11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОНАТАС БАНИОНИС: МЕНЯ ПРИНИМАЛИ ЗА ОПЫТНОГО РАЗВЕДЧИКА

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 13 Апреля 2006г.
Издательство "АСТ-ПРЕСС" подготовило к выходу в свет мемуары народного артиста СССР Донатаса Баниониса "Я с детства хотел играть". Лауреат двух Государственных премий, кавалер ордена Дружбы и призер множества кинофестивалей, Банионис подробно рассказывает о своей личной жизни, а также о работе в театре и съемках таких громких фильмов, как "Никто ни хотел умирать", "Гойя", "Солярис", "Бегство мистера Мак-Кинли", "Бетховен. Дни жизни"... Предлагаем вашему вниманию отрывки из главы о съемках в фильме Саввы Кулиша "Мертвый сезон".

...В том далеком 1967 году я ехал в Ленинград, не очень надеясь на удачу. Уверенности в том, что меня возьмут сниматься в "Мертвом сезоне", было не более чем на десять процентов, во всяком случае, мне так казалось. Это был не эпизод, как, к примеру, в фильме "Берегись автомобиля", а роль, к тому же главная. Сценарий первоначально был написан В. Владимировым (Вайнштоком) и А. Шлепяновым по шаблону, на основе мемуаров советского разведчика, работавшего на Западе под именем Гордон Лонсдейл, но тогда я этого не знал. Честно говоря, сценарий мне не особенно понравился. Центральный герой, на роль которого я и ехал пробоваться, выглядел этаким суперменом. Ну скажите, пожалуйста, какой из меня супермен? Смех, да и только! Это не моя роль! Но, с другой стороны, почему же не попытать счастья? Тем более съездить в Ленинград, и не за свой счет... А там, если повезет, купить запчасти для "Москвича"...
Я не знал, что мы будем снимать и как. Начали с конца фильма - с эпизода обмена моего героя - советского разведчика - на иностранного. Снимали на шоссе около Москвы. Меня в фильме "меняли" на другого нашего литовского актера - Лаймонаса Норейку. Сказали, что приедет консультант, тот человек, который написал книгу, и прототип героя, которого я играю. Произнесли его фамилию: Константин Панфилов. Конечно же, это был псевдоним. На самом деле его звали Конон Молодый...
Я все оглядывался, всех разглядывал. Мне было безумно любопытно, каков он - знаменитый разведчик... Но я не видел никого, кто в моем представлении мог бы соответствовать данному образу. В конце концов я спросил у Саввы: "Где же он? Его что, нет?" На что Кулиш ответил: "Да вот же он". Гляжу, стоит человечек, совсем не похожий на настоящего разведчика. Ведь мы в кино привыкли, что советский разведчик виден сразу, издали - молодой, красивый, высокий, стройный... Одним словом, Штирлиц. А этот не высокий, не молодой, не красивый, не стройный. Почти моего роста... В общем, не совпадало все это со стереотипом... Однако передо мной был человек, настоящий человек, многое переживший. Он все это время был засекречен, в том числе и во время съемок фильма, когда жил в гостинице. Никто не мог к нему попасть - такие были порядки. Молодый приезжал на съемочную площадку, и мы разговаривали. Он и сам, бывало, смеялся: "О нас сочиняют легенды, а мы ведь люди хорошо обученные, получаем хорошую зарплату и работаем"...
В фильме мы старались в первую очередь показать разведчика человеком. Поначалу Кулиш даже думал, что мой герой должен влюбиться. Но потом он от этой мысли отказался: это могло сослужить плохую службу разведчикам того времени, так как их жены оставались в СССР в качестве "заложниц". Как я уже говорил, сценарий был схематичный. И мы по ходу действия стали его переделывать до тех пор, пока и вовсе не переработали. Сценаристы были недовольны. Мол, они создавали героя, а мы сделали из него человека, способного по-человечески общаться, показали, как ему трудно работать, как он должен беречь себя от опасностей, а героизма-то якобы и нет... Это было близко той школе, которую я прошел у Мильтиниса: через сложные решения, через философию мы искали человеческий конфликт, человеческие страсти... А главное - это ты, и лишь фоном то, что помогает тебе в раскрытии образа. Но это должен быть не символ, не метафора, как часто бывает в современном театре. В таком случае ты как актер и вовсе не нужен. И сегодня мы в театре иногда видим, как на главную роль в спектакле режиссер приглашает не актера, а и вовсе человека со стороны. Так у нас было с "Гамлетом" в постановке Эймунтаса Някрошюса.
Оттого мне и не хочется работать в "современном" театре. Мне хочется создавать психологический образ, а не сидеть, лежать или висеть на сцене, в то время как дым, снег или дождь за меня все сделают. Создание метафор? Нет, это для меня неприемлемо. Я на сцене всегда показывал личности, а метафорами личность не создашь, скорее ее "потушишь". Да и на зрителя больше действует темпераментная игра актера, его творческая сила и та мысль, которая заложена в тексте произведения и которую артист доносит до зрителя, а не создание знаковой системы.
Вернемся, однако, к фильму. Я, играя одну, вторую, третью сцену, чувствовал: надо показывать то, что человеку жутко не везет. Только долг перед родиной надо выполнить. Тяжелая у него жизнь, постоянно преследуют несчастья: то мой герой в аварию попадает, то его арестовывают. К тому же он прекрасно знает, что и после того, как его обменяют, у него будут огромные трудности. Так в жизни случилось с Кононом. Он мне рассказывал, что после обмена ему пришлось быть в изоляции, пока в КГБ выясняли, виновен ли он в чем-нибудь или чист. Разведчика допрашивали, а если бы вдруг заподозрили, что его перевербовали, то могли и уничтожить. Поэтому в последней сцене, когда мой герой едет на машине, и Кулишу, и мне хотелось показать, что едет он в неизвестное для него будущее. И когда прилетает на самолете, никто ему "Ура!" не кричит, он ведь не спортсмен, победа которого приносит славу его родине...
Одним из моих партнеров оказался Ролан Быков, у которого опыт в кино был гораздо больше моего. Бывало, мы уже поставили кадр - а его все нет. На съемки он приезжал с сильным опозданием и начинал ставить кадр по-своему. Камера должна была быть повернута на него. И в кадре он должен был быть главным. И несмотря на то что режиссер ему несколько раз говорил, что в данном эпизоде все иначе, Быкову это не нравилось. Просто такой характер, хотя актер он был прекрасный...
Потом на разных мероприятиях меня представляли как знающего много секретов разведчика... Как-то я был приглашен на день рождения одного из генералов КГБ. Праздновали в узком кругу. Меня, видимо, пригласили как "своего" - разведчика Ладейникова... А на Лубянке мне как-то показывали Музей органов госбезопасности. Там, среди снимков сотрудников КГБ, висела и моя фотография как исполнителя роли разведчика Конона Молодого в кино.
Савва Кулиш - прекрасный режиссер. С ним всегда было приятно встречаться. Мы виделись и незадолго до его кончины... договорившись, что приступим к новой работе - продолжению "Мертвого сезона". Отчасти обсудили и возможный сюжет. Действие должно было происходить через много лет. Мой персонаж разведчик Ладейников за прошедшие годы постарел, он сам и его опыт стали никому не нужны, поскольку времена поменялись. Его уволили из КГБ, и он стал безработным. Жил плохо. (К слову сказать, с Кононом Молодым почти так и получилось...) Тем временем Савушкин стал новым русским, сильно разбогател. И вот по улице едет лимузин, в котором сидит Савушкин, а как раз в то же время именно по этой улице идет Ладейников. И вот они, Савушкин и Ладейников, видят друг друга. Где же они встречались? Савушкин вспоминает первым. "Лучше с ним не встречаться, он сегодня никому не нужен, тем более бывший кагэбист... - опасается он. - А ну его!.. Такого рода знакомство может повредить карьере..." Ладейников же думает: "Надо бы с ним поговорить... Вдруг сможет мне помочь..." Он узнает, где найти Савушкина, и идет к нему. Однако Савушкин и знать ничего не хочет. Так они и расстаются. Но теперь вдруг у Савушкина возникают большие неприятности: он занимался бизнесом с иностранцами и вляпался во что-то. Ему нужна помощь, и он вспоминает о Ладейникове: у этого наверняка сохранились давние связи... А что дальше? Ведь сценария еще не было... Нужно было думать, решать... Не успели... Скончался Ролан Быков. Мне довелось побывать у него в конторе на Чистых Прудах. Здание охранялось, и о моем приходе ему сообщили охранники. Он, видимо, жил богато. Ролан сидел за столом в кабинете на втором этаже - такой маленький. Смешно, конечно, когда актер за столом сидит. Но так было. Только скончался Ролан, и я узнаю, что не стало и Саввы Кулиша... Продолжения "Мертвого сезона" не будет.
ТРИ ВОПРОСА ОТ "ТРУДА"
1. Кого играет Донатас Банионис в комедии Эльдара Рязанова "Берегись автомобиля"?
2. Из-за чего разведчик Ладейников из "Мертвого сезона" не смог убежать и был арестован западными спецслужбами?
3. Как звали героя Баниониса в фильме Андрея Тарковского "Солярис"?
В качестве призов издательство "АСТ-ПРЕСС" любезно предоставило три только что отпечатанных экземпляра книги Донатаса Баниониса "Я с детства хотел играть". Они ждут первых трех читателей "Труда", дозвонившихся с правильными ответами в редакцию по телефону (495) 200-06-76 в понедельник, 17 апреля, с 11 до 13 часов по московскому времени. Удачи!
Публикацию подготовил


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников