04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПАВЕЛ АНОХИН: "УДАР ДЕРЖАТЬ УМЕЮ"

Авдеев Петр
Статья «ПАВЕЛ АНОХИН: "УДАР ДЕРЖАТЬ УМЕЮ"»
из номера 171 за 13 Сентября 2000г.
Опубликовано 01:01 13 Сентября 2000г.
С приходом в Кремль нового президента на политическом Олимпе страны появились политики новой формации. Какие они? Вот один из них- 38-летний депутат Государственной Думы Павел АНОХИН, кандидат технических наук, преподаватель Пермского политехнического института, учредитель финансово-промышленной группы "ДАН".

- Павел Викторович, зачем вам, удачливому бизнесмену, учредителю одной из крупных финансово-промышленных групп на Урале, понадобилось идти в Государственную Думу? Большой власти захотелось? В России к ней обычно стремятся, чтобы получить доступ к богатству, но вы же, судя по всему, уже безбедно живете.
- Действительно, я материально обеспечен. Но не хлебом единым жив человек. Мне надоело жить в обстановке постоянного хаоса. Я хорошо знаю управленческую структуру Пермской области, лично знаком со многими людьми, которые находятся у руля власти, и испытываю от их усердия глубокое разочарование.
Взять, например, местную прессу. В области все газеты подчинены не закону, а власти. Свободно высказать свое мнение можно только в федеральных средствах массовой информации. Однако стоит только допустить подобную "гласность" здесь, как областные газеты тут же по наущению властей обвинят вас в очернительстве области, хотя речь на самом деле идет не о городе или области, а о конкретных руководителях, творящих беззаконие.
Как человек чисто прагматических убеждений, я понимаю: во избежание многих "перекосов" нужно обеспечить всем, кто работает, хороший уровень жизни. Первым шагом к этому, на мой взгляд, должно быть укрощение коррупции. Мы пока еще не осознаем на обывательском уровне, что она сегодня приобретает характер, опасный для существования самого Российского государства. Мне обидно, что наша страна - одна из богатейших в мире по естественным ресурсам, а живем намного хуже других народов. Хочу помочь изменить такую национальную особенность. Все это и побуждает меня пойти в большую политику.
- Вы участвовали в парламентских выборах как независимый кандидат. В Государственной Думе вошли в депутатскую фракцию "Единство". Надоело быть беспартийным или до поры до времени скрывали свои политические пристрастия?
- А что скрывать, если все на виду? Я человек, который вышел из бизнеса, сторонник рыночной экономики. По взглядам на ее дальнейшее развитие, по своему мышлению близок к Союзу правых сил. Правда, меня смущают их, я бы сказал, легковесные, порой радикалистские подходы к строительству государства. Я - русский и ощущаю себя патриотом страны в здоровом понимании этого слова. Убежден, что у нас должна быть крепкая вертикальная власть, единое правовое поле на территории всей страны. В этом вопросе мне более близка позиция Владимира Путина и политических сил, поддерживающих его. В колебаниях между двумя этими центрами выбрал "Единство".
- У вас не возникают сомнения в правильности выбора?
- Возникают. В позициях обеих партий бывает порой такая чехарда, что в голове возникает сумятица, прежде чем разберешься в истинной подоплеке происходящего.
Лично мне в думских "интригах" помогает сориентироваться то, что во время выборов я не опирался ни на одну политическую партию. Исключение составило наше пермское движение "Дело жизни", но оно не политическое. В нем объединились те, кто в последние годы добился успехов или рассчитывает на это, кто увязывает свое благополучие с серьезным укреплением законодательной базы страны.
- Может, и нужно было остаться нефракционным депутатом и, в зависимости от интересов, поддерживать тот или иной депутатский закон?
- Мне нужно не только поддерживать, но и свои идеи проводить. Я шел в парламент для того, чтобы вырабатывать законы, полезные стране и людям. В Думе понял, что в одиночку это трудно, поэтому и вошел в парламентскую фракцию "Единство". Меня она устраивает тем, что выступает за укрепление государственности, за консолидацию власти, относится лояльно к нынешнему президенту, стремится воздействовать на него демократическими методами. И это нормально - за президента всегда и во всех странах борются все политические силы.
- Как вы относитесь к попыткам властей образовать двух-трехпартийную систему в стране?
- Абсолютно нормально. Двух-трехпартийная система позволит россиянам стать более организованными и компетентными политически. Согласитесь, за обилием партий, многие из которых дутые, трудно разобраться в их сути, а посему в политике много безответственных и авантюрных людей. По моему мнению, увеличение проходного барьера в парламент до 7 процентов сыграет положительную роль для консолидации политических объединений. Это позволит создать в стране более крупные партии, а в Думе - более устойчивые и ответственные фракции.
- В нашем разговоре вы все время делаете акцент на необходимости серьезных законодательных перемен в стране. С чего следует начинать в первую очередь, если исходить из вашего личного опыта? Скажем, что мешает сегодня развитию бизнеса?
- Мы - страна, где политика оказывает очень сильное влияние на развитие экономики, в том числе и бизнеса. Чем предприниматель больше удален от власти, тем ему сложнее вести свой бизнес. Сегодня для успешного развития и подъема экономики страны необходимо сделать все возможное, чтобы весь бизнес был равно удален от власти. Мы будем топтаться на месте, пока жестко не разъединим бизнес и власть. Конечно же, остро стоит вопрос и об уменьшении налогового бремени на товаропроизводителей, что прямо влияет на экономическую ситуацию.
Сегодня, на мой взгляд, крайне назрели судебно-правовые реформы. Думаю, пришло время ввести Следственный комитет. Надо ли, чтобы каждая силовая структура вела свои следственные и оперативно-разыскные действия? Разве можно нормально работать, когда день за днем приходят с проверками то налоговая полиция, то прокуратура, то милиция... Следует усилить адвокатуру, приняв соответствующий закон, форсировать создание мировых судей. Остро стоит вопрос о степени защищенности человека - у нас сегодня очень многое зависит от прихоти того, кто имеет силу. Человек должен жить в государстве, которое дает возможность быть свободным и защититься от любого произвола. Именно поэтому я поддерживаю намерение Владимира Путина установить "диктатуру закона".
- Не боитесь, что она при отсутствии у нас гражданского общества, той же многопартийности выльется в авторитарную систему?
- Опасность такая есть. Действительно, у нас имеется перекос в сторону силовых структур, чего не должно быть в цивилизованном обществе. Но это обусловлено тем, что на протяжении последних десяти лет у нас был перекос в сторону криминалитета. Наша общая задача - "остановить маятник в центре". Именно поэтому надо развивать систему общественного контроля, систему представительной и исполнительной органов власти, которые должны быть терпимыми друг к другу соучастниками стабилизации в стране.
- Во время президентских выборов по стране гуляли "версии" о том, что если победит Владимир Путин, то нечестно разбогатевших граждан ждут суды, а незаконно присвоенное "народное достояние" будет возвращено государству и обществу.
- Я на стороне взвешенных решений и действий. Случилось вряд ли поправимое для честных и законопослушных россиян. Стало очевидным, что противозаконно приватизированное в полной мере государству уже не вернешь. Равно как и народу. Это означает огульную деприватизацию, чего не допустят все, кто урвал хотя бы малую часть "общенационального достояния". Лично я считаю, что должно быть деприватизировано все, взятое не по закону.
- Не много ли получится?
- Нет, у нас все совершалось практически по закону, но законы были таковы, что позволяли за бесценок приобрести собственность. Законы были сделаны под определенные организации, были придуманы определенные схемы, связанные с аукционами. Все было законно. Другое дело, что сами законы были аморальными, и сегодня они должны меняться. Но если в рамках того законодательства, которое было на тот момент, допускались приватизационные нарушения, то все это в обязательном порядке должно быть возвращено государству и народу.
- И все-таки не случайно, видимо, говорят о небольшой группе лиц, которые в интересах собственного обогащения изъяли и присвоили общенародное имущество России...
- Мы живем в той реальной обстановке, которую имеем. Сегодня ни политические, ни экономические реформы уже невозможны без частной собственности. Недаром и левые, и правые стабильность России увязывают с возникновением в стране среднего класса собственников. Но надо ли спорить о том, что они должны подниматься и "матереть" на честном труде и законном хозяйствовании? Государство просто обязано обеспечить благоприятные условия для того, чтобы каждый россиянин получил реальную возможность создать новую, ему принадлежащую собственность своим трудом, то есть купленную на свои сбережения или взятую в аренду. И я как депутат буду действовать в этом направлении. Я придерживаюсь высказывания Черчилля о том, что нет ничего хуже демократии, но, к сожалению, за тысячу лет ничего лучшего не придумано.
- Вы довольно беспечно кидаете камни в огород областной власти. Не опасаетесь, что на вас подадут в суд, скажем, за клевету?
- Пусть подают, буду только рад этому. Я-то знаю, что не клевещу, и, прежде чем предавать ту или иную информацию огласке, тщательно ее проверил, подкрепил документами. Как бывший преподаватель сопромата предпочитаю четкость и точность во всем. Более того, сейчас я говорю только о тех фактах, которые проверила и подтвердила Генпрокуратура. К примеру, введение в области идентификационной марки на алкогольную продукцию...
- Этим примером, как мне кажется, страдают все субъекты Российской Федерации.
- Тем не менее пермские водочные бароны и их властные подельщики размахом своих дел заткнули всех за пояс. В 1998 году в области был принят закон "О ведении региональной системы идентификации качества алкогольной продукции", а губернатор Геннадий Игумнов подписал соответствующие указы.
Все до единого правовые акты областей на этот счет, считаю, противозаконны. Парадокс, но часть полномочий по проведению идентификации качества алкогольной продукции передана коммерческим организациям, опять же с нарушенем антимонопольного закона. Не государственный служащий, а некий коммерсант, представитель определенной фирмы, по своему усмотрению одним дает марку, а другим нет. О какой конкуренции между коммерческими структурами на рынке можно вести речь, если одной дается право контролировать другую?!
Идентификационная марка, якобы призванная защитить качество алкогольной продукции, на самом деле превратилась в двойное налогообложение. Марка должна клеиться на всю продукцию - и на ввозимую, и на производимую. На территории же Пермской области есть ряд предприятий, на продукцию которых она не клеится. Среди таковых "Пермьалка". Фактические хозяева здесь - люди сомнительной репутации, а председателем совета директоров является вице-губернатор области Чебыкин, который контролирует в области экономику...
Проверочная комиссия Генеральной прокуратуры установила, что все местные "идентификационные" правовые акты прямо противоречат российским законам. Тем не менее областная милиция устроила настоящую охоту за теми, кто пытался продать водку и вино без дополнительного налога. Стражи правопорядка массово конфисковывали горячительные напитки, а недовольным предлагали купить марки у ООО ПФК "Правопорядок" и ООО "Правопорядок-2000" - дочерних предприятий фонда "Правопорядок", получивших право на учет и распределение марок.
На эти же счета перечислялась и прибыль от реализации марок. Стоимость марки на ввозимую в область алкогольную продукцию указом губернатора определялась в 3 рубля. Из них один рубль "покрывал" себестоимость наклейки марки, а два уходили в фонд "Правопорядок". Не в областной бюджет, а в коммерческие структуры.
- В стране сегодня таких фондов - что семечек в огурце.
- Фонд был организован в 1996 году для поддержки отставников правоохранительных органов и спецслужб. Учредили его власти Перми и области, а также девять местных компаний. Администрация Перми внесла в уставный капитал фонда 10 млн. рублей, полученных от приватизации, чем сразу же нарушила российский закон "Об общих принципах организации местного самоуправления".
С 1997 года фонд начал активно поддерживать финансами сотрудников правоохранительных органов. Только не отставных, как написано в уставе, а действующих...
- А почему они не имели права получать деньги из этого фонда?
- Это противоречит законам "Об основах государственной службы" и "О милиции", ибо в данном случае речь идет, вероятно, о коммерческих структурах. Но, вероятно, они не думали, что информация выйдет за пределы области.
В поле зрения фонда попадала практически каждая фирма, у которой возникали проблемы с уплатой налогов. Среди них, насколько мне известно, акционерные общества "Велта", "ТМК Ависма", "Пермский фанерный комбинат", соликамский завод "Урал"... Таким компаниям без всякой дипломатии предлагали своего рода сделку - внести деньги в "Правопорядок" и жить спокойно.
Аморальность ситуации в том, что из фонда работники правоохранительных структур получали как раз те деньги, которые должны были пойти в бюджет...
- В народе считается, что все олигархи начинали свое дело, свой бизнес так или иначе на криминальной основе...
- Я лично к олигархам себя не отношу. Воспринимаю себя представителем крупного бизнеса. Я и мой друг, учредив в сентябре 1992 года фирму "ДАН", свои первые деньги заработали на проектах, придуманных самостоятельно. В основном на строительных, начали строить гаражи - довольно быстро и успешно. А что такое бизнес, если говорить о нем по-простому? Получить, согласно закону прибавочной стоимости, от денег дополнительную прибыль. Мы деньги не проедали, а пускали в оборот. Так накопили первый капитал.
- Оргпреступность, как говорится, бессмертна и всесильна. Какие рычаги вы включили для борьбы с ней в Перми? Ясно, что помогает депутатский мандат. Но все равно же трудно сдвинуть мафиозный воз с мертвой точки.
- Начиналось все очень тяжело. На первые мои обращения и запросы вначале приходили отписки. Затем все-таки добился, чтобы туда выехала с проверкой бригада МВД.
Начальник областного УВД генерал Владимир Сикерин не считал нужным даже скрывать, что ему покровительствуют в Москве.
- Обращались за помощью к президенту России?
- В том числе и к нему. Большую роль в том, что проблема сдвинулась с места, сыграли Совет безопасности, администрация президента. Мне пришлось каждый пункт привезенного из Перми отчета опровергать своими конкретными документами.
- Как вы все это узнаете? Получаете конфиденциальные документы?
- Мне нравится афоризм: коррупция захлестнула бы мир, если бы не взаимное предательство тех, кто ее практикует. Какой бы мощной ни была смычка власти с криминалитетом, но и в ней есть прорехи. Кроме того, в Перми очень много честных, законопослушных граждан, которые хотят положить конец засилью мафии. Они мне здорово помогают. Без них я был бы бессилен, несмотря на свой думский мандат.
В Пермской области достаточно людей и предприятий, для которых слово "порядочность" не пустое понятие. Среди таковых: "Сильвинит" - крупнейший в мире производитель минеральных удобрений; "Соликамскбумпром" - предприятие, которое производит 60 процентов газетной бумаги в России; завод им. Дзержинского, выпускающий знаменитые в лесных районах страны мотопилы; фабрика "Гознак", многие предприятия оборонной промышленности, которые с трудом, но поднимаются с колен. Наконец, "Сибур", взявшийся за восстановление газоперерабатывающей промышленности в области.
В Перми есть движение "Дело жизни", которое сплотило в своих рядах вне зависимости от политических пристрастий рабочих, мелких и средних бизнесменов, предпринимателей, инженеров, врачей, учителей, студентов. Они хотят видеть Россию правовым, демократическим государством и послали меня своим представителем в Государственную Думу. А Россия, как известно, возрождается из провинций.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников