18 октября 2017г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.34   € 67.46
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕГСТВО ИЗ РАБСТВА

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 13 Июля 2000г.
Он осторожно вошел в кабинет уполномоченного Северо-Кавказского РУБОП по Северной Осетии. Озираясь по сторонам, несмело сел на предложенный ему стул и, видимо, по давней привычке, сцепил руки за спиной.- Да ты расслабься, человече, - улыбнулся ему офицер милиции. - Ты уже не раб, а свободный гражданин России. Привыкай! А пока поговори-ка с московским корреспондентом, расскажи ему все как было...

ГОРЬКОЕ ПОХМЕЛЬЕ
В марте 1991 года 43-летний рабочий Александр Павлович Мелехов, подзаработав кое-что на стройках в Дагестане, возвращался домой, в Волгоград. При пересадке в Астрахани его, сонного, обобрали до нитки, унесли деньги и вещи, оставив горемыке лишь паспорт да военный билет. Ни знакомых, ни копейки денег, помощи ждать неоткуда. Куда деваться? Тут к нему подошли двое кавказцев. Чеченцы, опытным взглядом определил он.
- Чего, дорогой, грустишь? Заработать хочешь?
Мелехов прикинул: надо наниматься, другого выхода нет. А будут деньги, доберется до дома.
- Что делать-то? - спросил.
- Да ерунда, поедем в Зимовниковский район Ростовской области, поможешь дом построить. Заплатим хорошо, слово горцев - крепкое.
Ударили по рукам. Появилась бутылка, вторая, а там приговорили и третью. Потом Александр вспомнил, что сами-то чеченцы только делали вид, что пьют, а его стакан каждый раз был полон до самого края. Словом, вырубился Мелехов, и проворные чеченцы поволокли его к поезду.
...Проснулся Мелехов от крепкой зуботычины:
- Вставай, раб Аллаха, приехали!
Глянул в окно вагона, на станционном здании написано: Гудермес. Чечня. Хватился за карман - документов нет.
- Они теперь тебе ни к чему, - засмеялись чеченцы. - Отныне твое имя - раб, собака.
РОЖДЕННЫЙ ДВАЖДЫ
И потянулись долгие годы рабства. Сначала батрачил на некоего Салаутдина в селении Бачи-Юрт, клал стены дома, делал перекрытия, ухаживал за скотом, копал каменистую землю. Ему сразу же разъяснили: о деньгах надо забыть, русским свиньям горцы не платят. Пусть скажет спасибо, что с голоду не умрет, тарелку похлебки раз в день дадут.
Когда заканчивались работы у одного хозяина, Мелехова продавали другому. Цена была стандартной - 500 рублей.
Настал декабрь 94-го, в Чечню вошли федеральные войска. В чеченских селах поднялась суматоха, многие обзавелись автоматами и подались к боевикам Дудаева. Присмотр за Мелеховым ослаб, и он, воспользовавшись этим, прячась по оврагам, ушел в Грозный. Да, видно, недооценил беглец мстительной жестокости своих чеченских хозяев. Его нашли и в Грозном. Двое вооруженных автоматами чеченцев схватили его прямо на улице и затолкали в "Жигули". Ехали долго - сначала степью, потом горными перелесками. По пути несколько раз останавливались, и Мелехова зверски били.
Уже вечерело, когда пленника привезли в какой-то лес.
- Рой могилу, - один из похитителей бросил Александру лопату.
- Кому? Зачем?
- Копай, говорят, пока из тебя ремней не нарезали...
Взялся за лопату. Когда могила наполовину была готова, чеченцы о чем-то между собой залопотали, вроде как заспорили. Одну лишь фразу, сказанную по-русски, разобрал приговоренный: "Патроны на него тратить не будем!"
От охватившего его ужаса Мелехов хотел разогнуться и выскочить из ямы, но на него вдруг обрушился страшный удар по голове. Да, видно, не суждено было бедолаге гнить в собственноручно выротой могиле. То ли рука у убийцы дрогнула, то ли казачья голова оказалась крепкой, только очнулся Мелехов от жуткого холода, весь в крови, с проломленным черепом. Откуда взялись силы, но выбрался из ямы и пополз. Сквозь опухшие, окровавленные веки Мелехов разглядел какое-то селение. Это, как потом узнал, было село Нестеровка.
Еле живого, его подобрали местные жители и привели к самому уважаемому в селе хозяину, участковому милиционеру по имени Муса. Александр до сих пор помнит адрес своего очередного мучителя: улица Пролетарская, дом номер 19. Здесь его снова впрягли в ярмо дармовой рабочей силы. Вкалывал от рассвета до заката, а ночи коротал на цепи, в подвале.
Более десяти хозяев было у него за долгие девять лет. Из Нестеровки Александра продали в Аргун, из Аргуна в Нижний Алкун - Абубакару Хамхоеву. В конце концов судьба забросила Мелехова в ингушское село Кантушево, рядом с Назранью. Здесь его хозяином стал некий Магомед Кодзоев, настоящий зверь в человечьем обличье. Ни днем, ни ночью не расставался он с автоматом и палкой. Чуть что не так - бил зверски. Но особенно свирепствовал по вечерам, избивая раба чем попало и не скрывая, что бьет только за то, что он - русский.
- Так в чеченских и ингушских селах обращаются только с русскими, - вспоминает Мелехов. - Работал я там вместе и с азербайджанцами, и дагестанцами. Но им платят деньги, живут они в человеческих условиях, свободны в передвижении. Видел я многих русских, таких же, как я, рабов. Но в контакт друг с другом нам вступать было строго запрещено. Обменяешься только взглядами, да и то, если хозяин заметит, несдобровать.
Бежать из ингушского рабства, рассказывает Мелехов, не только невозможно, но бессмысленно. Русский там как бы окружен волчьей стаей. Если даже уйдешь от одного, тебя захватит в заложники первый встречный.
С Мелеховым так было не раз. Сбежал все-таки он от Кодзоева, обманул стражу. Но не прошел по шоссе и нескольких десятков метров, как возле него затормозил "УАЗ".
- Кто такой? Куда идешь?
- Мне бы в милицию...
- А мы милиция и есть!
Двое вооруженных ингушей затолкали беглеца в машину и увезли в Нижний Алкун, продали новому рабовладельцу. И снова - непосильный труд, подвал и побои...
БРОСОК НА ВОЛЮ
Последнее время Мелехов "пахал" у Умара Дахкилькова в ингушском селе Далаково, что на самой административной границе с Северной Осетией. Отсюда как на ладони виден владикавказский аэропорт Бислан.
Русский раб заливал цементным раствором фундаменты, штукатурил, клал стены, выполнял другие работы. Как всегда, работал с рассвета дотемна, а на ночь его запирали в подвале жилого дома. Но в ту памятную ночь - 29 июня - хозяин, лично запиравший пленника, к ночи из поездки почему-то не вернулся, и подвал оказался незапертым.
Мелехов понял, что судьба дает ему последний шанс. Едва стало светать, он решил бежать. Собаки, привыкшие к батраку, промолчали, и беглец, перемахнув через забор, рванулся в поле, на огни аэропорта.
Село еще спало крепким пред-утренним сном, и Мелехов без помех дошел от Далаково до автомобильной трассы. В предрассветной дымке он разглядел силуэт небольшого домика, похожего на милицейский КПП. Последние метры бежал что есть духу и наконец ступил на крыльцо. Навстречу ему вышел осетинский милиционер...
* * *
Теперь Александру Мелехову - 52. Годы, проведенные в рабстве, оставили свой след. Выглядит он намного старше своих лет, глубокие морщины, как шрамы, бороздят бронзовое от загара лицо. Седые пряди волос и избитые работой узловатые руки свидетельствуют о том, что выжить этому человеку было нелегко.
Теперь муки и позор рабства позади. Впереди - Волгоград, свобода, встреча с семьей, с которой он был насильно разлучен целых девять лет. Одно лишь терзает бывшего раба: ждут ли его дома или давно уже сочли пропавшим без вести. Билет до родного города осетинские милиционеры Мелехову уже купили.


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.