03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭКОНОМИКА ПАДАЕТ, ХОТЯ И ПОДНИМАЕТСЯ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 13 Марта 2001г.
Противоречивость развития нашей экономики видна невооруженным глазом. С одной стороны, 2000 год показал небывалый за последние 30 лет рост промышленности и валового внутреннего продукта, огромное превышение экспорта над импортом. С другой - если исключить фактор сезонности и различия в фонде рабочего времени, то оказывается, что в ноябре и декабре прошлого года происходило падение производства. У обывателя, не посвященного в тонкости сложных экономических расчетов, голова идет кругом. Вот позвонил мне давний читатель "Труда" инженер-строитель Александр Колесов. "Вы можете объяснить толком, просто и ясно, - сказал он, - ситуация улучшается или ухудшается?"

В самом деле, надо бы разобраться, почему в экономике используется некий "двойной стандарт" и что из этого следует. Для примера возьмем октябрь прошлого года. Объем промышленного производства в том месяце увеличился на 5,6 процента по сравнению с сентябрем. Однако сопоставление с предыдущим месяцем не совсем корректно, потому что в октябре было больше рабочих дней, чем в сентябре. Чтобы объективно оценить ситуацию, надо сравнивать, скажем, среднесуточное производство в этих двух месяцах. И тогда получается другая картина. Если исключить влияние фонда рабочего времени (то есть разницу в количестве рабочих часов), то октябрьский рост промышленности будет не 5,6, а только 1,8 процента.
Однако и это не все. Ежегодно в промышленности, сельскохозяйственном производстве, строительстве происходят сезонные колебания. Они связаны и со сменой времен года, и с периодом созревания зерновых, овощей, фруктов, их переработки, и с выполнением определенных работ, обычаями, традициями... В строительстве больше всего объектов сдают в декабре, минимальный объем работ приходится на январь. Поэтому бессмысленно сравнивать работу строителей в январе и декабре, если, помимо разницы в количестве рабочих часов, не исключить и сезонный фактор.
Как это сделать? Специалисты используют статистические данные за много лет. Анализ их, обработка огромного массива данных позволяют определить сезонные волны, вычислить соответствующий индекс. Это своего рода поправочный коэффициент, позволяющий получать объективную картину роста или падения интенсивности производства по месяцам.
Такими весьма сложными расчетами занимаются в Центре экономической конъюнктуры при правительстве Российской Федерации. Думаю, и некоторое мужество требуется от руководителей центра, чтобы сообщать властям порой неприятные цифры реального падения интенсивности производства. Радужные показатели общих объемов не отражают тех тревожных глубинных процессов, которые начинают проявляться в экономике. Так и у наращивающего вроде бы скорость бегуна силы могут быть на исходе, но это еще не видно зрителям вдоль трассы...
"Власти обязаны знать всю правду, - говорит заместитель руководителя центра Эдуард БАРАНОВ, - иначе будут приниматься ошибочные решения, и это дорого обойдется стране. Мы отправляем наши материалы в Кремль, правительству, в Совет Федерации, Госдуму. Кроме того, размещаем результаты и на нашем сайте в Интернете. Состояние отечественной экономики - вопрос особой важности, и тут не должно быть тайны для граждан".
Еще в октябре прошлого года центр подал тревожный сигнал - хотя по общим объемам все было в "ажуре". Рост промышленности в октябре составил, как уже говорилось, 5,6 процента по отношению к сентябрю и 10,4 - к октябрю 1999-го. Замечательные показатели. А на самом деле, если исключить сезонность и влияние фонда рабочего времени, роста в октябре (по сравнению с сентябрем) практически уже не было. В последующие месяцы неблагоприятные тенденции усилились. Расчеты по той же методике показали падение интенсивности производства в ноябре - на 0,4 процента, в декабре - на 0,8, в январе - еще на 0,8. Это свидетельство того, что в экономике, в "подводной" ее части, накапливается потенциал торможения. Если довериться инерции, потенциальная опасность может превратиться в реальную.
Чем же объяснить, что интенсивность производства в ноябре, декабре и январе резко снизилась? Специалисты Министерства экономического развития и торговли называют четыре основные причины. Во-первых, заметное укрепление курса рубля, что осложняет финансовое положение многих предприятий, способствует усилению конкурентоспособности импортных товаров на отечественных рынках и делает менее выгодным экспорт. Во-вторых, существенное уменьшение внутреннего спроса на сырье и материалы в связи с затуханием инвестиционного бума. В-третьих, медленное восстановление реальных денежных доходов населения и платежеспособного спроса (так и не достигнут еще уровень докризисного 1997-го и первых семи месяцев 1998 года). В-четвертых, высокая степень износа активной части основных фондов.
Большинство российских предприятий работает все еще вполсилы, средний уровень загрузки производственных мощностей составлял в январе всего 49 процентов. Максимальным этот показатель был в топливной промышленности - 77, а вот на предприятиях машиностроения и металлообработки, промстройматериалов, легкой и пищевой отраслей он колебался от 36 до 44 процентов.
Как видим, о возрождении экономики говорить рано. Как же выйти на траекторию устойчивого подъема? Казалось бы, если известны причины торможения, то надо быстро устранить их - и дело пойдет. Однако все не так просто. Чтобы, например, обновить основные фонды, нужны немалые инвестиции и время. Да и на быстрый рост реальных доходов населения надежд мало. Единственный фактор, которым в определенной степени можно управлять, - курс рубля по отношению к доллару. Речь, понятно, идет прежде всего о возможности понижения курса. В нынешних условиях это сделать несложно. Но, несмотря на неоднократные заявления высокопоставленных правительственных чиновников о том, что быстрое укрепление рубля тормозит развитие экономики, Центробанк не спешит "опускать" отечественную валюту. Почему? Неужели ни президент, ни правительство не могут повлиять на ЦБ? Могут. Вот только наряду с плюсами здесь неизбежно проявятся и серьезные минусы. При определении нынешней валютной политики чрезвычайно остро сталкиваются противоречивые интересы финансовых групп, промышленных предприятий, населения.
Посмотрим для начала, почему Центральный банк не спешит быстро поднимать доллар. Ответ известен: Банк России покупает в солидных объемах "зеленые", пополняя золотовалютные резервы, которые, помимо прочего, могут очень пригодиться при расчетах государства по внешним долгам. С начала прошлого года по 1 февраля нынешнего ЦБ увеличил валютные резервы (не считая золота) на 17,4 миллиарда долларов. Если бы доллар стоил, допустим, ежедневно на два рубля дороже, то для покупки 17,4 миллиарда "зеленых" ЦБ должен был выложить дополнительно колоссальную сумму - 35 миллиардов рублей. Это заметно осложнило бы экономическую ситуацию в стране. Поэтому руководители банка не спешат резко менять валютный курс.
Кроме того, специалисты ЦБ справедливо говорят, что удешевление рубля невыгодно гражданам. Быстрее будут повышаться цены на продукты питания и промышленные товары (не только импортные), дороже станет отдых за рубежом, словом, ускорятся темпы инфляции. А это, в свою очередь, может вызвать серьезное недовольство людей, уровень жизни которых все еще низкий.
Резоны ЦБ кажутся убедительными. Но есть и другая сторона медали. Из-за укрепления рубля снижается заинтересованность предприятий, ориентированных на экспорт, в поставках продукции за рубеж. С начала прошлого года потребительские цены у нас повысились на 26,3 процента, а доллар подорожал только на 6,1. Позиции доллара постоянно и ощутимо ослабевают. Поэтому экспортеры, продавая за рубежом свою продукцию и затем обменивая в России доллары на рубли, с каждым месяцем теряют немалые суммы. Если так пойдет дальше, то в недалеком будущем экспорт начнет сокращаться. Для страны это был бы наихудший вариант.
Несут убытки не только экспортеры, но и предприятия, работающие на внутренний рынок. При укрепляющемся рубле и слабеющем долларе импортная продукция начинает все активнее конкурировать с нашими товарами, постепенно вытесняя часть из них. Ряд наших предприятий вынужден сокращать выпуск продукции. В итоге экономике становится дышать все труднее. Расчеты Центра экономической конъюнктуры показывают, какими темпами начинает снижаться интенсивность производства. Выходит, и у оппонентов Центрального банка тоже достаточно весомые аргументы.
Так каким путем нам двигаться дальше - продолжать укреплять рубль или умеренно ослаблять его? Тревожные симптомы торможения, проявляющиеся в экономике, подталкивают ко второму варианту. Но до какой степени рубль должен подешеветь по отношению к доллару? Каков должен быть баланс? Здесь требуются ювелирные расчеты. Правительство должно в очередной раз провести государственный корабль между Сциллой и Харибдой. Спешить опасно, а промедление связано с еще большим риском. Откладывая решение, мы можем оказаться в ситуации, когда над экономикой нависнет угроза нового дефолта. Нельзя длительное время искушать судьбу, искусственно сдерживая рост доллара в условиях снижающейся экономической активности и ощутимой инфляции (в январе-феврале - 5,1 процента, с начала прошлого года - 26,3). В нынешнем году политика явного укрепления рубля продолжается. Как бы не опоздать с корректировкой курса.
Одновременно жизнь требует решительного ускорения реформ. Ослабление налогового пресса, дебюрократизация экономики (непременное условие улучшения инвестиционного климата), совершенствование тарифной политики - всем этим правительство занимается. Важно, однако, чтобы планы не застряли в бюрократических лабиринтах. Лимит времени, по сути, исчерпан.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников