11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВИКТОР ЗУБКОВ: ПОКОЯ КРИМИНАЛЬНЫМ МИЛЛИОНЕРАМ НЕ ОБЕЩАЮ

Григорьева Т.
Опубликовано 01:01 13 Марта 2003г.
Потоки "грязных" денег, захлестнувшие планету, представляют нешуточную опасность для всей мировой экономики. Доллары, евро, рубли, фунты, полученные незаконным путем, в том числе в результате хищений, мошеннических операций, от продажи наркотиков, проституции, в виде взяток, наводнили многие страны, в том числе и Россию. По оценкам независимых экспертов, на долю "грязных" денег в общем денежном обороте России приходится 40 - 50 процентов. То есть практически каждый второй рубль в обороте - "теневой". Масштабы впечатляют.Нечистоплотные чиновники, финансисты, политики, банкиры, а также мошенники и "авторитеты" криминального мира, понятно, стремятся легализовать свои неправедно нажитые капиталы (иначе зачем они нужны, если ими нельзя пользоваться открыто?), а задача государства - выявлять эти потоки и их владельцев. До недавнего времени противоборство было явно не в пользу государства. Ситуация стала существенно меняться, когда чуть более года назад в России по примеру развитых стран была создана финансовая разведка - Комитет по финансовому мониторингу (КФМ). Возглавил этот новый и чрезвычайно важный контрольный орган Виктор Зубков. В 1992 - 1993 годах он работал заместителем председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, то есть был заместителем Владимира Путина. В течение последующих восьми лет Зубков руководил налоговой службой Санкт-Петербурга (с 1999-го - в ранге замминистра). Когда создавалась финансовая разведка, ее хотели взять под свое крыло и спецслужбы, и Центральный банк, но в итоге кураторство было отдано Минфину. Поэтому председатель КФМ является одновременно и первым заместителем министра финансов РФ.Наше интервью с Виктором Алексеевичем началось не совсем обычно: на три первых вопроса он давал один и тот же короткий ответ - "не для печати". "В таком случае, - обратился я к собеседнику, - расскажите то, что можно". Зубков подумал и сказал: "Спрашивайте. Спрашивайте обо всем, что вас интересует". Я оценил юмор. Однако и на последующие несколько вопросов ответ был тот же: "Об этом ничего не могу рассказать". Понятно, служба - секретная, названия фирм, фамилии фигурантов, подробности проводимой комитетом работы не предназначены для широкой огласки (по крайней мере на стадии расследования), однако я надеялся услышать хотя бы общие оценки ситуации, комментарии к опубликованным ранее сообщениям. Хотел уже, поблагодарив за внимание и извинившись за отнятое время, попрощаться, но неожиданно фортуна улыбнулась, и беседа пошла.

- Виктор Алексеевич, ваш Комитет отслеживает подозрительные финансовые операции, к которым относятся сделки свыше 600 тысяч рублей, или 20 тысяч долларов. Но ведь те, кто отмывает незаконно полученные доходы, не такие простаки, чтобы открыто демонстрировать свои капиталы. Их маскируют под легальные платежи либо дробят на мелкие суммы. Удается ли раскрыть эти уловки?
- Не будем гадать, обратимся к фактам. Уже первый год нашей работы показал высокую эффективность финансового мониторинга. В правоохранительные органы (Генеральную прокуратуру, ФСБ, МВД, Налоговую полицию) передано почти 5 тысяч материалов, связанных с "отмыванием". По одним заведены уголовные дела, по другим идет интенсивная работа. Никакая маскировка "грязных денег", в том числе и дробление крупных сумм на десятки мелких, не поможет скрыть отмывание преступных капиталов. Конечно, раскрывать сложнейшие финансовые схемы непросто. Причем они становятся все более изощренными. Для запутывания следов привлекают (естественно, за солидные гонорары) опытнейших специалистов, которые составляют, как им кажется, неразрешимые "кроссворды". На "теневиков" нынче работает мощная, хорошо отлаженная в течение последних десяти лет система, большие коллективы специалистов. Однако и у нас трудятся не новички, а первоклассные мастера своего дела. И в этом незримом поединке они, как правило, одерживают верх.
- И все же следы прохождения "грязных денег" остаются, как представляется, далеко не всегда. Вот типичная ситуация: фирма-однодневка, зарегистрированная на украденный паспорт ничего не подозревающего гражданина, перевела чей-то миллион долларов в несколько офшорных зон и прекратила существование. На этом цепочка как будто обрывается - ни фирмы, ни счетов, ни переводов...
- Фирмы-однодневки действительно широко используются для "отмывания". После перевода денег фирмы быстро исчезают, чтобы создать "вакуум" для тех, кто будет вести расследование. Однако следы все-таки остаются. Во-первых, определяем, какие суммы переводились в эту фирму (кстати, под подозрение попадают те, кто сознательно имел дело с "однодневкой"). Во-вторых, если хорошенько поискать, можно найти у нас или за рубежом кредитные организации, куда были переведены капиталы из этой "однодневки". Да, денежные потоки расщепляются, направляются в страны на разных континентах, однако бесследно исчезнуть они не могут. Сегодня в прокрутку денег вовлечено нередко более 100, а иногда и свыше 150 различного рода организаций. Они друг другу продают какую-то непонятную продукцию, друг у друга что-то покупают... Денежные потоки перетекают с материка на материк, распыляются в залоговых операциях, операциях купли-продажи, выдачи ссуд. Деньги как бы растворяются, но через день или через неделю удивительным образом "материализуются". И все это для того, чтобы в виде легальных ("отмытых") доходов осесть на счетах респектабельных банков. Для распутывания таких схем требуется не один месяц, а порой даже и не один год.
- Не могли бы вы объяснить попроще, так сказать на пальцах, нашим читателям, не искушенным в финансовых вопросах, почему схема считается подозрительной?
- Ну вот у вас, допустим, есть 1000 рублей, отложенных для покупок. Как вы поступите? Очевидно, пойдете сами в магазин или отдадите деньги жене, детям. Но если эту тысячу вы раздадите сотне посторонних лиц (каждому - по десятке) и попросите их что-то приобрести, а затем передать вам, - разве это не будет странно? Я говорю упрощенно, на самом деле плетут такую вязь, что наши специалисты, проработавшие много лет в финансовой сфере, не перестают удивляться изобретательности махинаторов.
- Не могли бы вы назвать максимальное число фирм и организаций, участвовавших в отмывании "грязных" денег?
- 160. Это была самая запутанная цепочка.
- Много ли подобных криминальных цепочек удалось выявить за год вашему комитету?
- В общей сложности около сотни.
- Через сколько стран прокачивают махинаторы отмываемые деньги?
- Через две-три страны, как правило. Но бывает, что транснациональные схемы охватывают и большее число государств. Затем деньги возвращаются в Россию либо оседают за рубежом.
- Разгадывать ребусы, о которых вы говорили, невозможно без серьезного взаимодействия с финансовыми разведками других стран. У вас хорошие контакты с зарубежными коллегами?
- Очень хорошие. В прошлом году наш комитет был включен в состав международной группы "Эгмонт", объединяющей 69 финансовых разведок мира. С тридцатью странами мы собираемся заключить двусторонние соглашения о сотрудничестве и обмене информацией. С Италией, Панамой, Бельгией, Чехией и Францией соглашения уже подписаны. Должен заметить, что сотрудники финансовых разведок работают в тесном контакте. Скажем, с американскими коллегами мы контактируем, бывает, еженедельно.
- Однако телефонные линии могут прослушиваться теми же криминальными структурами...
- Для секретных сообщений используются закрытые каналы связи. Они образуют единую, надежно защищенную мировую систему, которой пользуется только финансовая разведка. Посторонним к этой сети невозможно подключиться.
- Казалось бы, после создания у нас финансовой разведки владельцы незаконных капиталов должны почувствовать реальную опасность и больше не использовать банковские и иные каналы. Однако, судя по тому, что работы у вас не убавляется, опасность не очень-то пугает "теневиков". Выходит, они надеются обхитрить вас?
- Зря надеются. Эти люди либо потеряли чувство реальности, либо недооценивают наши возможности. Уверен, их ждет большое разочарование. Безнаказанными махинации не останутся.
- От кого вы получаете информацию о подозрительных финансовых сделках?
- От банков, страховых и лизинговых компаний, ломбардов, инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов, тотализаторов, казино, букмекерских контор... Так предписывает закон. За нарушение его предусмотрены серьезные санкции.
- Как часто к вам поступают сообщения и много ли их?
- Информация приходит ежедневно. Возьмем для примера вчерашнюю сводку. Всего поступило более 3000 сообщений о подозрительных трансакциях (переводах денежных средств, перепродаже акций и т.д.). Отобрано для дальнейшей работы около десяти процентов. Всего в нашей базе данных более 400 тысяч подобных сообщений.
- Нет ли опасности утонуть в этом море информации?
- Ни в коем случае. У нас мощный сервер и самое современное аналитическое программное обеспечение, позволяющее обрабатывать, анализировать, сортировать и хранить огромные массивы данных. Кстати, первичную сортировку ежедневно получаемой информации тоже производят компьютерные системы. Это позволяет более эффективно использовать интеллектуальные способности наших аналитиков.
- Много ли времени уходит на "мелочевку", скажем, кто-то скрыл от налоговой инспекции 3 тысячи долларов "левого" дохода и купил себе "Жигули"?
- Такими фактами мы вообще не занимаемся, это сфера деятельности налоговой инспекции и налоговой полиции. А в фокусе внимания финансовой разведки - только крупные транснациональные схемы, за которыми стоят серьезные "акулы" финансового и криминального мира.
- Значит, если в поле зрения ваших специалистов попадает не очень крупная рыба, то вы спокойно выпускаете ее из невода - пусть живет на наворованные деньги и дальше?
- Нет, конечно. Если кто-то оперирует пусть и не миллионами, а десятками тысяч долларов неизвестного происхождения, то его из поля зрения, естественно, не выпустим. Мы ведь все видим, в том числе и тех, кто дробит свой капитал на "незаметные" суммы - 9 800 долларов, 9 300, 9 500, пытаясь скрыть доходы. Мы знаем фамилии этих людей, их адреса... Хотел бы сказать, что никому не удастся "проскочить" незамеченными. Мы плотно работаем и по этим направлениям.
- Когда уголовные дела, возбужденные по вашим материалам, дойдут до суда?
- Несколько дел, возможно, будет передано в суд уже в нынешнем году. Но вообще-то для расследования многоплановых, хорошо замаскированных, широкомасштабных схем требуется время. Опыт зарубежных финансовых разведок показывает, что лишь после 3-4 лет их работы начинались серьезные судебные процессы. Так было во Франции, Великобритании, США, других развитых странах. Надо иметь в виду еще и то обстоятельство, что материалы для судебного рассмотрения готовят правоохранительные органы. Мы ведь передаем им, так сказать, только "наводку", всесторонний анализ подозрительных операций. А дальше необходимы следственные мероприятия, отправка запросов во множество организаций, в том числе и зарубежных... На это может уйти и год, и полтора.
- По сообщениям зарубежных средств массовой информации и оценкам независимых экспертов, россияне приобрели в Испании, на Кипре, во Франции, США и других странах более 250 тысяч коттеджей, вилл, особняков, квартир. Часть этих объектов недвижимости фактически принадлежит нашим чиновникам со скромной зарплатой, но оформлены дома на подставных лиц, нередко местных жителей...
- Эти факты для нас не новость. В базе данных имеется большой объем информации о покупке россиянами недвижимости за рубежом, в том числе и на подставных лиц. Придет время, и эта информация дополнит сообщения, которые мы получаем по своим каналам. Не сомневаюсь, тайное станет явным, точки над "i" будут расставлены.
- Во всех российских федеральных округах созданы региональные управления КФМ. Удалось ли им уже обнаружить что-либо на местах?
- По всей стране выявлены "прачечные" по отмыванию преступных доходов. Так что для наших региональных управлений работы хватит.
- Где эти "прачечные" работают наиболее интенсивно?
- Трудно выделить какой-то один регион. Отмывают "грязные деньги" и на Дальнем Востоке, и на Урале, и в Сибири, и в центре России...
- В ваших материалах, переданных правоохранительным органам, фигурируют только россияне?
- Не только. Среди фигурантов - граждане ряда государств, граничащих с Россией, в частности Украины, Узбекистана, Польши. В отношении подозреваемых иностранцев тоже возбуждаются уголовные дела.
- И последнее. Будете ли вы выявлять тайные финансовые операции, используемые для поддержки террористических организаций?
- Это одно из важнейших направлений нашей деятельности. Работа идет совместно с ФСБ, МВД, зарубежными коллегами. Приведу лишь один пример. Летом прошлого года из Соединенных Штатов нам были переданы фамилии людей, подозреваемых в том, что они имеют отношение к террористическим организациям. Проводя глубокую проверку полученной информации, нам удалось найти в России чрезвычайно важные финансовые документы, которые и были срочно отправлены в США. Для американских следователей это стало очень важным недостающим звеном. Вскоре вся группа была арестована в Америке. А наш комитет получил благодарственное письмо от правительства США.
В заключение хотел бы подчеркнуть, что созданная в России национальная система борьбы с отмыванием "грязных" денег стала важной частью аналогичной мировой системы. Только объединив усилия, можно противостоять все более опасному натиску криминального капитала.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников