09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТУТ ПОДХОДИТ СЛОВО "ВЕСТЕРНИЗАЦИЯ"

Звонковская Екатерина
Статья «ТУТ ПОДХОДИТ СЛОВО "ВЕСТЕРНИЗАЦИЯ"»
из номера 046 за 13 Марта 2004г.
Опубликовано 01:01 13 Марта 2004г.
Административная реформа, о необходимости которой так долго говорили российские реформаторы, началась. Сформирован новый кабинет, и в процессе его создания произошел ряд изменений, которые могут претендовать на то, чтобы называться революционными.

Во-первых, это самая серьезная реформа исполнительной власти за последний век - с тех пор, как Сергей Витте стал первым российским премьером. Ведь даже Ленин, придя к власти, мало что поменял в прежней структуре правительства. С некоторым знанием дела могу сказать, что во вторник произошла стремительная "вестернизация" кабинета, он обрел те же состав и функции, которые присущи любому правительству в любой западной стране.
Конечно, это не значит, что аппарат автоматически станет столь же эффективным, как в развитых демократиях. Сфера компетенции правительства все еще избыточна, что сохраняет почву для коррупции, а компетентность госчиновничества оставляет желать лучшего. Но первый - и очень решительный - шаг в сторону нормальной административной системы уже сделан. Министерства становятся полноценными государственными институтами, где, собственно, и будет вариться социально-экономическая политика. Всемогущество вице-премьеров и аппарата правительства - отличительная особенность советской правительственной системы - уходит в прошлое вместе с самими вице-премьерами, у Михаила Фрадкова остался всего один заместитель - Александр Жуков.
Во-вторых, решается (пусть и не очень кардинально) проблема разделенности исполнительной власти на президентскую и правительственную составляющие. Как известно, именно здесь нередко возникали трения между Кремлем и Белым домом. Руководителем аппарата правительства стал Дмитрий Козак, до последнего времени занимавший пост первого заместителя главы администрации президента (АП). Никогда еще в современной России столь высокопоставленный сотрудник АП не занимал в кабинете столь высокий пост.
В-третьих, на качественно более высокий уровень выходят взаимоотношения правительства и парламента. Дело не только в том, что в Думе сложилось стойкое пропутинское большинство. Особое место в нынешнем правительстве теперь принадлежит Жукову, одному из самых опытных российских парламентариев, еще недавно - первому заместителю председателя Госдумы. Никогда в современной России столь высокопоставленный представитель Думы не занимал в кабинете столь высокий пост. Причем уверен, именно Жуков станет ответственным за подготовку тех законопроектов, которые будут выходить из недр Белого дома. Участие парламентариев в выработке законов на ранней стадии их подготовки заметно расширится. А это значит, что большая часть противоречий между парламентом и кабинетом (а противоречия эти неизбежны) будет сниматься еще до вынесения законопроектов в Думу, и скорость ее работы возрастет. Хотелось бы надеяться, что это произойдет без ущерба для качества.
В-четвертых, момент, на который мало кто обратил внимание. Очень похоже, новую роль обретает Совет безопасности. Во времена Владимира Рушайло, человека с опытом работы в милиции, этот орган занимался в основном внутренними делами, среди которых на первом месте была Чечня. Мои знакомые из Совета национальной безопасности (СНБ) США жаловались, что у них нет симметричного партнера по переговорам в России. Асимметрия была тем более заметна, что американский СНБ является органом по выработке и координации внешней и оборонной политики, а наш СБ ни на что такое даже не претендовал. Теперь времена изменятся. Приход бывшего министра иностранных дел Игоря Иванова символизирует явную переориентацию Совета безопасности на вопросы более масштабные (если не сказать - более глобальные). А если учесть, что в прежней системе власти именно МИД отвечал за внешнеполитическую координацию, эта функция (или ее часть) может отдрейфовать вместе с Ивановым в СБ.
В-пятых, нельзя не заметить изменения в соотношении сил в окружении Путина. До последнего времени было принято говорить о трех основных околокремлевских группировках - ельцинской "семье", силовиках и питерских либералах. Реформа правительства, по сути, закрыла "семью", ее представители (Рушайло, Михаил Лесин, Михаил Швыдкой) уходят из первого правительственного эшелона. Силовики свои позиции сохранили, а либеральные экономисты даже усилили: и Алексей Кудрин, и Герман Греф фактически расширили сферу компетенции и степень контроля за ключевыми экономическими ведомствами. Кудрин ведает сейчас еще и налоговой службой, а Греф - таможней и государственным имуществом.
При этом я бы констатировал появление новой третьей силы, которую назвал бы непитерскими профессионалами или непитерскими технократами. Именно к этой группе следует отнести и Михаила Фрадкова, и Александра Жукова, и назначенного министром природных ресурсов бывшего пермского губернатора Юрия Трутнева, и нового министра транспорта и связи Игоря Левитина.
Повышение конкурентоспособности России было заявлено Путиным в качестве главной цели второго срока президентства. Для решения этой задачи само правительство должно быть конкурентоспособным.
Движение в эту сторону явно произошло.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников