03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТОЛИЧНАЯ ДЕРЕВНЯ

Полунин Андрей
Опубликовано 01:01 13 Марта 2002г.
Несколько минут неспешной ходьбы от метро "Каширская" - и вы как бы переноситесь в далекое прошлое. В пять вечера баба Валя с мужем Порфирием запирают калитку и протапливают на ночь печку-голландку. И уже до утра не рискуют выйти на улицу. Неуютно снаружи, темень, хоть глаз выколи. Между рядами деревьев бывшего царского, потом колхозного сада свищет ветер, завывает в печной трубе. Только зарево огней вдали напоминает, что это - Москва...

Дьяково Городище, находящееся сейчас на территории музея-заповедника "Коломенское", - деревня-призрак. Из более чем ста домов уцелел один. В нем и жили Валентина и Порфирий Алисовы. Дед древний, 88 годков стукнуло. Жена помоложе - ей всего 80. Сына и дочь похоронили, внуки выросли. А старики остались в родительском еще доме. На днях пришлось уехать и им: бабе Вале потребовалась операция на глаза. История Дьякова Городища закончилась...
Сегодня о трех деревенских улицах напоминают ямы с останками фундаментов. Летом их обживает окрестная молодежь, устраивает пикники. К Олимпиаде-80 из Городища выселили почти всех. Дома похуже сравняли бульдозером. Те, что покрепче, за бесценок скупили под дачи райисполкомовские чиновники. Но Алисовы уперлись: не уедем - и все! И держали осаду более 20 лет.
Особенно туго им приходилось последние четыре года. Раньше хоть свет был. Но после бури столбы накренились. Вот и спилили их от греха: трухлявые, дескать. А новые ради двух селян ставить не стали. На дворе третье тысячелетие - а старики коротали вечера с керосинкой. Выгорало литр в день. По счастью, фронтовик дед получал приличную пенсию, ее хватало даже на дрова. Обрезки досок Алисовы покупали на мебельном комбинате. Воду набирали из местного источника. Словом, умудрялись хозяйствовать.
Таких углов, забытых Богом, в Москве более 70. Как правило, это осколки деревень, уцелевшие вблизи природоохранных зон. Чистый воздух да обилие зелени летом - вот все, чем могут похвастаться местные жители. Типичный набор коммунальных удобств выглядит так: свет (не везде), привозной газ в баллонах, вода в уличных колонках. Да еще бесплатный телефон. Тоже на улице.
Так живут "западные", наиболее крупные деревни столицы. Серебряный Бор, Верхние Мневники, Терехово и Троице-Лыково. У чужака их вид способен вызвать острый приступ тоски: изрытые колдобинами улицы, сотня разномастных лачуг да крошечный магазинчик. С Большой землей этот микромир зачастую соединяет единственный автобус. На нем можно добраться, например, до городской поликлиники. Ходит он дважды в час. До дальнейшего благоустройства руки у Москвы не доходят. Забытые люди устраиваются как могут. Могут по-разному.
Об известном троице-лыковчанине Александре Исаевиче Солженицыне ходят легенды. Старожилы рассказывают, будто, отстроив дом (копию апартаментов в Вермонте), он решил заасфальтировать участок от шоссе до дачных ворот. За дело взялись местные мужики. Для начала на радостях обмыли крупный заказ. В итоге подгулявшие работяги закатали в асфальт вместо требуемой 1-й Лыковской параллельную ей Одинцовскую. Вышел конфуз. Денег еще на одну улицу у писателя не нашлось. Выбоины магистрали шоссе - дача пришлось кое-как прикрыть заплатами из остатков асфальта. Так ли было на самом деле, проверить не удалось. От народа национальную знаменитость отделяет глухой трехметровый забор. У селян жизнь попроще и размах поскромней: сделать бы врезку в водопровод, поставить бы ванну...
Жителям большинства деревень давным-давно выделили квартиры в Москве. Но сносить дома в обозримом будущем не собираются. И многие предпочитают жить в родных с детства стенах. В деревне Ленино на юге столицы теплится жизнь в двух десятках домов. Их обитатели в основном пенсионеры. По старинке любят посидеть на завалинке, посудачить о жизни.
- Дед у меня слепой, - объясняет баба Люда, "ленинка" с 1956 года, - потому и живу здесь. Дом-то знакомый. Ему тут и глаза не нужны. А вообще трудно бывает. В поликлинику приходится аж в Домодедово ехать.
На свой лад жалуются и ее соседи. Вспоминают, что когда-то деревня утопала в вишневых садах. "Будто и не в Москве жили", - вздыхают они. Уезжать не хотят. У детей давно своя жизнь, свои семьи. Да и вольнее в доме, чем в бетонной ячейке многоэтажки. Впрочем, они немного лукавят. Почему - становится ясно на примере братьев Матвеевых из Спаса.
На современных картах Спас не обозначен. В свое время большое село встало на пути кольцевой автодороги. Сегодня Спас - забрызганные грязью остовы нескольких хижин на въезде в Митино. На обрывистом берегу Москвы-реки стоит дом братьев Матвеевых. Старший, Иван, с гордостью демонстрирует обширное хозяйство: огромный сарай с остатками внушительного бассейна из кирпича, теплицу с трубами парового отопления. В бассейне в начале прошлого века прадед Матвеевых разводил карасей. Нынешние хозяева ограничиваются выращиванием кинзы и укропа. Урожай сбывают в Митине.
По современным меркам родовой дом просто озолотил братьев. Когда Спас расселяли, Матвеевы-старшие развелись. В результате семья получила три (!) квартиры в Строгине. Жизнь в Спасе, по словам братьев, сносная. Летом можно рыбачить. Зимой - кататься на коньках по древнему, выкопанному еще в XVI веке пруду. Правда, досаждают регулярные перебои с электричеством. А еще то, что газет в Спас не носят со времен перестройки.
Когда-то здесь был монастырь. Потом лагерь "тушинского вора" Лжедмитрия. Летописи говорят, что шатер самозванца красовался на самом высоком холме у берега. Сейчас там стоит матвеевский сарай, в недрах которого квасятся капуста и огурцы. О том, каков век на дворе, напоминает монотонный гул Волоколамки да мрачная перспектива, открывающаяся с берега. Неприглядные задворки большого города: справа и слева - быки мостов, по центру - МКАД.
Если говорить откровенно, места деревням в Москве нет. В 2000 году город принял революционное решение: стереть с лица земли половину существующих деревень. Первыми под нож бульдозера должны были угодить частные кварталы вблизи новостроек. Многие начали паковать чемоданы, но... Выяснилось, что выполнение первой очереди плана растянуто на десять лет. Два года прошло, никаких перемен. А значит, керосинка для многих москвичей и в третьем тысячелетии останется предметом не последней необходимости.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников