10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Алкоголики всех стран, соединяйтесь!". О Жигулевском пивном заводе

Маковецкий Георгий
16:57 13 Июня 2007г.
Опубликовано 16:57 13 Июня 2007г.
"Алкоголики всех стран, соединяйтесь!". О Жигулевском пивном заводе

Сегодня на Жигулевском пивном заводе в Самаре произошел пожар. В 13:45 местного времени (12:45 мск) загорелась обшивка утеплителя двух емкостей с пивом. Площадь пожара составила 100 кв. м. В тушении принимало участие 14 пожарных расчетов, 63 человека. Пожар удалось потушить в 14:11. Пострадавших нет. Предположительная причина - несоблюдение техники безопасности при проведении сварочных работ.

Историческая справка.

В 1880 году в Самару приехал Альфред Филиппович Вакано, "законный сын дворянина Филиппа Вакано, директора королевского Венгерского межевания", и его супруга Анна, дочь "Иоанна Пернич, вице-директора продуктов императорского королевского горнозаводства и домовладельца". Альфред Филиппович на вид был абсолютным западноевропейским иностранцем. Аккуратный, спортивный, волосы зачесаны назад. Впрочем, фон Вакано владел русским языком. И это обстоятельство позволило ему в том же 1880 году подать в самарскую управу следующее прошение: "Желая устроить в Самаре большой по стоимости и операциям паровой каменный пивоваренный завод, имею честь просить городскую управу для постройки означенного завода дать мне в арендное содержание место, указанное на выкопировке из плана". В то время так дела не делались. Во-первых, очень уж нескромно выглядело заявление Вакано. Что значит - большой по стоимости и по операциям? Просто Рокфеллер какой-то… Во-вторых, на этом месте уже действовал пивной завод. Вакано же намеревался снести все постройки и поставить новые. В-третьих, незнакомый иностранец обещал платить в два раза больше, чем тогдашний арендатор того самого завода господин Шабаев. В-четвертых, всех обескуражил пункт прошения, касающийся срока действия аренды. Вакано требовал 99 лет, а ежели по истечении этого срока власти города не пожелают продлевать аренду, фон Вакано оставлял за собой право "снести возведенные им постройки в течение шести месяцев по окончании срока аренды". Когда Альфред Филиппович прибыл в Самару, ему было 34 года. 34 плюс 99? Было от чего чиновникам прийти в смятение. Тем не менее решение было положительным. Возможно, оттого, что очень уж хорошие условия предлагал фон Вакано. А возможно, просто от растерянности. Пивное дело развивалось, приносило прибыль. А фон Вакано продолжал шокировать власти Самары. Он предлагает сделать газовый завод для нужд своего предприятия, а заодно и драмтеатра. При этом первый год Альфред Филиппович пообещал снабжать театр бесплатно. Дума поразмыслила и согласилась. Но на всякий случай отказалась от дарового газа, обязавшись возмещать Вакано себестоимость горючего. Очень уж смущал бесплатный сыр. Однако же и здесь подвохов не было. Завод возник довольно быстро, был экономным (там работали всего двое рабочих) и обслуживал не только пивзавод, но и театр, а затем и здание присутствия. …А фон Вакано выступил с очередной новацией: "Работая и трудясь уже в продолжении 18 лет здесь, в Самаре, в вашей среде, милостивые государи, одушевлен желанием в пределах моих сил и возможностей принять участие в украшении нашего города, имеющего для меня значение второй родины. Я уверен, что приведу в лучший вид площадь вокруг театра, устрою пологий спуск с улицы Дворянской вместо существующего вдоль Струковского сада и обустрою детскую игровую площадку сзади драмтеатра". И вероятно потому, что люди, пришедшие в Самару в лаптях и нажившие здесь миллионные состояния, никогда не жертвовали своих капиталов на благоустройство города, но из этого еще не следует, что такого чувства не может быть ни у кого. А пример г. фон Вакано, следует предполагать, возбудит что-либо подобное и в других обывателях Самары, наживших здесь свои капиталы. В результате предложение фон Вакано было принято. Путеводитель по Поволжью 1951 года сообщал: "Справа перед нами - устье реки Самары, давшей Куйбышеву его старое имя; здесь стоит несколько крупных мельниц и элеваторов. Промышленные корпуса видны и левее: большой участок берега занял красный корпус пивоваренного завода "Жигули". До революции это было чуть ли не главнейшее предприятие Самары. Постройка его - пример хищнического захвата берега дореволюционными заводчиками. Сейчас это мешает реконструкции многих волжских городов, так как они не могут вывести к реке лучшие кварталы". А спустя полстолетия в другом путеводителе 2002 года говорилось: "Жигулевский пивоваренный завод… настоящий шедевр промышленного зодчества периода эклектики, истинное украшение Самары". Трудно поверить в то, что авторы распространялись об одном и том же - о предприятии Вакано. Жизненный путь Вакано был тернист. Как уже было сказано, ему не слишком доверяли. Особенно же его положение ухудшилось, когда одним из гласных думы сделался Михаил Челышев, редкий фанатик трезвого образа жизни. На одном из заседаний думы, в декабре 1902 года, он вдруг встал и заявил: - Я нахожу, что городская дума должна издать обязательное постановление о том, чтобы в черте города Самары и во всем пространстве городских владений была воспрещена продажа и распитие водки, вина, пива и вообще всяких спиртных напитков как в гостиницах, ресторанах, буфетах, винных лавках, так и в магазинах и во всех других местах. Можно себе представить, как такое выступление обрадовало фон Вакано. Разумеется, оно не было принято. Пока Альфред Филиппович жил в тихом, отдаленном от политики городе Бузулуке, здесь, в Самаре, много чего было. Отречение государя, смена власти, выборы, партии, митинги. Крупный поволжский город, разумеется, ощущал все это на себе. А после революции у фон Вакано даже появились новые союзники. Среди прочих маленьких и несерьезных партий в Самаре заявила о себе партия алкоголиков.

В ноябре 1917 года она даже баллотировалась в Учредительное собрание и опубликовала декларацию:

"Граждане и гражданки!!! Голосуйте за список № 18! Наш девиз: "Алкоголики всех стран, соединяйтесь!" "Лишь в опьянении обретешь ты утешение".

Мы требуем:
1. Свободной повсеместной продажи питей.
2. Всеобщего, прямого, равного, тайного и явного распития спиртных напитков во всех видах и во всякой посуде.
3. Свободного выбора разного рода питей и закусок к ним, основанного на принципе самоопределения желудка всех народов без различия пола, возраста, вероисповедания и убеждения.
4. Гласного всенародного суда алкоголиков над представителями старой власти за прекращение ими винной продажи и строгого наказания их вплоть до ссылки в каторжные работы без срока.
5. Полной амнистии и немедленного освобождения из всех мест заключения, при старом и новом режимах, производителей и продавцов ханжи, политуры, денатурата, кислушки, самогонки и пр., и пр., и пр.
6. Всеобщего бесплатного лечения всех пострадавших на почве алкоголизма.
7. Свободного возвращения домой во всякое время упившихся без аннексий и контрибуций.
8. Войны до победного конца - с женами, сожительницами, матерями и сестрами за свободную автономную выпивку.

Да здравствует распивочно и навынос Партия алкоголиков".

Видимо, сильно надоел самарским жителям господин Челышев и всевозможные врачебные союзы. На старом пивоваренном заводе постепенно устанавливались новые порядки. А фон Вакано умер лишь в 1929 году, восьмидесятитрехлетний, никому не интересный старик.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников