03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАНАВЕС!

В своем городе Борис Яковлевич Вургафт - человек авторитетный, уважаемый. О таких говорят - крепкий хозяйственник, руководитель старой закваски. Благодаря ему не закрылся завод, пережив все - развал Союза, экономические трудности, разрыв с партнерами. И вдруг как гром среди ясного неба: директор складывает с себя полномочия.

Любовь накрыла Вургафта нежданно-негаданно, когда ему стукнул полтинник. К тому времени у него было все - интеллигентная жена - преподаватель университета, умница сын - аспирант, достаток, уважение и проверенный круг друзей. Не было, пожалуй, только одного - чувства новизны, весеннего сквознячка в душе. Но зачем это человеку солидному, состоявшемуся? Принципиальный семьянин, Вургафт посмеивался над мужскими шалостями своих друзей. Может, потому судьба и отомстила ему столь изощренно?
Все началось с того, что супруге Бориса Яковлевича врачи прописали козье молоко. А где ж его возьмешь в большом индустриальном городе? Проблему взялся решить Сергей, личный водитель Вургафта. Он сказал, что двух чистеньких беленьких козочек держит его дражайшая теща, и предложил, не откладывая, заехать к ней в село. Знали бы тогда мужики, чем обернется для них этот не предвещавший сюрпризов визит! На сигнал машины на крыльцо частного дома выскочили две миниатюрные женщины - теща и жена водителя, у последней под легким халатиком угадывался аккуратный мячик живота.
- Да ты с шефом, Сережа? Вот здорово! - воскликнула Лиля. - А мы чебуреки жарим, проходите!
Борис Яковлевич был не голоден, но то ли запах чебуреков оказался магическим, то ли черные заводные глаза дюймовочки, он неожиданно для себя согласился потрапезничать. Обедали в саду, под черешней, здесь же и козье молоко налили продегустировать. Было весело, легко и задушевно. А уж когда Лиля попросила минутку внимания и вышла на сцену...
Жена водителя Лиля Нестерова работала воспитателем в детском саду, но страстно мечтала о карьере актрисы. После школы она три года подряд пыталась поступить в театральное, но каждый раз терпела фиаско. Поняв, что не судьба, она смиренно закончила культпросвет-училище, вышла замуж за бывшего одноклассника, родила и, не будучи востребованной даже в местном Доме культуры, стала читать монологи Офелии и Джульетты своим питомцам из старшей группы детсада. Взрослые относились к ее театральным пристрастиям снисходительно. А маленькую сцену в родительском саду смастерил для любимой муж, и родственники с удовольствием смотрели по праздникам Лилины моноспектакли. Побаловала она своим искусством и Бориса Яковлевича, вдохновенно прочитав Ахматову.
- Да она же великая актриса!- не удержался всегда сдержанный и невозмутимый директор завода. А зардевшаяся от удовольствия Лиля наградила благодарного зрителя дружеским поцелуем в щечку.
Весь вечер Борис Яковлевич ходил с улыбкой на лице, его не покидало странное, крылатое, давно забытое ощущение счастья.
- Влюбился, что ли?- ревниво подначивала жена, наливая себе козье молоко.
- Ага, - отшучивался Вургафт. - В козочку.
И с несвойственным ему умилением вспоминал пушистый хвостик на затылке Лили.
Через три месяца Лиля родила Никиту, а его крестным папой вызвался стать Борис Яковлевич. Чувствовал ли Сережа, чем вызваны перемены в начальнике, понимал ли, почему из строгого директора он превратился в добряка, опекуна, друга семьи? Может, и чувствовал, и понимал, но вида не показывал. Такую же политику выбрала и мудрая жена Вургафта, которая стоически пыталась терпеть происходящее: муж отказался от старых друзей, а все праздники предпочитал проводить в обществе своего водителя и его семьи.
О том, что Борис решил поставить точку в их отношениях и втихаря развелся, жена узнала лишь накануне отпуска, собираясь к родственникам в Германию. Оскорбленная до глубины души, она поклялась, что домой не вернется. Вургафт с радостью предложил разделить имущество. Большая квартира в центре города была успешно продана, а на свою долю Борис Яковлевич купил двухкомнатную квартиру... через стенку с новыми кумовьями. Так директор и семья его водителя оказались в одном замкнутом пространстве, отделенном от мира общим тамбуром.
33-летие Лили праздновали в селе у родителей. Накрыли столы в саду, повесили новые, шелковистые шторы на сцену. Посторонних не было - только близкие родственники. Вручая подарок куме, Борис Яковлевич очень волновался. На черной подушечке бархата поблескивал золотой ключик от заветной Лилиной мечты.
- Ключ от театра? - не поверила она. - От какого театра?
- Садись в машину, покажу!- загадочно ответил директор.
Здание закрытого из-за долгов ТЮЗа вместе с костюмами и декорациями Вургафт выкупил у городского отдела культуры. Правда, для этого ему пришлось продать дачу, яхту и коллекцию раритетного оружия. Театр был зарегистрирован как частное предприятие на фамилию Лилии и носил ее имя. Для осуществления своей мечты имениннице оставалось немногое - найти артистов, рабочих сцены и заявить о себе городу. На удивление, все это оказалось не так уж сложно. Подработать в новом театре охотно согласились бывшие артисты ТЮЗа, рабочих сцены заменил работящий муж Сергей, а все хозяственные заботы взял на себя Борис Яковлевич. Надо ли говорить, что режиссером и исполнительницей главной роли стала сама Лиля. Вопрос со зрителями тоже решился - посмотреть на "Лилькин театр" приехало полсела.
Спектакль "Алые паруса" имел шумный успех, он и сейчас, спустя семь лет, остается любимым в репертуаре театра. Только теперь в нем роль маленькой Ассоль играет Любочка, родившаяся у Лили после Никиты.
Если вы хотите увидеть беззаветно счастливых людей, приходите сюда, в театр Лилии. После спектакля можно зайти за кулисы, попить кофе с режиссером и директором, поообщаться с актерами - Сашей, Никитой и Любой - детьми режиссера. Высказать замечания, впечатления, пожелания и самому пройти кастинг. Не рекомендуется, пожалуй, одно - выспрашивать, какие взаимоотношения связывают руководство театра. Тем более что сами они повода для сплетен не дают, называя друг друга исключительно по имени-отчеству. А в том, что живая, непоседливая Любочка по-свойски сидит на коленях у Бориса Яковлевича и слушается только его, ничего удивительного нет. Ведь бывший директор завода, а теперь директор театра - ее крестный папа, да и внешне они на одно лицо. Вот такое совпадение.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников