09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНДРЕЙ ЭШПАЙ: НА ВОЙНЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ - ВЕЧНОСТЬ

Марутян Маргарита
Опубликовано 01:01 13 Мая 2005г.
Он ровно на 20 лет старше Победы. Судьбе было угодно так распорядиться, чтобы личные даты замечательного композитора и воина Великой Отечественной Андрея Эшпая совпадали со всенародными торжествами. Но когда Андрея Яковлевича - бывшего командира разведвзвода, награжденного орденом Красной Звезды и многими боевыми медалями, спрашивают о его военном прошлом, он отвечает неохотно: "Все герои - в земле..." Этот короткий ответ - знак того, что и через 60 лет раны, нанесенные войной, связанные с потерей старшего брата Валентина и многих боевых товарищей, продолжают саднить.

СЕЙЧАС УБЬЮТ ИЛИ ЧЕРЕЗ МИНУТУ?
Эшпай попал на фронт в декабре 1944-го. Называет свою часть по-военному четко:1-й Белорусский фронт, 3-я Ударная армия, 7-й стрелковый корпус, 146-я Остров-ская Краснознаменная ордена Суворова дивизия, 608-й Краснознаменный полк, взвод разведки. Части Белорусского фронта находились тогда на Магнушевском плацдарме под Варшавой. Польскую столицу взяли почти целиком разрушенной. Затем была Померания - Эшпай участвовал в окружении и преследовании противника в районе Польцина и Кольберга, что на Балтике. Форсировали Одер, прошли побережьем Померанской бухты - и наконец Берлин. Перед Берлинским сражением погиб командир взвода, вместо него назначили лейтенанта Эшпая. Берлинский район Моабит, театр Комише опер, рейхстаг - вот места, где подразделение вело битву против отборных эсэсовских частей.
- Путь от Варшавы до Берлина, - рассказывает Андрей Яковлевич, - казалось, длился вечность. И еще одна вечность - дни с 24 по 30 апреля в германской столице. Бои были страшные, немцы сражались фанатично. На стенах надписи: "Мы никогда не капитулируем!", "Берлин останется немецким!", "Лучше смерть, чем Сибирь!". 30-го нас вывели с передовой, потому что в живых из всего взвода оставалось пять человек... Я забрел в подвал какого-то дома и крепко уснул. В первый раз, кажется, за все фронтовое время. Вообще-то на войне по-настоящему не спишь: внутри сидит страх. Его никто не показывает, тем более не говорит о нем, но он не дает покоя ни днем, ни ночью: сейчас убьют или через минуту?.. Боевые сто граммов позволяют немного забыться, но я не пользовался этим средством.
С этими словами Эшпая перекликаются знаменитые строки прошедшей дорогами войны поэтессы Юлии Друниной: "Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне"...
Два лучших друга лейтенанта Эшпая - Владимир Никитинский и Геннадий Новиков - погибли в Берлине. Никитинский был ранен в бою и умер на руках у Андрея. Другой его товарищ ехал по улице на лошади, и его сразила пуля немецкого снайпера. "Мной овладел ужас, - вспоминает Андрей Яковлевич, - я живой, а их нет!.." Тогда он написал открытку своей маме: бои такие тяжелые, что следующей почты жди долго...
ОГЛУШИТЕЛЬНАЯ ТИШИНА ПЕРЕВАЛА
Год отслужив в послевоенном Берлине, Эшпай поступил в музыкальное училище при Московской консерватории, а затем и в саму консерваторию. Великолепно зарекомендовав себя, был принят в аспирантуру к самому Араму Хачатуряну...
Эшпаем написаны симфонии, балеты, оперетта, хоры, джазовые пьесы. Особая страница творчества - концерты чуть ли не для всех существующих инструментов: не только для привычных скрипки, фортепиано, виолончели, но также для флейты, контрабаса, гобоя, саксофона, кларнета... В 60 кинофильмах звучит музыка Эшпая. По радио часто можно услышать немеркнущие песенные хиты - "А снег идет", "Я сказал тебе не все слова", "Мы с тобой два берега"...
Стержневой в творчестве Эшпая стала именно военная тема. В феврале 1985-го он побывал в Берлине. Решил пройтись, спустился в метро на Александер-плац - и вдруг нахлынули воспоминания 40-летней давности. Тут же возникли музыкальные идеи, которые потом вылились в Пятую "Военную" симфонию - одно из ярчайших произведений современной отечественной симфонической музыки... Военной теме посвящено и сочинение 1997 года - симфоническая поэма "Переход Суворова через Альпы". Эшпай, испытывая давний и глубокий интерес к русской военной истории, как-то специально съездил в те легендарные места. "Перевал Сен-Готард - настоящая природная ловушка, - напоминает композитор. - Смерть там подстерегает воина отовсюду. Мне трудно выразить это словами, но я попытался передать все в музыке"...
"ЭШПАЙ" В ПЕРЕВОДЕ - "ДРУГ"
Не случайно говорят, что имя как-то сказывается на характере и судьбе. На языке мари "эшпай" - друг, приятель. К Андрею Яковлевичу, марийцу по национальности, это подходит удивительно. Недаром в музыкальной среде он пользуется большим авторитетом и любовью.
"Андрей Эшпай, - написал как-то Евгений Евтушенко, - принадлежит к редкому типу людей, которые не старятся с годами. Во всем его облике есть нечто вечно юношеское, взволнованное, озабоченное завтрашним больше, чем сегодняшним, к нему не привилась тяжеловесная солидность многих его ровесников и даже людей помоложе его. Почему? Да потому, что главным для него была и есть музыка - поэзия его жизни. Трудно представить, глядя на его изменчивое, подвижное, в чем-то мальчишески беззащитное лицо, что он прошел по страшным фронтовым дорогам. Он сумел не состариться ни под пулями, ни под тяжестью многих наград, отягощавших его лацканы".
И до сих пор Эшпай верен фронтовой дружбе. После войны Андрей Яковлевич поддерживал отношения с родней своего боевого товарища Гены Новикова. А вот маму Володи Никитинского композитор смог разыскать лишь в конце 80-х годов. Она жила в деревне Сазоново, это в 300 километрах от Вологды. Как только Эшпай узнал адрес, сорвался - и поехал туда, посреди суровой зимы. Морозы в этом северном краю достигали 50 градусов.
- Когда я вошел в дом мамы Володи Никитинского и сказал, что я друг ее сына, - рассказывает Андрей Яковлевич, - женщина буквально обомлела. Потом пришли гости, мы сели за стол, помянули Володю. Она очень сдержанный человек, но мне было так тепло с ней и со всеми, кто был там. Я словно бы поговорил со своей мамой, которой к тому времени уже не было на свете.
НЕГРОМКАЯ ПРАВДА
В знаменитых стихах Евгения Винокурова, легших в основу песни Андрея Эшпая "Москвичи", есть строки: "И помнит мир спасенный, мир вечный, мир живой Сережку с Малой Бронной и Витьку с Моховой". Это было созвучно в 60-м году, когда создавалась песня. А как нынче?
Не странно ли что для корифея современной музыки, фронтовика, юбиляра не нашлось в эти дни свободного вечера в графике, например, Большого зала Московской консерватории? А ведь за последние годы мастер написал много новой музыки. И лишь несколько из этих сочинений услышаны меломанами. Стараниями энтузиастов, людей, далеких от властных структур, организованы два концерта. 29 апреля в зале Академии музыки имени Гнесиных состоялась премьера Второго концерта для оркестра ("Игры"). Хор Московской консерватории под руководством профессора Бориса Тевлина, Квартет имени Глинки и ряд солистов провели 5 мая в Малом зале Консерватории авторский вечер Эшпая. Ну и оркестр Московской филармонии под управлением Юрия Симонова не подкачал: 9 Мая "в паре" с Седьмой симфонией Шостаковича музыканты исполнили в Зале Чайковского "Переход Суворова через Альпы"...
Эшпай продолжает писать и песни о любви. Одну из них, "Никогда ты не узнаешь", автору этих строк удалось услышать на днях в "домашнем" исполнении самого композитора. Если судить по ней, то печали в душе Андрея Яковлевича прибавилось. Слава Богу, ничуть не убыло теплоты...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников