По-соседски, на понятном языке

На Сечина, считают эксперты, могут быть возложены обязанности кураторства российско-белорусского сотрудничества. Фото: РИА Новости

Глава госкомпании «Роснефть» Игорь Сечин, похоже, становится куратором экономических связей России и Белоруссии


«Мы хотим проблему решить, а не загонять ее в тупик, что очень легко сделать», — сказал Владимир Путин о конфликте, который привел к аресту в Минске российского гражданина, гендиректора компании «Уралкалий» Владислава Баумгертнера. Решать проблему взялся президент компании «Роснефть» Игорь Сечин.

Он уже встретился с президентом Белоруссии Александром Лукашенко и главой «Белнефтехима» Игорем Жилиным, чтобы восстановить поставки нефти на Мозырский и Новополоцкий нефте-перерабатывающие заводы, куда помимо «Роснефти» сырье поставляли компании «Газпромнефть», «ЛУКОЙЛ», «Башнефть», «Русснефть», «Русьвьетпетро», «Сургутнефтегаз» и «Татнефть». Ранее Минск был проинформирован о сокращении сентябрьских поставок на 400 тысяч тонн — из-за ремонта нефтепровода «Дружба». Общее снижение за весь 2013 год предполагалось в размере 4,5 млн тонн. Игорь Сечин объявил, что сентябрьское снижение в действительности окажется меньше — «Роснефть» прокачает все свои 170 тысяч тонн.

Белорусские хозяева и гость из Москвы обсудили также вариант будущих связей, при котором российская госкомпания может стать единственным поставщиком всей нефти, поступающей в Белоруссию (23 млн тонн) в статусе «спецэкспортера». В случае реализации идеи с будущего года все белорусские НПЗ заключат нефтяные контракты только с «Роснефтью», а российским компаниям придется поставлять туда свой товар тоже через «Роснефть». Зато госкомпания будет гарантировать соблюдение всех договоренностей обеим сторонам. И, что немаловажно в нынешней ситуации, станет авторитетным посредником в случае возникновения каких-либо других проблем.

Но это лишь первый этап. В дальнейшем, как считают эксперты, на президента «Роснефти» Игоря Сечина могут быть возложены обязанности неформального кураторства российско-белорусского сотрудничества по широкому кругу базовых вопросов. В том числе условий работы российских фирм на белорусской территории (к примеру, «ЛУКОЙЛ» занимает 18% местного розничного рынка нефтепродуктов), а также участия российского бизнеса в приватизации крупнейших предприятий республики — МАЗ, БелАЗ, «Гродноазот» и других. Задача эта непростая, ибо в Белоруссии есть влиятельные силы, относящиеся весьма негативно к покупке бизнесменами из России важнейших сегментов белорусской экономики вообще и государственной в частности (а госсектор составляет там около 85%).

По сути дела, речь идет об установлении российско-белорусских деловых отношений по новой схеме — «один на один». С белорусской стороны их будет определять глава республики (что фактически происходит и сейчас), с российской стороны — политик-тяжеловес федерального масштаба, связанный доверительными отношениями с главой государства. То есть между странами появится своего рода прямой провод, который должен упростить решение различных спорных вопросов без применения словесных угроз устами политологов и экспертов или подкладывания кнопок на стул в виде неожиданно обостряющихся требований санитарно-эпидемиологического, процессуально-технического или иного характера.

Этим же путем, как утверждают эксперты «Труда», можно будет решить и «вопрос Баумгертнера» вместе со всем комплексом «калийных проблем». Сразу после визита в Минск Игоря Сечина из соседней республики донеслась информация об уже рассматриваемых нескольких вариантах декриминализации возбужденных дел и даже восстановления сотрудничества в этом бизнесе на тех или иных условиях. Это показывает, что глава «Роснефти» не только умеет договариваться с акулами мирового бизнеса — крупнейшими нефтяными транснациональными корпорациями, — но и выступать посланником доброй воли в ближайшем заграничье.

Теоретически можно идти другим путем — экономического давления на куда более слабого партнера. Один лишь отказ от поставок в Белоруссию российской нефти способен поставить республику на грань финансовой катастрофы: там уже пробовали закупать для переработки венесуэльскую и азербайджанскую нефть и получили убытки в размере около 1,5 млрд долларов. Но не забудем, что с Белоруссией мы ближайшие соседи, а с белорусами — народы-братья. У нас общая оборона и общие пути в Европу: через Белоруссию (по общей железнодорожной колее и автострадам) в Россию идет более 30% европейских товаров. Белорусское молоко (9 млн тонн) составляет почти половину ежегодного молочного импорта в РФ: сухое и концентрированное молоко, сыр, сливочное масло. Белорусское мясо и колбасы не залеживаются на прилавках российских магазинов, успешно конкурируя благодаря низкой цене и высокому качеству с другими импортерами и отечественными производителями. Перечисление можно продолжать долго.

Не менее важно, что без Белоруссии теряет практический смысл создание Таможенного союза и Евразийского пространства, которое мы строим долго и трудно, но уже с немалой экономической и политической выгодой. На этом пути немало трудностей во взаимоотношениях, и не только с Белоруссией, но и с Казахстаном, а также с уже принимаемой в общую таможенную семью Киргизией и следующей в очереди Арменией. У каждой страны свои порядки, свои национальные и государственно-политические особенности. Без конфликтов с соседями не бывает, но в любых ситуациях рубить концы — это наихудший вариант. Куда перспективнее наводить новые мосты.

Вчера в российском правительстве была запланирована встреча с белорусской делегацией. В разгар конфликта из нашего Белого дома звучали угрозы перекрыть соседям краник, резко сократив поставки нефти на белорусские нефтезаводы. Вчера вице-премьер Аркадий Дворкович намеревался предъявить белорусскому коллеге конкретные предложения по корректировке соответствующих межправительственных соглашений. Однако в последний момент встреча была перенесена на неопределенный срок и без официальных комментариев. Хотя о причинах догадаться несложно.

Голос

Михаил Делягин, директор института проблем глобализации

— О нормализации межгосударственных отношений рано делать выводы, надо подождать, как дальше будут развиваться события. Напомню, что Игорь Сечин с самого начала выступал резко против ограничения поставок нефти в Белоруссию — просто потому, что это наносит ущерб «Роснефти», которую он возглавляет. Но и помимо этого Сечин выступает одной из движущих сил восстановления постсоветского экономического пространства с учетом ведущей роли России. В этом отношении он является принципиальным противником либерального клана. Этот клан обслуживает глобальные монополии, в чьих интересах — осуществить развал Таможенного союза и не допустить реинтеграции на постсоветском пространстве. Во время визита Сечин работал как председатель совета директоров крупнейшей государственной компании, то есть фактически интегрировал в себе государственные и нефтяные интересы. И надеюсь, что этот формат позволил найти устраивающий всех выход из положения. Да, это еще не точка, напряженность сохраняется большая, санкции против белорусских товаров не отменены. Но эскалация кризиса прекращена — это уже факт. И надеюсь, что в ходе визита найден устраивающий и нас, и белорусов выход из положения.

 

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?