04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КИТАЙСКИЙ СЮРПРИЗ

Каскадом неожиданностей в Венеции завершился 63-й Международный кинофестиваль. А главным сюрпризом стал китайский. "Золотого льва" жюри под председательством французской звезды Катрин Денев присудило фильму "Натюрморт" режиссера Цзя Чжанке, который был включен в конкурс в последний момент в качестве... "фильма-сюрприза".

Это очень достойная картина. Мобильная цифровая камера следует за двумя героями. Мужчина ищет дочь, которую не видел шестнадцать лет. Женщина ищет мужа, чтобы с ним развестись. Судьбы этих двух людей никак не связаны, но они вместе блуждают в почти разрушенном, перестраивающемся городе, над которым зависают тарелки и возвышаются футуристические конструкции. В городе, словно застывшем между прошлым и будущим.
Цзя Чжанке - не новичок в Венеции. Шесть лет назад его "Платформа" стала сенсацией фестиваля. В прошлом году здесь победила "Горбатая гора", хотя и представляющая Америку, но тоже снятая китайцем - Энгом Ли. И то, что опять наградили Китай, многие обозреватели связывают с тем, что фестиваль хотел поддержать кинематографистов КНР, по-прежнему работающих в условиях цензуры. Однако главным критерием для жюри оставалось качество.
Был в венецианской программе и другой китайский фильм, на мой взгляд, даже более выдающийся - "Не хочу спать одна" Цая Миньляня, снятый в Куала-Лумпуре. Его герои тоже одиноки и тоже ищут человеческой теплоты, порой пользуясь для общения самыми экстравагантными средствами. Но здесь фоном оказывается не "перестройка", а глобальная катастрофа - экологическая и гуманитарная. Люди страдают странными болезнями, ходят и даже занимаются любовью в масках, отовсюду сочится вода "всемирного потопа".
Это - одна из венецианских картин-антиутопий. Другая, снятая в Великобритании мексиканцем Альфонсо Куароном, называется "Дитя человеческое". Там мир находится под властью террористов, а люди разучились воспроизводить себе подобных. Миссия главного героя фильма - спасти любой ценой негритянку, мадонну нового времени, вынашивающую дитя и способную подарить человечеству надежду.
Тревожный, а порой и катастрофический акцент был на фестивале главным.
Да и сам фестиваль проходил в этом году в довольно напряженной атмосфере. С одной стороны - конкуренция нового Римского фестиваля, который начнется через месяц. С другой - политические протесты, которые то и дело вмешивались в ход фестивальной жизни. То демонстрацию устраивали "Тамильские тигры", недовольные тем, как освещают этнический конфликт в Индии крупные мировые телекомпании. То - в последний день - остров Лидо заполнили антиглобалисты, не любящие все большое и международное вообще, и Венецианский фестиваль в частности. Тем не менее он прошел, по общему ощущению, успешно и не скатился в хаос.
И здесь были большие звезды: Сандра Баллок, Скарлетт Йоханссон, Джеки Чан, Джош Хартнетт, Мерил Стрип. В конкурсе собралось немалое количество достойных фильмов: назовем хотя бы последнюю работу французского классика Алена Рене "Сердца" ("Серебряный лев" за режиссуру), "Засуху" Махамата Салеха-Харуна из Чада (спецприз жюри) и "Новый мир" итальянца Эмануэле Криалезе ("Серебряный лев" за фильм-событие).
Актерские награды оказались неравноценными. Сыгравшая Елизавету Вторую в фильме "Королева" Хелен Миррен (между прочим, по фамилии своих предков - Елена Миронова) стала настоящей королевой фестиваля и царила на сцене под гром овации, когда ей вручала "Кубок Вольпи" член жюри Чулпан Хаматова. А вот аналогичный кубок Бену Аффлеку был воспринят как неизбежный реверанс королям Голливуда. Аффлек сыграл артиста, который прославился в 50-е годы как телесериальный супермен, а потом погиб при загадочных обстоятельствах. Для этой роли актер набрал 20 килограммов веса, однако другими профессиональными достижениями не блеснул.
Как обычно бывает на больших фестивалях, далеко не всем хорошим фильмам хватило наград. К сожалению, среди последних оказалась и наша "Эйфория" Ивана Вырыпаева - драма о безрассудной страсти, сметающей все на своем пути. Это кинопроизведение было с энтузиазмом встречено публикой, но раскололо профессионалов. Судя по итальянской прессе, одних "Эйфория" покорила, других возмутила своим негативизмом, но в любом случае не оставила места равнодушию и заинтриговала фестивальную общественность. Фильму был вручен приз Leoncino d'Oro ("Золотой львенок"), присуждаемый жюри из 26 молодых людей. Этот приз, выражающий мнение молодых продвинутых зрителей-киноманов, считается знаковым, он не раз предрекал его обладателям большое кинематографическое будущее. "Эйфорию" назвали и в числе трех фильмов-фаворитов конкурса "Лев будущего - приз Дино де Лаурентиса", однако единственный приз в этой программе (сопровождаемый суммой 100 000 евро) достался картине "Хадак", поднимающей проблемы экологии.
Сложилось странное ощущение, что Венеция открыта новому российскому кино, но вместе с тем еще не готова к нему в такой степени, как к китайскому. Дело в том, что китайцы штурмуют фестивальные твердыни целенаправленно, а мы - какими-то рывками. Три года назад в Венеции победило "Возвращение" Андрея Звягинцева, и, похоже, до сих пор этот сюжет отыгрывается в противоположную для нас сторону. Тем не менее "русские идут": в этом году наших фильмов было значительно больше, чем обычно. Это и "Свободное плавание" Бориса Хлебникова в программе "Горизонты", и "Остров" Павла Лунгина, закрывавший фестиваль. Правда, количественно своей массой новое кино было подавлено старым - программой из 18 советских киномюзиклов - от "Веселых ребят" Григория Александрова до "Романса о влюбленных" Андрея Кончаловского. И это тоже было очень полезно, потому что вместе с историей национальной кинематографии фестивальная публика глубже постигает и ее сегодняшнее состояние.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников