Всем нужен словенский «шкаф»!

Флюр Нурлыгаянов и Бранко Равнак. Все, щас петь начнут. Фото автора

Сколько спинальников в России - тех, что передвигаются на колясках? Данные засекречены


На пару дней в Москву пришла зима. В Сокольниках – каток, люди фланируют по кругу. Слышен музон, но ни смеха, ни разговоров. Зато в павильоне, где открывается Moscow Dive Show 2020 (главная выставка водного человека), царит праздник. Много людей крепких, бодрых – и в инвалидных колясках.

А теперь представьте крайне печальный вариант: вы не можете ходить, передвигаетесь на коляске. Что, подумали, это не про вас? А это про любого. Неудачно упал, сбила машина, фурункул вскочил на колене – его убрали не так, как надо, и все, жизнь никогда не будет прежней.

Сколько спинальников в России - тех, что передвигаются на колясках? Данные засекречены, их нет нигде – ни в ВОИ, ни в государственном докладе, подготовленном Советом по делам инвалидов при президенте России. Известно только общее число инвалидов: более 12 млн. И что в Подмосковье на семь миллионов населения зарегистрированных колясочников – 2300, а на всю страну, по косвенным данным, 300–400 тысяч. Инвалидность одного человека – трагедия, а сотен тысяч – уже статистика...

Но вернусь к выставке в Сокольниках. Колясочники снуют меж рядами, приглядываются к оборудованию, к фото подводных съемок. Улыбчивы, общительны, обмениваются визитками. Легко догадаться: где они кучкуются, должен быть словенец Бранко Равнак. Так и есть: вот он, презентует свой журнал Disabled diver. В Дюссельдорфе на международной ярмарке реабилитационного оборудования я его окрестила «словенским шкафом» (по аналогии со всем известным паролем). Бранко и вправду шкаф: 193 см, габаритный и надежный. Абсолютный бессребреник, президент международной Ассоциации парадайверов, спец по обучению инвалидов дайвингу. Его подопечный безногий Никита Ванков из Анапы опускался на 43 метра! Сам Бранко в прошлом работал спасателем, в год совершал до 200 погружений до 60 метров. А теперь приехал в Москву рассказать о достижениях парадайвинга. И здоровому¬то не так просто подобрать подходящее место для погружений и снаряжение. А как, к примеру, безногому удерживать тело в горизонтальном положении? Целая наука: чтоб баллон не переворачивал тело пузом вверх, чтобы паника не обуяла.

– Что будешь делать, если твой подопечный запаниковал на глубине?

– Стукну! – смеется Бранко. – Хотя если все делать правильно, шаг за шагом, до этого дело не дойдет.

– А почему решил презентовать журнал в Москве?

– Можно всю жизнь заниматься обучением дайвингу инвалидов, но ни разу не попасть в орбиту СМИ. А стоило ребятам погрузиться в бассейн в Звездном Городке, где обучают космонавтов, и мы на обложках! Дело не в славе – без пиара трудно искать единомышленников.

Помогает Бранко во всех начинаниях Флюр Нурлыгаянов, зампред ВОИ и президент российского спортивного союза инвалидов, в котором полтора миллиона душ. Легкий, неунывающий человек с безмерным обаянием. Хотя уж у него¬-то бывали поводы впасть в депрессию… Короче, Бранко с Флюром нашли друг друга. Вот объединяющая мысль: «Инвалиды на обочине жизни, но тоже хотят быть успешными и полезными, хотят адреналина и эмоций. Надо разбивать стереотипы!»

Между прочим, в Словении параплегиков всего-¬то тысяча душ на два миллиона населения, а протезирование на таком уровне, что сюда приезжают даже шейхи из ОАЭ, которым экономить не нужно. На выставке в Дюссельдорфе по количеству представленных на ней фирм, облегчающих жизнь инвалидам, можно было судить об отношении страны к своим инвалидам: 454 фирмы – из Германии,73 – из Китая, а еще из Великобритании, Нидерландов, Дании, Швейцарии, Франции, Италии… Представлены даже Литва, Вьетнам и малюсенькая Словения. Не было только России.

Для нас картинка, когда колясочник утром сам встал, позавтракал, без чужого участия спустился во двор, сел в свою машину и поехал на работу, а вечером заехал в супермаркет или поужинал в ресторане, и все без нянек, – нечто из «мыльного» сериала, в котором жизнь не ночевала. А в Германии привычное дело: там из 10 миллионов инвалидов половина трудоустроены.

…Колясочники на выставке, окружив Бранко, поднимали бумажные стаканчики с шампанским за будущие погружения. Выкатывались наружу покурить. А в парке звучала музыка – приплывшее на волнах памяти: «Вся жизнь впереди, надейся и жди!»



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?