06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ОСАДЕ ПРИЗРАКОВ

Вереск Вероника
Опубликовано 01:01 13 Сентября 2005г.
Наше бурное время явило миру не только волчьи аппетиты некоторых представителей рода человеческого, но и множество изощренных способов отъема чужой собственности. А еще то, что способы эти, при всей их криминальности и откровенной наглости, ни со стороны правоохранительных органов, ни высоких начальственных кабинетов должной оценки чаще всего не получают. Конечно, схемами недружественного поглощения сегодня никого не удивишь. Однако афера вокруг 18-процентного пакета акций одного из крупнейших производителей нефтехимической продукции в России - ОАО "Нижнекамскнефтехим" (НКНХ) - впечатляет даже видавших виды людей.

О том, что начиная с 2003 года у нижнекамского нефтехимического гиганта появились проблемы с бывшим партнером по коммандитному товариществу (КТ) "Нижнекамскнефтехим и компания" - московским ООО "ИК IBH", - "Труд" уже рассказывал в публикации "В товарищи хочу!" 22 апреля с.г. Однако на тот момент, как выяснилось впоследствии, ни в самом акционерном обществе, ни тем более в редакции даже представления не имели об истинном размахе "военных действий" против нефтехимиков, и о том, насколько велико желание определенных структур подмять под себя это успешное во всех отношениях предприятие.
Сегодня в судах различных инстанций по территории практически всей матушки России против 20-тысячного коллектива нефтехимиков бьются фирмы-призраки и люди-фантомы.
ЗА ЧТО, ПАНЫ, ДЕРЕМСЯ?
Уникальный, единственный, перспективный... Все эти эпитеты по отношению к ОАО "Нижнекамскнефтехим" используются часто и вполне заслуженно.
То, что производственный комплекс "Нижнекамскнефтехима" насчитывает 11 заводов основного производства, 10 управлений и 7 центров, в том числе научно-технологический и проектно-конструкторский, говорит само за себя. Ассортимент же выпускаемой здесь продукции просто поражает воображение: более 100 наименований продуктов переработки нефти. По некоторым позициям завод является не только основным, но и единственным производителем на территории СНГ.
В последние годы предприятие активно осваивает новые виды продукции, выпуск которых под силу одной-двум корпорациям даже на мировом нефтехимическом рынке.
К примеру, в прошлом году на "Нижнекамскнефтехиме" начато промышленное производство нового для России продукта - галобутилового каучука, который выпускают только две зарубежные компании - Эксон и Байер. Львиная доля этого товара охотно раскупается за рубежом. Это, понятно, не может не беспокоить заморских конкурентов, тем более, что НКНХ стремительно завоевывает зарубежных потребителей бутилового каучука именно за счет превосходного качества продукции.
Качество - вообще главный козырь нефтехимиков Нижнекамска. Здесь они превзошли себя, побив установленные в стране ГОСТы: чистота нижнекамского стирола, являющегося основой для производства пластмасс - 99,9 процента. На сегодня этот показатель - лучший в мире.
В 2003 году на предприятии наладили производство нового вида продукции - полистиролов. Выпуская в год 100 тысяч тонн этого продукта, НКНХ полностью покрывает потребности в нем промышленности России и стран СНГ. Основным потребителем за границей является Китай, который в последствии возвращает "приобретение" в виде пластмассовых игрушек по цене, в десятки раз превосходящей стоимость закупленного сырья.
В настоящий момент в "Нижнекамскнефтехиме" полным ходом идет строительство нового завода по производству полипропилена широкой гаммы для авто- и самолетостроения мощностью около 180 тысяч тонн в год. Аналогов этому предприятию в России нет. В ближайшее время на НКНХ появится еще одно производство - завод суперчистого бимодального полиэтилена. Подобная продукция в нашей стране больше нигде не производится. А в планах предприятия еще одна новинка - организация производства дивинилстирольного каучука. Говоря проще, это "зеленые", экологически чистые шины без вредных примесей.
Большинство этих новинок разработали местные специалисты в тесном контакте с коллегами из других нефтехимических предприятий. Так работает научный потенциал НКНХ.
По итогам прошлого года ОАО "Нижнекамскнефтехим" произвело товарной продукции на сумму 31,6 млрд. рублей, что на 4,75 процента больше, чем в 2003 году. Одних налогов в бюджеты различных уровней за минувший год перечислено 3,7 млрд. рублей. В 1,9 раза больше, чем в предыдущем. Средняя заработная плата на заводе по итогам первого полугодия нынешнего года составила более 13 тысяч рублей.
Хотя, пожалуй, последние цифры всю ту публику, которая затеяла возню вокруг одного из ведущих российских предприятий, интересуют мало. Как, впрочем, и социальные гарантии коллектива, его надежды на завтрашний день. Главное, что важно для них: ОАО "Нижнекамскнефтехим" - кусок лакомый, и для завладения им все средства хороши.
ЧЕРНАЯ КОШКА В ТЕМНОЙ КОМНАТЕ
Неприятности у ОАО "Нижнекамскнефтехим" начались после того, как руководство НКНХ обвинило московскую фирму ООО "ИК IBH", с недавних пор числившуюся одним из полных товарищей КТ, в злоупотреблениях, что стало причиной конкретных финансовых потерь. После чего уже и частные вкладчики задались вопросом: а каким образом эта фирма вообще стала их партнером и насколько это единоличное решение руководства ОАО "Нижнекамскнефтехим" было законным. Разбирательства шли долго. Но в конце концов официальные органы, в том числе и судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан, признали незаконным включение московской фирмы ООО "ИК IBH" в члены полных товарищей коммандитного товарищества (КТ) "Нижнекамскнефтехим и компания", в активе которого был 18-процентный пакет акций нефтехимического гиганта. (Обо всем этом очень подробно "Труд" рассказал в предыдущей публикации).
Несостоявшиеся компаньоны всеми правдами и неправдами пытались вернуть утраченную возможность поучаствовать в жизни одного из самых успешных предприятий. Сама по себе ситуация понятна: реальные люди бьются за свое реальное благополучие. А вот дальнейшее развитие событий вокруг все того же пакета акций стало далеко выходить за рамки цивилизованного правового решения спорных вопросов.
Совершенно случайно руководство товарищества узнало о наличии в тесных рядах своих членов некоего господина Морозова. В сентябре прошлого года вдруг выяснилось, что этот человек решил оспорить в Замоскворецком районном суде Москвы правомерность перерегистрации КТ из столицы в Нижнекамск. Напомним, что в качестве ответчиков в данном случае выступали коммандитное товарищество и налоговые инспекции Нижнекамска и Москвы. ОАО "Нижнекамскнефтехим" для участия в ходе судебного разбирательства не привлекалось. А указанных в исковом заявлении ответчиков, как выяснилось позже, о самом процессе и месте его проведения представители истца постарались не известить. Ну о-о-о-чень постарались! Каким образом?
Согласно фактам, подтвержденным в ходе судебного разбирательства по кассационным жалобам коммандитного товарищества и налоговых инспекций в Московский городской суд, ни одной повестки заинтересованные по делу стороны не видели. Зато представитель истца - адвокат Павлов (запомним эту фамилию!) предоставил суду корешки повесток с отметками о том, что ответчики их получили. Правда, датированы некоторые из этих отметок выходными днями, когда налоговые органы, как известно, не работают, а вместо подписи ответственных лиц стоят штампики с номерами инспекции. Изготовить подобную липу в наше время проще простого.
Не заметить такие "недочеты" судья Замоскворецкого районного суда Москвы, конечно же, не имел права. Как, впрочем, и того обстоятельства, что в свидетельстве, на основании которого Морозов якобы является членом КТ, отсутствует столь важная деталь, как дата выдачи документа. Однако подобные "мелочи" служителя Фемиды не только не остановили, но даже не помешали вынести решение об удовлетворении всех требований истца, отнеся их "к немедленному исполнению" (впоследствии Московский городской суд отменил это решение, как не основанное на законе).
Тогда юристы НКНХ решили поближе познакомиться с господином Морозовым. Выяснилось много интересного. Нахальство представляться "товарищем" нижнекамцев, не имея к КТ никакого отношения, как вскоре выяснилось, далеко не единственный прием Морозова. В арсенале истца и его представителей адвокатов Павлова и Майоровой, кроме уже известных нам корешков повесток, оказалось еще и фиктивное свидетельство о регистрации гражданина Морозова в Москве по адресу, который давал ему право обратиться именно в Замоскворецкий районный суд столицы.
Казалось бы, все эти, мягко говоря, несоответствия должны были стать объектом пристального и непредвзятого внимания правоохранительных органов. Однако пока не стали. Будем надеяться, только "пока". Тем более, что в этой истории появляются все новые обстоятельства, проигнорировать которые едва ли возможно.
Как и назойливые совпадения, которые нередко выглядят по меньше мере странно. Например, случай с бывшим гендиректором "Нижнекмскнефтехима" Ринатом Галиевым. Уволившийся с предприятия еще в конце 90-х и проживающий в Москве, он в 2004 году, по прошествии пяти лет с момента увольнения, вдруг заявил, что не получил в свое время на руки трудовую книжку и денежный расчет. И потребовал через комиссию НКНХ по трудовым спорам вернуть ему документ и выплатить деньги. Необоснованность этого странного демарша в комиссии по трудовым спорам доказали быстро, но неприятный осадок остался.
Ведь если бы иск был подан в суд по нынешнему месту жительства бывшего директора, то есть - в Москве, на предприятии попросту могли бы не знать об этих претензиях. А суд, в свою очередь, не вдаваясь в долгие разбирательства, мог бы принять решение о восстановлении бывшего директора на работе, а то и о неких обеспечительных мерах по иску. Понятно, что такой судебный вердикт в конце концов был бы отменен. Но последствия его для предприятия легко представить.
Кстати, давно уже поговаривают, что Минэкономразвития готовит предложение о том, чтобы корпоративные споры рассматривались только по месту нахождения ответчика. Но пока, к сожалению, это только пожелание, а не норма.
А тем временем скоро в перипетиях дела о том, как нижнекамцы обидели "товарища" (который им, как оказалось, совсем не товарищ), придется разбираться кому-то из судей теперь уже Тушинского районного суда Москвы, куда дело направлено на новое рассмотрение, исходя из очередных сведений о месте проживания Морозова.
При всей абсурдности происходящего Морозов, которого работники НКНХ и в глаза не видели, оказался единственным человеком из многочисленных участников затянувшейся осады ОАО "Нижнекамскнефтехим", голос которого юристам предприятия удалось услышать хотя бы по телефону. Все прочие представители фирм и частные лица - чистые фантомы.
ПРИЗРАЧНЫЕ БОЙЦЫ НЕВИДИМОГО ФРОНТА
Тем временем после Замоскворецкого суда иски к коммандитному товариществу и акционерному обществу посыпались как из рога изобилия. Юристы предприятия едва успевали отбиваться не только от требований самого ООО "ИК IBH", желавшего получить у несостоявшихся "партнеров" то одно, то другое. Вдруг, как черти из табакерки, стали появляться неведомые доселе фирмы типа ООО "Аттард" из города Королева, зарегистрированного, как удалось выяснить с помощью прокуратуры, на давно утерянный паспорт местного жителя. Как следствие, документы, представленные в судебное заседание, при ближайшем рассмотрении оказались чистой фикцией. Но все хотели от нефтехимиков одного и того же: акций и хоть немножко власти над нефтехимическим гигантом.
- А вечером 23 апреля прошлого года, как раз после общего собрания акционеров ОАО "Нижнекамскнефтехим", у меня в кабинете раздался звонок, - вспоминает начальник юридического управления предприятия Айдар Султанов. - Звонили из службы судебных приставов неблизкого нам Высокогорского района, куда почему-то поступил исполнительный лист о запрете отчуждения все того же пакета акций. Выдан он был по иску некоего Самсонова Енисейским городским судом Красноярского края и датировался 1 августа 2003 года. Через день позвонили уже от нашего регистратора: по почте пришел еще один исполнительный лист, датированный тоже 1 августа 2003 года по иску того же Самсонова, но уже из Енисейского районного суда. Пришлось лететь в Сибирь и выяснять все на месте.
Выяснили: реально такого исполнительного листа в природе не существовало. Под указанным номером в Енисейском районном суде числится гражданское дело по иску некой гражданки к Пенсионному фонду. Судья Бурдин, чья подпись стояла под "документом", как следует из письма председателя Красноярского краевого суда В. Двоеконко, "привлечен к дисциплинарной ответственности, и досрочно 20 апреля 2004 года прекращены его полномочия". "Поскольку исполнительный лист обладает признаками фальсификации, - читаем уже в официальном ответе председателя Енисейского районного суда Л. Лукашенок, - прошу его возвратить без совершения исполнительных действий".
Эта история натолкнула Султанова на мысль: кто знает, где, в "закромах" какого еще суда ждет "Нижнекамскнефтехим" очередной сюрприз?! Чтобы избежать неожиданностей, Айдар Рустэмович и его подчиненные проделали титаническую работу: разослали специальные запросы сначала во все арбитражные суды (их в России 79), а затем и в 2500 судов общей юрисдикции. Результат не заставил себя ждать.
Неожиданный и удивительный звонок раздался из арбитражного суда Ростовской области. Работник суда поинтересовался у Султанова, действительно ли в этом суде рассматривался иск некой кипрской компании "STOBE GESELLSCHAFT LTD" к КТ "Нижнекамскнефтехим и компания"! Название заморского истца Султанову не говорило ничего. Пришлось снова отправляться в дорогу.
- В Ростове выяснились удивительные вещи, - рассказывает Айдар Рустэмович. - Оказалось, наш запрос по времени совпал с событиями вокруг попытки хищения акций Михайловского ГОКа. Тогда за участие в этой афере (о ней писала российская пресса) был лишен полномочий судья Ростовского арбитражного суда Сергей Клепачев. Разбирая дела опального служителя Фемиды, судейские работники обнаружили, что практически одновременно подобные решения, обремененные обеспечительными мерами, в том числе и в виде ареста пакета акций, принимались им и по нашему предприятию. Вот тогда-то, вспомнив о запросе, решили позвонить нам. А дальше вовсе начались чудеса. Подняли в суде карточку, где регистрируются результаты рассмотрения дела. В ней - две записи, одна из которых зачеркнута. Само дело бесследно исчезло. Удалось восстановить только первое определение. Естественно, мы сразу же подготовили заявление об отмене обеспечительных мер. Но когда его заявляли, я попросил работников канцелярии еще раз проверить, все ли сюрпризы со стороны местных судейских исчерпаны. Интуиция и на этот раз не подвела: выяснилось, что существуют отметки еще о пяти исполнительных листах и о тех лицах, кто их получил. Здесь встречаются две фамилии - В.В. Гриб и О.Ю. Воронков. Обе они очень громко прозвучали в связи с Михайловским ГОКом. Мало того, попытка присвоения акций этого предприятия закончилась для Олега Воронкова арестом. Между тем в свое время в одном из процессов против нашего предприятия именно Олег Юрьевич Воронков в апелляционной инстанции арбитражного суда Республики Татарстан участвовал в качестве юрис-консульта ООО "ИК IBH". Такое вот странное совпадение.
Да уж, совпадений в этом деле хоть отбавляй! Возьмем, к примеру, ту же как бы кипрскую компанию "STOBE GESELLSCHAFT LTD" (на Кипре она, как установлено, не зарегистрирована). Не далее как летом прошлого года именно она была замечена в деле с попыткой захвата зданий ОАО "НИИ шинной промышленности" в Москве. В качестве поручителя одного из мифических ответчиков по этому делу проходил некто А.В. Зайцев. Само собой разумеется, лицо это на судебные заседания не являлось.
Человек с такой фамилией и инициалами замечен и в возне вокруг акций НКНХ. А именно - в истории с липовыми повестками Замоскворецкого районного суда, о которой шла речь выше. Из объяснения уже известного нам адвоката Павлова следователю Замоскворецкой районной прокуратуры Акименко вытекает, что сам он рассылкой повесток не занимался, а поручил это своему помощнику, работнику адвокатского бюро "Технология права" А.В. Зайцеву. Ну и, ясное дело, на момент выяснения обстоятельств фальсификации документов этот Зайцев в адвокатском бюро уже не работал.
Поговорим теперь о самом Павлове. Лицо это в "осаде призраков", можно сказать, знаковое. Вместе с исками никому неведомых компаний-невидимок против нефтехимиков он путешествует по всей России. То подает исковое заявление к КТ от лица уже известной нам по предыдущей публикации кипрской компании "AZUL INTERNATIONAL SERVICESCORP", которая, как выясняется позднее, на территории Кипра не зарегистрирована. То оказывается в подозрительной близости от фальсифицированных документов. То выступает в арбитражном суде Ростовской области в качестве представителя ООО "ИК IBH", когда в союзе с некой компанией "СТК ЮГ", объявившей себя поручителем НКНХ по несуществующим долгам (договор поручительства опять же никто из руководства НКНХ в глаза не видел и уж тем более не подписывал), пытается оспорить решения совета директоров и общего собрания акционерного общества. Причем происходит это не только в одно время, в одном суде со скандальным процессом по поводу отчуждения акций Газпрома, но еще и находится в производстве у одного и того же судьи. И именно в тот же период уже известный нам судья Клепачев придумывает в стенах своего кабинета те самые обеспечительные меры по искам, о которых шла речь выше.
Да и фамилия Морозов юристам НКНХ знакома уже давно.
- В нашей практике был случай, - рассказывает Султанов, - когда московская фирма "Бизон плюс" пыталась признать незаконной одну из сделок предприятия. В этот спор пытался вступить один из частных акционеров ОАО, интересы которого представлял по доверенности С.Н. Морозов.
Впрочем, это еще далеко не все судебные процессы, инициированные неизвестно кем против ОАО "Нижнекамскнефтехим". И далеко не все странности, которые сопровождают эти разбирательства в судах различной юрисдикции по всей территории России. Вот где широкое поле деятельности для правоохранительных органов и прокуратуры! Только что-то не очень вспаханное плугом закона.
А ВЛАСТЬ ГЛЯДИТ В ПРОСТРАНСТВО?
Перипетии затянувшейся осады нижнекамского гиганта - цепь не случайностей, а, скорее, закономерностей. Многие из них порождают массу вопросов. В первую очередь к правоохранительным органам и властным структурам. И главный вопрос - кто в стране хозяин? Аферисты различных мастей, чувствующие и ведущие себя в сложившейся ситуации абсолютно безбоязненно и пока безнаказанно (случай с Михайловским ГОКом, увы, лишь исключение из сложившейся практики)? Или все-таки милиция, прокуратура, правительство, власти на местах, по долгу службы обязанные обеспечивать порядок и соблюдение законов?
Если исходить из того, что вот уже третий год происходит вокруг НКНХ, пока явно одерживают победу первые. Государственные органы лишь безучастно взирают на происходящее с высоты положения.
Поднаторевшие в своем "бизнесе" проходимцы сознательно "распыляют" иски по городам и весям нашей огромной родины. Поди отследи их! Не позавидуешь следственным и надзорным органам! В связи с описанной аферой возбуждено, приостановлено и расследуется в разных районах и городах страны по разным основаниям уже около десяти уголовных дел.
Судя по всему, уже и Генеральной прокуратуре самое время взять этот "букет" в свои руки и в конце концов все расставить по местам. Тем более что речь идет о судьбе градообразующего предприятия. Его 20-тысячный коллектив обеспечивает сегодня 50 процентов бюджета Нижнекамска, население которого перешагнуло 240 тысяч человек.
Конечно, то, что художества двоих из множества судей, задействованных в этой истории, получили достойную оценку коллег, и оба они лишены своих мантий - обнадеживает. С другой стороны, юристам предприятия столько раз приходилось обжаловать неправосудные судебные решения и выигрывать процессы в вышестоящих инстанциях, что впору уже Верховному суду России внимательно присмотреться к работе некоторых своих кадров.
Есть у этой истории и объективный аспект. Кроется он и в несовершенстве закона, и в несовершенстве правоприменительной практики.
- Главная беда сегодняшнего судопроизводства - поспешное вынесение судебных актов без надлежащего исследования материалов и обстоятельств дела, - комментирует ситуацию Султанов. - Когда для вынесения решения специально придумывается формальный повод, для изменения подсудности в интересах одной из сторон создаются искусственные схемы. Формальность такого подхода видна невооруженным глазом, но суды все эти "мелочи" игнорируют.
Есть и еще одна несуразность. И заключается она в том, что самую заинтересованную сторону конфликта, как правило, владельца акций или недвижимости, не привлекают к участию в процессе. Он благополучно остается в неведении о происходящем, и впоследствии даже не может обжаловать решение, вступившее в законную силу.
- В нашем случае эта схема была применена все в том же Замоскворецком суде, где в качестве ответчиков фигурируют только коммандитное товарищество и налоговые органы, хотя решалась судьба 18 процентов акций "Нижнекамскнефтехима", - продолжает Айдар Султанов. - Московский городской суд нашу жалобу по этому поводу не принял, мотивируя отказ тем, что НКНХ формально не был участником спора. Мы посчитали такой подход нарушением наших прав на справедливый суд и обратились в этой связи с жалобой в Конституционный суд страны. Жалоба принята к производству.
Однако самым удивительным в практике корпоративных войн является повсеместное, откровенное, практически безнаказанное использование фальсифицированных документов и опять-таки весьма вялое отношение к этим фактам правоохранительных органов. История "Нижнекамскнефтехима" - яркое тому подтверждение. Считая подобный "проступок" незначительным деянием, срок давности по которому исчисляется одним годом, государство само практически дает "добро" нечистым на руку людям: подделывайте все, что хотите, и вам за это ничего не будет!
Требует большей продуманности, по мнению тех юристов, которым доводилось сталкиваться с этой проблемой, и такая законодательная норма, как извещение иностранной стороны судебного разбирательства. Этот процесс в арбитражном судопроизводстве никак не регламентирован временем, что позволяет заинтересованной стороне затягивать рассмотрение дела по существу. В то время как в гражданском процессе извещение с помощью почты DHL считается допустимым и законным. Почему бы не проработать возможность применения подобной нормы и в арбитражных судах?
В целом же ситуация, которая развивается вокруг ОАО "Нижнекамскнефтехим", - показатель эффективности работы государственной системы. Будем надеяться, что эта публикация, в которой из разрозненных элементов мы постарались собрать целостную картину происходящего, станет основанием для детальной проверки со стороны соответствующих органов и структур. Со всеми вытекающими последствиями. Ибо по логике здравого смысла за красными флажками облавы должен находиться хищник, который мешает спокойно жить и созидать другим, а уж никак не тот, кто честно зарабатывает свой кусок хлеба.
Прецеденты есть. Например, после серии публикаций в "Труде" по поводу попытки захвата московской агрофирмы "Косино" аппаратом полномочного представителя президента по ЦФО и руководством Москвы были приняты меры, наглухо перекрывшие мошенникам возможность прибрать к рукам чужие активы и власть над предприятием. Значит, можем, если хотим! Более подробно об этом мы еще расскажем в нашей газете...
А пока юристы осаждаемого предприятия готовятся к очередному процессу, теперь уже в Санкт-Петербурге. Еще одна иностранная компания, зарегистрированная где-то на Британских, Виргинских островах, озаботилась уже проблемой перевода привилегированных акций НКНХ в голосующие. Как говорится, продолжение следует.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников