Одиноким предлагается…

На спектакле «Скамейка» между сценой и залом пропадает «четвертая стена». Фото Михаила Григорьева
Людмила Безрукова, Санкт-Петербург
20:08 13 Апреля 2018г.
Опубликовано 20:08 13 Апреля 2018г.

Премьера старой-новой «Скамейки» в петербургском театре «Суббота»


В петербургском театре «Суббота» поставили спектакль по давней, 1980-х годов, пьесе «Скамейка» популярного в советское время драматурга Александра Гельмана. И сумели удивить.

На сцене – барная стойка, микрофоны, музыкальная установка. И два актера, Он и Она. Они прохаживаются вдоль авансцены, поглядывая на неспешно заполняющих зал зрителей и непринужденно с ними общаясь. Он: «Музыка не мешает, не очень громко?» Джаз тем временем сменяется диско. Некоторые из уже присевших было на свои места театралов поднимаются, пританцовывая. Она: «Сейчас начнем, нет опоздавших?»… И, действительно, начинают.

«Поздний вечер. Парк. Она в ожидании встречи, которая, может, случится, а может, и нет», – говорит Он. «Тот же вечер, и тот же парк. И скамейка, на которую присел Он», – поясняет Она. Скамейки, между тем, на сцене нет. И не будет. Она в этом спектакле режиссера Татьяны Ворониной лишь символ некой остановки в пути.

Действие быстро набирает обороты. В нем много музыки, остроумных реплик. А также... вранья. Герои-то постоянно лгут! Он, например, носит имя Федор. Это поначалу. Потом – Юра. Позже – Николай. Под конец и вовсе Алексей. То ли разведен, то ли женат, то ли вообще женат никогда не был. Кажется, уже встречался с Ней прежде. Или нет? Просто «дурочку гонит»? И Она хороша. Как там её – Вера? Ну, предположим.

«Скамейка» Гельмана – о мужчине и женщине, не очень счастливых в личной жизни, случайно встретившихся и получивших шанс что-то изменить в своей судьбе. Сюжет достаточно банальный. Эту пьесу и ставили в свое время как «простенькую, но вполне себе симпатичную комедию», рассчитанную на известных актеров, «которые выйдут, повеселят зал, получат гонорар и поедут дальше». Режиссер Татьяна Воронина увидела в ней больше: возможность поговорить о нас сегодняшних, разобщенных и нередко равнодушных к чужим проблемам, а то и вовсе неспособных к сопереживанию. Не частый пока ещё у нас постановочный прием в стиле «stand-up» (от английского слова «вставайте»), который она использует, оказался как нельзя кстати.

Этот стиль заимствован у итальянского площадного театра ХV столетия – театра импровизаций. Предполагает активное участие в спектакле зрителей. У Ворониной они подают при необходимости короткие реплики, откликаются на просьбы героев (актеров). Вот, например, Он, обращаясь к сидящим по ту сторону рампы (свет в зале едва приглушен): «Железнодорожный билет у кого-то есть? У вас, да? На какое число – послезавтра? Отлично». Берет, расплачивается. Поворачиваясь к Ней: «Всё. Уезжаю». После паузы, раздумчиво: «Или остаться?». Возвращает билет. Зритель: «А я уж было обрадовался, так неохота ехать в командировку …». Импровизируют и те и другие. Оставаться безучастным не получается.

Сто человек – столько вмещает зрительный зал популярного в Северной столице театра «Суббота» – полтора часа живут судьбой героев Софьи Андреевой и Григория Сергеенко. Обычной судьбой не очень счастливых людей, продолжающих, тем не менее, надеяться и верить.

К слову, команд исполнителей – две. Играют в очередь. И это два разных спектакля. При этом и Андреева с Сергеенко, и Марина Конюшко с Владимиром Шабельниковым успевают за время пребывания в предлагаемых обстоятельствах всё рассказать о своих героях, найдя вместе со зрителем ответы на многие вопросы текущей жизни.



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?