07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЮБОВЬ ПОЛИЩУК: Я НЕ ПРОШУ У СУДЬБЫ ПОДАРКОВ

Михалева Алла
Опубликовано 01:01 13 Мая 2003г.
Разноплановая, эксцентричная, по-женски манкая, Любовь Полищук сегодня нарасхват. С Любовью Григорьевной мы встретились в Государственном театре наций, где главный режиссер Пермского ТЮЗа Михаил Скоморохов поставил спектакль по пьесе Сергея Коробкова "Берлиоз". Великого композитора играет актер вахтанговского театра Евгений Князев. Полищук выпала честь сыграть всех любимых женщин Берлиоза. С разговора об этой постановке и началась наша беседа.

- В спектакле "Берлиоз" вы должны перевоплощаться в разных героинь. Это сложно?
- "Перевоплощаться, создавать образы разных женщин" - это слишком громко сказано. По роли я - сиделка, которая вынуждена подыгрывать больному человеку, чтобы он немного воспрял духом благодаря своим воспоминаниям. Вообще-то таких ролей, где нужно полностью перевоплощаться, у меня было не так уж много. Начинала я свои "перевоплощения" в мюзик-холле, где по ходу представления была и проводницей, и танцовщицей, и старушкой...
- Чем вас привлек "Берлиоз"?
- Когда я прочитала пьесу Сергея Коробкова, то прежде всего она мне понравилась своей эпатажностью. В то же время в ней есть удивительная человечность и милая моему сердцу сентиментальность. Прежде я ничего не знала о жизни композитора Берлиоза, о его последних днях жизни, трагическом одиночестве. Меня очаровал этот исторический материал, поскольку я всегда тяготею к классике.
- Вы много играли в классических произведениях?
- Нет, в том-то и дело, что классики у меня было совсем немного.
- Но сейчас, насколько я знаю, вы репетируете в Театре имени Маяковского Грушеньку в "Братьях Карамазовых" Достоевского.
- Пока я не хочу на эту тему распространяться, так как все находится в подвешенном состоянии, да просто и боюсь сглазить.
- Вы хотели бы сейчас выйти на сцену в роли Аркадиной, Раневской или одной из героинь Островского?
- Ну зачем вы мне сыплете соль на раны... И Чехова я люблю, и Островского, но с каждым днем мое время уходит, сжимается, как шагреневая кожа, а приглашений на эти роли как не получала, так и не получаю, хотя сейчас могла бы сыграть их, полагаю, успешно. Поскольку и профессиональный опыт есть, и знаю, как трудно стареющей женщине расставаться со своими идеалами. Но я не режиссер и сама ставить спектакли не умею, а просить кого-то - гордость не велит. Поэтому стараюсь на эту тему не думать.
- Сейчас, наверное, вам особенно трудно что-либо загадывать, поскольку вы ушли из театра и участвуете только в антрепризах. Скажите, вы себя ощущаете комфортно в новых обстоятельствах?
- До определенного момента. Все-таки я завидую тем артистам, у которых есть свой театр - дом, ибо антрепризная жизнь невероятно сложная. Иногда просто хватаешься за голову. Это напоминает мне мои молодые годы, когда я моталась по гастролям по одиннадцать месяцев в году. В антрепризе тоже постоянно живешь на чемоданах, на бутербродах, хронически недосыпаешь, не знаешь, чем день закончится. В то же время у меня есть возможность выбора: с кем хочу - с тем и работаю, и это мне по душе. Одним словом, за свободу надо платить...
Когда я поняла, что мне Министерство культуры не будет откладывать копеечку на старость, а женская актерская жизнь проходит очень быстро, то решила, что пора мне "сваливать" из репертуарного театра. Это жизнь, и деньги пока никто не отменял. Чтобы мне содержать себя в той форме, в какой я должна быть и как актриса, и как женщина, надо немало денег. Мне этих денег никто не даст. Их нужно зарабатывать самой. Вот и все.
- Вы действительно в прекрасной форме. Что это: природа постаралась или результат большой работы над собой?
- В первую очередь спасибо моим родителям, а потом профессия тоже обязывает, ведь зрители не станут платить деньги за развалину.
- Вы занимаетесь какими-то упражнениями, гимнастикой?
- Раньше я бегала, но после того как у меня случилась травма спины, пришлось оставить это занятие. Потом стала плавать, но выяснилось, что бассейн, в котором я плавала, - грязный. И я перестала плавать, хотя до этого круглый год и в мороз, и в снег совершала основательные заплывы. Образовалась какая-то брешь, и я тут же поправилась на четыре килограмма. И дело не в том, что я слежу за своей талией, мне просто физически тяжело, не выдерживает сердце. А когда на мне не сходится костюм, это еще и противно. Я стала ходить в фитнес-клуб, хотя бы два раза в неделю. Слава Богу, мне сделали скидку, потому что эти клубы безумно дорогие. Все они с ума посходили... С одной стороны, хотят, чтобы нация была здоровой, а с другой - всячески этому препятствуют.
- А фитнес-клуб для вас отдых или работа? Вы когда-нибудь позволяете себе отдыхать?
- Конечно, позволяю. И самый лучший отдых - я сейчас поняла - это заниматься физическим трудом. Чем больше я себя физически нагружаю, тем лучше себя чувствую. Поэтому мой совет всем женщинам, которым уже не тридцать и даже не сорок: обязательно как можно больше физически работайте. Это - единственный выход, чтобы держать себя в форме.
- Вам удается бывать в кино, в театре?
- Удается. Вчера я сбежала с репетиции, чтобы посмотреть картину Вадима Абдрашитова "Магнитные бури". Недавно видела новый спектакль Бориса Мильграма, с которым успешно работала в антрепризе. Смотрела Настю Вертинскую в "Имаго". Хотя спектакль интересный и Настя в прекрасной творческой форме, я бы хотела сыграть Элизу Дулитл не в переписанном варианте Курочкина, а в "Пигмалионе" Бернарда Шоу. Никакой авангард я бы не хотела играть, мне интересна настоящая литература Бунина, Чехова, Шоу.
- Сознайтесь, вам бывает страшно выходить со зрителем один на один?
-Я не боюсь зрителей. Поскольку я человек с эстрадной закалкой. Кстати, Михаил Левитин ругал меня, когда я пришла к нему в театр: "Это все твои эстрадные штучки!". А потом начал свои "эстрадные штучки" вставлять в спектакли, дающие ему возможность напрямую общаться с публикой. Вообще-то это очень интересное состояние, когда чувствуешь, что владеешь залом. Уйдя из мюзик-холла, я стала выступать на эстраде с монологами, что впоследствии очень много дало мне для работы в театре: за очень сжатый промежуток времени сыграть судьбу. Наверное, поэтому я люблю исполнять эпизоды как в театре, так и в кино.
- А вас не обижало, что к эстраде относятся как к "низкому" жанру?
- Да мне наплевать на это. Критики - очень странные люди, попала им шлея под хвост - и они "понесли" спектакль или чью-то роль. Так что критики, на мой взгляд, не такие уж "принципиальные", обычные люди, они, как правило, или кого-то дружно ругают, или кого-то дружно хвалят. Поэтому мне лично наплевать, что пишут обо мне в прессе.
Я застала эстраду в то время, когда на ней выступали такие асы! И сейчас очень многие артисты и многие театральные режиссеры работают на эстраде, хоть и лукавят: "Театр! Ах, театр! Только театр... " Я вообще не понимаю этого разделения жанров на первый и второй сорта. Есть искусство, а есть не искусство, и это относится как к театру, так и к эстраде.
- Как у вас сейчас складываются отношения с кино?
- Никак. Предложения поступают крайне редко. Недавно я снималась в Украине, но не на студии Довженко, а на частной. Правда, Валера Ахадов что-то обещал мне, но пока об этом говорить рано.
- И все-таки где вы больше любите играть: в театре или в кино?
- В театре. Это ежедневное общение со зрителем, и ты постоянно находишься в творческом поиске.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников