09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОД ЧУЖИМ ЗНАМЕНЕМ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 13 Октября 2004г.
В последний раз Томас Фишер позвонил своему отцу за два месяца до гибели в 2800 километрах от родного дома в городке Блаубойрен, в 20 километрах от чужого города Грозный: "Папа, я тебя очень люблю и скоро вернусь". Раньше бы ему подумать о родительском крове, о коварных "друзьях", о загубленных детях и стариках, о собственной душе, опутанной предрассудками.

Он оказался первым немцем, сложившим голову в бою российского спецназа с чеченскими боевиками. Отец два месяца пытался обнаружить хоть какие-то следы сына, звонил знакомым, заходил в местную мечеть, перечитывал старые письма сына. Все безуспешно, пока ему не сообщили, что у одного из убитых бандитов обнаружен паспорт на имя Томаса Фишера, родившегося в Блаубойрене 6 января 1978 года.
Долгое время семья Фишеров жила счастливо. Отец, классный механик, хорошо зарабатывал, ни Томас, ни обе его сестры не ведали печали. Правда, застенчивый паренек страдал расстройством речи, и пришлось ему поначалу пойти в спецшколу и лишь потом перевестись в обычную. Одноклассники чурались странного ученика, и дружил с ним только турок Еркан, который тоже слыл изгоем в классе.
К удивлению учителей, Томас после окончания школы одолел специальность механика и нашел приличную работу. Вскоре встретил и первую девушку, подошел к ней в кафе, протянул записку с номером телефона и сказал: "Подумай хорошо перед тем, как мне позвонить. Я только за серьезные отношения". Она позвонила на следующий день.
Все вроде складывалось по-людски. Позже она вспоминала: "Томас хотел много детей, он очень нежно относился к чужим малышам". Исчезнут навсегда самые простые человеческие чувства, когда приведут неправедные пути Томаса из верующей католической семьи к исламским радикалам.
Отец видит свою вину, поскольку был-де "слишком либерален". Спохватился, когда сын прочно связал свою судьбу с мусульманской общиной. Рассчитывал, что служба в бундесвере наставит парня на путь истинный, но и армия не помогла, научила его лишь боевым навыкам. Томас после бундесвера все время пропадал в информационном исламском центре в Ульме, подвергаясь усиленной психологической обработке. Работу забросил, с невестой начались скандалы. Томас требовал, чтобы она называла его по-арабски "львом", носила широкие платья, закрывала лицо паранджой и голову платком.
Разрыв стал неизбежным, и он улетел в Судан, вскоре женившись на турчанке. Вернувшись домой, втайне от родителей и сестер стал готовиться к переброске в Чечню вместе с четверкой других членов мусульманской общины из Ульма. Трое позднее погибли, один пропал без вести. Дома Томас сказал, что отправляется в Турцию, через несколько дней прислал открытку из Стамбула: "Дорогие родители, как у вас дела? У меня все в порядке, немного не ладится с работой. Но Бог поможет. До скорой встречи, я люблю вас".
Щадит родителей, а сам уже после подготовки в спецлагере шагает по чеченским лесам - открытку для маскировки из турецкой столицы отправили бенладеновские инструкторы. Весточки и потом приходили из разных городов, но никогда с чеченским адресом. Так бы и думал отец, что кочует его сын по арабским странам в поисках интересной работы, если бы не сообщение через министерство иностранных дел о трупе после боя под Грозным с паспортом на имя Томаса Фишера.
В семье траур, родные мечтают лишь получить останки сына и брата, захоронить его по христианским обычаям, чтоб хоть на том свете разлучить с исламскими изуверами, затащившими в свою банду и погубившими, видимо, доброго и доверчивого от природы парня. А община продолжает существовать, и в ее недрах экстремистские исламские группировки вербуют кандидатов в террористы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников