - и все, назавтра это уже именуется резиденцией. Хотя к нам он отношения не имел, да и иметь не будет.
- А как с Ельциным? Вы ведь отвечаете и за содержание бывшего президента. Хлопот хватает?
- Да нет. Есть соответствующий закон, определяющий круг обязанностей и меру ответственности. Сегодня нас здесь в основном заботит обеспечение медицинскими услугами и транспортом, если Борис Николаевич отправляется за рубеж. Персонального лайнера у него нет - пользуется самолетами компании "Россия". К слову, год назад она едва не обанкротилась. Бывшие руководители так "поработали", что их бы стоило примерно наказать... Но после нашего вмешательства дела в компании выправляются, она постепенно развивается.
- Владимир Игоревич, с президентом все понятно. А вот многочисленное племя чиновников, управленцев разного уровня - заслужили ли они, чтобы о них так трогательно заботились?
- Ну трогательно - это на вашей совести. Однако ваше беспокойство мне понятно. Сейчас идет работа над административной реформой, мы тоже готовим здесь свои предложения. Надо ответить на вопрос, а кто же он - высший чиновник Государства Российского и что ему должно предоставляться со стороны государства. Если бы, как в США, получал он зарплату в десятки тысяч долларов, то - ничего. Но таких денег не будет ни завтра, ни через десять лет, хотя уважаемый министр Герман Греф утверждает, что это произойдет, и скоро. Не верю. Поэтому выскажу собственную точку зрения: должна быть достойная мотивация труда высшего государственного служащего. Потому что если молодой, толковый управленец, а не пенсионер, приходит и несет по новому кодексу серьезные обязательства, то он должен знать, зачем он взялся за эту госслужбу с нещедрой зарплатой. Поверьте, сегодня инструментарий поощрения очень ограничен. Все разговоры о том, что чиновник получает от государства суперблага, - блеф. Говорю вам ответственно: все блага - это обслуживание медицинское и санаторно-курортно-дачное.
- Допустим, но как же тогда с депутатами Госдумы? Избираются, приезжают в столицу, получают на четыре года квартиру, а потом, пойди - выкури их оттуда.
- Действительно, депутаты трех созывов все это плавно приватизировали, практически все квартиры ушли. Когда я начинал, то, например, в доме, что в Митино, пытались что-то отбить обратно. Однако это оказалось невозможно, поскольку такая была правовая база. Теперь будет по-иному. Мы построили достойный дом для депутатов и назвали его общежитием. Избрался - заезжай, живи. Там все - от зубной щетки до холодильника. Но закончился депутатский срок - пожалуйста, будь добр освободи жилище в течение 30 суток. Сейчас нет ни с какой стороны лазейки, чтоб эти квартиры приватизировать.
- Владимир Игоревич, и вы верите, что все так и будет?
- Некоторые, наверное, попытаются искать ходы, останутся в помощниках депутатов, придумают еще что-нибудь. Но мы будем стоять твердо: нет, ребята, этот наш дом - общежитие, освободите! А положено жилье - вставай в очередь. Считаем, что мы тему закрыли. И уже к концу года с вами вместе увидим, как все будет происходить.
- То есть больше домов для депутатов строить не предполагается?
- Нет. Нынешние были последними.
- Тут в нашей беседе прозвучало слово "приватизация". При вашем предшественнике кое-что из имущества, как говорят, задешево растащили, приватизировали в обход здравой логике и реальным ценам. Разве не так?
- Вопрос о предшественнике не хочу даже комментировать. Сколько уж времени прошло, а мне все предшественник да предшественник...
- Ну уж коли задают вопрос - значит, есть основания?..
- Скажу одно: многое сделанное не соответствовало даже тому несовершенному законодательству. Возьмите, к примеру, издательский комплекс "Известий". Мы посмотрели документы и сочли, что, в общем, все не здорово. С нами не согласились. Мы прошли все судебные инстанции, включая арбитражный суд. Сегодня весь комплекс возвращен в Управление делами президента. Приблизительно то же и в Дагомысе. Был огромный санаторно-гостиничный комплекс, потом стал полный хаос: 20 этажей превратились в 20 мини-криминальных гостиничек. Уж про все остальное, что там было, я не говорю. Сейчас мы все это практически возвратили, собрали.
- Каким образом? Убедили?
- Через суды, именно через суды. И некоторые похожие судебные процессы продолжаются в Москве, в других городах. Там, где имущество ушло не по закону, где шито белыми нитками, мы мириться не собираемся. Возвращаем назад.
- А как обстоят дела с "швейцарскими историями": реставрация Кремля, Пакколи... Приходится ли уделять внимание этой проблематике?
- Приходилось, потому что все это перешло ко мне - огромное количество долгов - куда от них денешься... Но больше слов "Пакколи, Мабетекс, Мерката", надеюсь, мы не услышим.
- Короче, "хвостов" не осталось?
- К сожалению, иногда возникают. Вроде считаем, что во всем разобрались, вдруг где-то чего-то еще выныривает, пытаются предъявить какие-то претензии. Ну на 80 процентов, по крайней мере мы это урегулировали.
- Понятно, что этот разговор вам не в радость... Давайте сменим тему. Владимир Игоревич, ваше управление иногда называют чуть ли не транснациональной корпорацией. Как вы к этому относитесь?
- Ну как к этому отношусь: в целом нормально. Возьмем вопрос о загрансобственности. Где у нас ее только нет! От Болгарии - до Зимбабве... Посольства, торгпредства, различные здания, принадлежащие рыбакам, пограничникам, таможенникам. Множество ведомств имело за рубежом свои дома, имущество. Даже ваши коллеги из ИТАР-ТАСС, из бывшего АПН... И с каждым годом денег из бюджета на их содержание, на оплату коммунальных услуг требовалось все больше, больше. А многие ведомства-хозяева или прекратили существование, или шли к этому, или превратились в коммерческие организации. Почему же они тогда используют государственную собственность? Встал естественный вопрос: надо все это собрать в кучу и элементарно кому-то передать. Имущество за границей - это в определенной степени лицо России. И вот теперь мы занимаемся в том числе и такой недвижимостью. Решено отдать все это Управлению делами президента. Третий год над этим работаем.
- И посольская собственность - тоже под вами?
- Нет, давайте не путать: она под МИДом. Если брать всю заграничную собственность за 100 процентов, то приходится приблизительно 50 на 50.
- А дележка всего этого богатства с бывшими нашими республиками уже завершена?
- К сожалению, нет. Мы ведь взяли на себя все долги СССР в обмен на владение собственностью. С первым все охотно согласились. Но возникали претензии по имуществу. Со всеми мы разобрались, проблему решили. Предпоследней сняла претензии Грузия. Осталась наиболее тяжелая, честно говоря, не самая дружественная претензия со стороны Украины. Там вопреки прежним договоренностям сказали: долги - вам, а часть собственности - нам.
- Хорошо, что нам хоть оставили общие долги...
- Вы шутите, а из Киева отправили блокирующую ноту в страны, где они претендуют на имущество. Вышло так, что, к сожалению, эти государства для нас ключевые - Германия, Англия, Франция... Но мы тоже не сидим на месте. Для чего вообще нам нужна загрансобственность? Чтобы она работала и как минимум себя окупала. Такую задачу мы и поставили, создавая наше специальное предприятие, которое этим занимается. Уже зарабатываются деньги - и приличные. А параллельно наводим порядок в юридической базе. Вы же не можете официально пригласить инвестора, не переведя советское имущество в российское. Думаю, на 95 процентов к лету мы такую имущественную инвентаризацию закончим. У нас создана компьютерная база, работает большая группа специалистов.
- В начале разговора вы назвали цифру остаточной стоимости принадлежащих вам "домашних" объектов. Можно узнать цену загрансобственности?
- Сейчас рановато. Вот когда окончательно подсчитаем, скажу. У нас здания в Париже на Елисейских полях, в центре Берлина, да по всей Европе... А сколько всего во Вьетнаме. Стоит там, к примеру, комплекс на 21 тысячу квадратных метров!
- Давайте вернемся в родные пенаты. К примеру, в бывший Кремлевский дворец съездов. Построенный из стекла и бетона в хрущевские времена, он выглядит инородным телом среди старинных башен и храмов. Не возникает желания снести?
- Зачем? Нравится нам или нет, но это тоже уже памятник архитектуры прошлого века. Ломать мы ничего не собираемся. Другое дело, что мы занимаемся внутренней переделкой. В декабре закончили с акустикой: по свету и звуку Кремлевский дворец можно считать лучшим в Европе. Не зря желающих выступить на этой сцене в мире хоть отбавляй. Теперь мы занимаемся залом, к осени его будет не узнать.
А вообще Государственный Кремлевский дворец - это меньше трети кремлевского хозяйства. Параллельно мы начинаем реконструкцию 14-го корпуса, где сосредоточена администрация. То же ждет другие корпуса. Работы много, капитальных ремонтов очень давно не было.
- В свое время Немцов призвал чиновников поголовно пересесть на "Волги", но затея с треском провалилась. Интересно, а какие марки машин предпочитают сегодня в кремлевском хозяйстве?
- Когда я сюда пришел, то первым делом задался таким же вопросом. И ответить не смог. Каких только машин не было - шведские, корейские, немецкие, российские... Случалось, стоит "Волга", на складе запчасти к десятку автомашин, а к этой ну ничего нет. Как ремонтировать? Ведь машина - не письменный стол, она должна ехать, а не стоять. Взялись наводить порядок. Советовались, проводили конкурсы и отборы. В итоге подписали с концерном БМВ документ о партнерстве. Они его именуют стратегическим, но дело не в названии - важно, что для нас договор выгоден. Мы получаем машины, собранные в Калининграде, то есть руками российских рабочих. Автомобили соответствуют высоким европейским стандартам, адаптированы к нашим суровым условиям. Плюс немцы дают огромные скидки и разворачивают у нас станцию техобслуживания. Почему бы нет?
По тому же пути мы пошли с "Фордом". Мы смотрели за строительством завода во Всеволожском с первого дня. Я сам ездил с экспертами, смотрел за сборкой по всему конвейеру. Отличная машина - небольшая, мобильная. И она заняла свою нишу - для протокола, связи и так далее.
Надеемся, "Волга" подтянется и тоже займет достойное место. Этой весной закупаем большую партию. Хотя, признаюсь, мы вынуждены держать на заводе наших людей для контроля - своего рода ОТК. И в контракте оговорили, что автозавод здесь разворачивает мастерские по доводке машин. То есть как-то страхуемся от подвохов - они при нашем качестве машин не редки.
- О городе, вам близком: Петербург накануне юбилея, там вовсю идет строительство. Во что это обойдется бюджету? Не станут ли новостройки потемкинской деревней: фанфары отзвучали - и все забыли?
- Я со стопроцентной уверенностью могу отвечать за объекты, которые ведет управделами. Имею в виду Дворец конгрессов в Стрельне. Это уникальный комплекс на площади 200 гектаров - подобного в Европе нет. Сразу скажу: казне он не будет стоить ни копейки, потому что все финансирование - за счет внебюджетных источников. Зачем нам это надо? Казалось бы, в городе и так что ни дом, то дворец - Таврический, Смольный, Эрмитаж... Но это все позапрошлый век, ничего современного там проводить нельзя. Напомню, что в мае Питер ждет уникальное событие, не было таких ни в России, ни вообще нигде. В Северную Пальмиру съедется руководство всего мира, причем не на пару часов - на два полноформатных дня. Потом гости разъедутся, а Дворец конгрессов останется. Это будет деловой и культурный центр, он выведет город на новую орбиту.
Что касается других объектов, то, к сожалению, действительно не все радует. Есть проблемы со сроками сдачи, с контролем за финансами. Но это вопрос к властям города и строителям. Мы со своей стороны всегда готовы помочь. Недавно правительство передало Управделами президента еще несколько значимых объектов в центре города.
- Можете их назвать?
- Два здания на Исаакиевской площади, дом Лобанова-Ростовского, здания Сената и Синода, где расположен Росархив. Это не просто памятники, а национальное достояние. Последний раз были там с вице-премьером Матвиенко и буквально друг друга за полы тянули. Там такие документы, что просто мурашки по коже! На букваре, готовившемся к изданию, рукой Петра I резолюция начертана. Указ Елизаветы на игральной карте - играла значит, а попутно распоряжалась государственными делами. И при этом поражаешься, как они могут существовать в этом ветхом комплексе? Полы ободранные, потолки скрипят. Электропроводка по стенам открытая: не дай Бог замкнет - сгорит все дотла. Сейчас готов проект современного здания для архива. А Сенат и Синод будем ставить на реконструкцию.
- В Московском Кремле - церкви, соборы. Как вы делите права и обязанности с патриархией?
- Очень просто. Наша сфера - учет зданий, содержание, ремонт. А богослужения и другие культовые обряды - это, естественно, дело церкви.
- Владимир Игоревич, и напоследок - видим, что вы уже поглядываете на часы, перейдем к блицвопросам. Ваш любимый музыкальный инструмент?
- Гитара - иногда исполняю романс в кругу близких.
- Кем вы больше всего хотели стать в детстве, в юношестве?
- Спортсменом. Много чего перепробовал - борьба, акробатика, игровые виды. В волейбольной сборной за институт выступал. Мы и в Кремле создали "сборную-подзаборную", да травмы замучили...
- Значит, сейчас спорт - даже не хобби?
- Почему? Остались горные лыжи и теннис.
- А за рулем как себя ощущаете?
- Теперь уже неважно. Иногда вокруг дачи в выходной объеду и вижу - теряю навыки.
- Вы питерский, уральский или уже московский? Родились в Троицке, росли и учились в городе на Неве, сейчас - в столице...
- А какая разница? Вот мы регулярно собираемся на планерки в администрации президента, стоим в коридоре, разговариваем, шутим. И вы никогда не поймете, кто тут питерский, а кто - московский.
- С Владимиром Владимировичем давно знакомы?
- С конца 80-х. Позже вместе работали.
- Кто вас контролирует?
- Меня лично - Владимир Владимирович, а Управление делами - Счетная палата. Она нас любит и практически от нас не уходит.
- Когда последний раз виделись с президентом?
- Час назад. Обсуждали как раз вопросы загрансобственности.
- Вы человек верующий?
- Был... Теперь это в прошлом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников